Поделили атом

Анна Турулина
28 мая 2007, 00:00

В атомном бизнесе появился новый игрок — принадлежащая Виктору Вексельбергу компания «Ренова». С этого года начнутся массовые заказы государства на атомные энергоблоки

«Ренова» вошла в российский атомный бизнес после покупки доли в компании «ЭМАльянс-Атом», сделка завершилась на прошлой неделе.

«ЭМАльянс-Атом» — это СП, созданное в мае прошлого года госкорпорацией «Атомэнергомаш» и частной компанией «ЭМАльянс» на базе активов последней. «ЭМАльянс-Атому» принадлежит 78,9% акций завода «ЗиО-Подольск» — единственного в России производителя парогенераторов для атомных электростанций, и 96% инжиниринговой компании «Зиомар». После закрытия сделки контроль в СП (50% плюс одна акция) остался у государства, доля частного капитала тоже не изменилась, только самих «частников» теперь стало два. С одной стороны это «Ренова» с Виктором Вексельбергом, с другой — холдинг «ЭМАльянс», созданный на обломках Группы МДМ и ныне ассоциируемый с бизнесменом Евгением Туголуковым.

Надо отметить, что все сделки, связанные с переходом из рук в руки атомных активов, совершенно непрозрачны. Не стала исключением и покупка «Реновой» доли в СП «ЭМАльянс-Атом». Сумма сделки неизвестна. Даже пакетом в СП «ЭМАльянс» владел через аффилированную компанию «Теганбэй Инвестмент Лимитед», 50% которой и купила «Ренова».

Фактически «ЭМАльянс» и «Ренова» теперь контролируют по 25% «ЭМАльянс-Атома». Корпоративный директор «ЭМАльянса» Иван Шевченко пояснил «Эксперту», что по вопросам, касающимся «ЭМАльянс-Атома», партнеры будут принимать согласованные решения. На самом деле равноправность здесь уже не важна. Структура собственников в атомной отрасли приближается к структуре, устраивающей государство — главного игрока и одновременно рефери на этом рынке.

Братья по атому

В обеих компаниях нам подтвердили, что дружеские отношения между «Реновой» и «ЭМАльянсом» установились достаточно давно. Более того, оказалось, что «Ренова» уже три года обладала опционом на покупку части активов «ЭМАльянса» (неизвестно, правда, каких именно). Собственно, в 2004 году самого «ЭМАльянса» еще не существовало, а была компания «Ринако» — отколовшаяся от Группы МДМ структура, принадлежавшая бизнесмену Евгению Туголукову. Евгений Туголуков попытался на основе «Красного котельщика», крупнейшего в стране производителя котлов для тепловых электростанций, создать собственный энергомашиностроительный холдинг, скупив на рынке части некогда единого Подольского машиностроительного завода (а именно «ЗиО-Подольск» и инжинирингового и проектно-конструкторского центра «Зиомар») и 22% новосибирской инжиниринговой компании «Сибкотэс». В 2005 году все эти активы были переданы в новую компанию «ЭМАльянс», капитал которой на 100% контролировал г-н Туголуков и которую он и возглавил. К тому моменту стало ясно, что никаких самостоятельных и независимых от государства игроков на атомном рынке не будет. Поэтому Туголуков принимает единственно правильное решение — с выгодой перепродать активы в пользу государства. Как нам рассказали в компании «Ренова», в 2005 году возникла идея частно-государственного партнерства в сфере атомного энергетического машиностроения. Для этого государственной компанией ТВЭЛ была создана 100-процентная дочерняя структура «Атомэнергомаш», которая выкупила у «ЭМАльянса» контрольный пакет в СП «ЭМАльянс-Атом». По неофициальным данным, размер сделки составил порядка 55 млн долларов.

Но бизнесмен Туголуков смог найти покупателя и на миноритарный пакет в этом СП — «Ренову». В «Ренове» пояснили, что сделка с «Атомэнергомашем» была с ними согласована, однако они не стали входить в капитал СП до завершения всех юридических процедур. И вот спустя три года «Ренова» наконец-то стала партнером «ЭМАльянса». Небольшой размер пакета, к которому фактически получила доступ «Ренова», ее не смущает: по словам пиар-представителя, она и так будет иметь возможность влиять на стратегию развития «ЭМАльянс-Атома».

В итоге атомные активы Туголукова оказались в руках того, у кого и должны быть: контрольный пакет — у государства, спешащего начать атомную инвестпрограмму; миноритарный — у тех бизнесменов, которые готовы работать с государством на его условиях и которых не пугает ни перспектива потери независимости в вопросах выработки стратегии, ни необходимость серьезных инвестиций ради получения прибыли от госзаказов. Очевидно, что структуры Виктора Вексельберга наиболее полно отвечают этим условиям, и его появление в капитале «ЭМАльянс-Атома» понятно и в некоторой степени даже неизбежно.

Строить и строить

Стратегический контроль, вероятно, обошелся «Ренове» не очень дорого. Сумма сделки не раскрывается, однако, по мнению Кирилла Таченникова, аналитика брокерского дома «Открытие», стоимость пакета не превысила 35–40 млн долларов. Севастьян Козицын из инвестиционной компании «Брокеркредитсервис» оценил 25% «ЭМАльянс-Атома» в 75 млн долларов, но добавил, что «Ренова» могла получить существенный дисконт.

Разницу в оценках можно объяснить тем, что отрасль атомного энергомашиностроения довольно закрыта и недооценена. По мнению Козицына, она имеет огромный потенциал роста, что, собственно, и объясняет желание «Реновы» закрепиться в этой сфере.

Согласно Программе развития атомного энергопромышленного комплекса России до 2015 года, принятой в октябре 2006 года, в конце означенного периода должно быть построено десять новых атомных блоков общей установленной мощностью не менее 9,8 ГВт. На всю программу должно быть потрачено порядка 57 млрд долларов, 26 млрд выделены из госбюджета. К тому же Россия имеет обязательства по возведению еще пяти атомных блоков за рубежом. Для сравнения: за последние пятнадцать лет у нас было построено всего три атомных энергоблока и примерно столько же за границей. Естественно, возникает вопрос, как осуществить намеченную программу.

Правда, в «Атомэнергомаше» генеральный директор компании Кирилл Комаров заверил нас, что «ЭМАльянс-Атом» «полностью готов к производству двух комплектов оборудования для АЭС в год, а после реализации к 2010 году инвестиционной программы “ЭМАльянс-Атом” будет способен ежегодно выпускать не менее четырех комплектов оборудования». Фактически планируется вернуть завод к его установленным мощностям. «Когда-то “ЗиО-Подольск” мог производить пять комплектов оборудования для АЭС, но рекордные четыре завод собрал только один раз и то еще в 70-е», — пояснил Севастьян Козицын.

Инвестпрограмма «ЭМАльянса» на ближайшие четыре года — 120 млн долларов в развитие и модернизацию предприятий. Г-н Туголуков подтвердил «Эксперту», что деньги от продажи пакета «пойдут на развитие компании». Потенциально крупных инвестиционных вложений можно ждать и от «Реновы»: собственно, для этого ее и «брали в долю».

По всей видимости, Виктор Вексельберг делает более крупную ставку. Сейчас идет оценка атомных активов Объединенных машиностроительных заводов (ОМЗ) — «Атомэнергомаш» рассматривает возможность в дальнейшем присоединить эти активы к промышленному альянсу. Если это произойдет, то появится новый промышленный гигант — атомный машиностроительный холдинг, чья капитализация, по оценкам Евгения Туголукова, составит не менее 4–5 млрд долларов. А г-н Вексельберг имеет шансы стать, по крайней мере, его миноритарным акционером, купив долю в одной из дочерних структур, и, таким образом, игроком сразу в нескольких областях атомной индустрии. Ведь «Ренова» уже владеет лицензиями на разработку урановых рудников в Намибии и Габоне. В январе она стала единственным частным партнером с государственным экспортером урана — компанией «Техснабэкспорт» по совместной разработке рудников в Азии и Африке, а в феврале 2007 года приобрела ураноперерабатывающее предприятие в Киргизии — Кара-Балтинский горнорудный комбинат.