Русский народный яцц

Культура
Москва, 11.06.2007
«Эксперт» №22 (563)
Четвертый фестиваль с помещичьим титулом «Усадьба-джаз», прошедший в Архангельском, расширял джазовый плацдарм упорно, но явно не считаясь с организационными потерями

Эмоциональная окраска всякого музыкального события складывается из четырех факторов. Это уровень исполнителей, уровень аудитории, уровень организации и общий фон окружающего пространства-времени. А джазовый фестиваль — вообще штука особая. В филармонии аплодисменты между частями произведения — дурной тон. Если звучит джаз и после импровизации солиста публика не поддерживает его, плохо дело: или c аудиторией не то, или с музыкантом. Джаз хорошо себя чувствует и в прокуренном ресторанишке с танцполом, и на филармонической сцене. Но порой ему трудно пробиться к слушателям, а слушателям — к нему. Четвертый международный фестиваль «Усадьба-джаз» в подмосковном Архангельском вызывал одни ощущения в начале, другие — ближе к финалу и третьи — по прошествии пары дней, по зрелом размышлении. Порядок этот для вящей объективности сохранен и ниже: курсив — это мысли с места, обычный шрифт — то, что появлялось постфактум.

Дюк Макаревич и Диззи Кортнев

«Усадьба-джаз» — это нелепость. Князь Юсупов с саксофоном. Купивший билет или имеющий право прохода — джазовый помещик. Смешно.

Программа. Сколько раз приходилось бывать на фестивалях в разных странах, на разных уровнях, никогда поп-музыкой публику никто не заманивал и не опускал пафос события до уровня ширпотреба. Что за бред? При аккредитации сунули в руки бумажку, где оговаривались правила для журналистов и порядок организации интервью с «хедлайнерами». В списке «хедлайнеров» из семи человек джаз играют только четверо, на первой позиции стоит Макаревич, за ним — Кортнев. И первый не Эллингтон, и второй не Гиллеспи. Джаз-то тут при чем? И кстати, ни одного российского джазмена в списке не было. Хамство.

И вправду, первый день вызвал легкую оторопь. В программе значились фамилии и названия, к джазу не имеющие никакого отношения. При всем уважении к Макаревичу и его «Креольскому танго», а также к «Несчастному случаю» и некоторым другим исполнителям, представленным в усадьбе, в джазе они — слушатели.

Такой состав участников вызывал и удивление, и раздражение порой. Но не все так просто. Можно сколько угодно требовать от организаторов фестиваля исключительно джазового «рафинада», не пускать никого из поп-музыкантов на площадки, но тогда, наверное, свое главное предназначение фестиваль бы не выполнил. Фестиваль на открытом воздухе — место отдыха. К джазовой свободе восприятия, общения, легкости выражения эмоций нужно привыкнуть, хорошему вообще всегда нужно учиться. Организаторы фестиваля (агентство «Арт-мания») нашли свой выход из ситуации. В Архангельском разная музыка звучала на разных площадках. И в результате аудитория любителей джаза благодаря этому фестивалю, несомненно, выросла.

Но то, что звезды российского джаза не попали в злокозненный список «хедлайнеров», — это неверно. То, что журналистам не представили отечественных исполнителей в соответствии с их мастерством, — неприятная, некрасивая ошибка. Конечно, Андрея Макаревича знает больше слушателей — и больше журналистов. Но ведь в список попали все зарубе

У партнеров

    «Эксперт»
    №22 (563) 11 июня 2007
    Финансовые центры
    Содержание:
    Время Лондона

    В схватке за звание мирового финансового центра номер один постепенно побеждает Лондон, прежде всего благодаря более либеральному законодательству

    Обзор почты
    Неизвестный русский бизнес
    Наука и технологии
    Реклама