Уральская аномалия

Политика
Москва, 21.05.2007
«Эксперт» №19 (560)
Заставить чиновников работать по закону трудно, но вполне возможно. Об этом свидетельствует опыт екатеринбургских активистов

«Настоящих буйных мало — вот и нету вожаков», утверждал Высоцкий, но это было сказано явно не про Урал. После поездки в Екатеринбург стало ясно: гражданское общество в России будет прирастать Уралом, поскольку есть ощущение, что количество социально и политически активных граждан там на порядок выше, чем в других регионах. И то, что такой мощный и самобытный лидер, как первый президент России Борис Ельцин, родом из этих краев, тоже не кажется случайностью.

В советские времена Свердловская область лидировала в СССР по уровню преступности, по уровню образования граждан и по уровню индустриализации. В перестроечную эпоху из этой гремучей смеси родились знаменитая на всю Россию уралмашевская ОПГ и реально независимые профсоюзы. С тех пор первая уже прекратила свое существование и понемногу забывается, а вторые все так же активны. Об их деятельности убедительно говорит такой, например, случай: несколько лет назад в Екатеринбурге была назначена встреча немецкого канцлера Шредера, президента России Путина и губернатора Росселя, чем воспользовался шахтерский профсоюз, назначив именно на эти дни свою забастовку. И власти ничего не могли с этим поделать. Вся область, как говорится, стояла на ушах, и 16 каналов телевидения показывали все это с утра до вечера. В итоге зарплату бастующим подняли быстро и на хороший уровень. Где еще в России можно видеть такое?

Но уральцы умеют защищать свои права не только с помощью шумных акций. Статистика свидетельствует: в Свердловской области системный рост обращений граждан в суды регистрировался еще в середине 90-х годов, нарастая год от года в десятки раз, чего нельзя было сказать про другие регионы. Если, скажем, в Тюменской области, тоже известной своими демократическими традициями, на одного судью сегодня приходится в среднем по сто исковых заявлений, то в Свердловской области — по тысяче. Эту беспрецедентную активность возглавляют и направляют местные лидеры, с двумя из которых мы хотим вас познакомить.

Глава 1. Городской сумасшедший

«Почему городской сумасшедший? Потому что нормальные люди делают то, что приносит им деньги. А я делаю вещи, за которые сам же плачу и которые мне приносят лишнюю головную боль — иначе не получается. И на общем фоне я выгляжу действительно как сумасшедший, поскольку суюсь во все. Мэр Екатеринбурга так меня и зовет», — поясняет происхождение своего реноме Дмитрий Головин. По образованию он экономист, получивший диплом в два этапа, в промежутке между которыми отслужил в армии (кстати, убежден, что ничего особенно страшного там не происходит), а по социальному статусу — типичный представитель малого бизнеса.

Вот уже десять лет Головин держит предприятие «Прокат строительных инструментов». Не сказать, чтобы золотое дно: более чем скромный офис на первом этаже жилого дома, четыре точки проката в спальных районах города и 250 тысяч долларов валового дохода. Однако «ИП Головин» собой гордится: ему первому и, похоже, единственному в регионе (а может, и во всей стране) пришло в голову оказывать

У партнеров

    «Эксперт»
    №19 (560) 21 мая 2007
    Официальная дипломатия
    Содержание:
    Не по праву силы

    Результаты поездки президента Путина по странам Средней Азии свидетельствуют об успешном для нас старте нового раунда борьбы за транзит каспийских углеводородов. За лояльность России продавцы углеводородов выжмут из нее множество уступок

    Разное
    Обзор почты
    Реклама