Найти себя

27 августа 2007, 00:00

Всем участникам ШОС еще предстоит сопоставить свои цели с интересами партнеров, входящих в «шанхайскую шестерку», чтобы эта организация стала способна решать стратегические задачи, считает Сергей Маркедонов, заведующий отделом проблем международных отношений Института политического и военного анализа

— На ваш взгляд, какой из вариантов развития выберет ШОС — формирование военно-политического блока или создание политико-экономической организации?

— Для того чтобы сделать выбор в пользу военно-политической организации, необходимо некое единство целей. Почему НАТО была эффективна и успешна в период борьбы с советским блоком? Потому что было единство цели. Когда единство нарушается и цели неясны, НАТО сразу превращается в структуру не слишком эффективную. Смешно слышать, какие цели они выдвигают сегодня: борьба с международным терроризмом, распространением оружия массового уничтожения. Очевидно, что НАТО в том виде, в котором существует альянс, эти задачи решать не может.

Поэтому главная задача ШОС, да и любой подобной структуры — единство целей. Сейчас в Шанхайской организации пытаются объединиться Индия и Пакистан, Китай и Россия. Конечно, их объединяет неприятие диктата англосаксонского мира, но этого мало, чтобы структура ШОС стала эффективной. У стран Центральной Азии, например Киргизии и Таджикистана, различные взгляды на развитие приграничных территорий. То же касается Индии и Китая. В стратегическом плане Иран и Россия имеют больше расхождений, чем общего. Сейчас возникло некое ситуативное сближение, но оно происходит на фоне неприятия неадекватной американской политики.

Если говорить, например, о ГУАМе (Грузия, Украина, Азербайджан, Молдавия), то там объединились обиженные. Но даже обиды бывают разные. У каждого члена ГУАМа своя степень обиды, свой список претензий, свой уровень готовности к кооперации. В случае с ШОС точно так же. У ее участников разные претензии к США, Великобритании. У каждого своя степень взаимного притяжения и отталкивания.

— Но при этом общие задачи должны же быть?

— Как сказать. Возьмем последний саммит в Киргизии. Председатель КНР выступает и говорит прежде всего об экономической сфере. Для КНР членство в ШОС — средство легитимации ее присутствия в Центральной Азии, возможность избежать обвинений в гегемонизме. Президент России говорил о безопасности и борьбе с терроризмом. Но по вопросу борьбы с терроризмом Россия с Ираном наверняка разойдутся во мнениях.

А Казахстан боится Китая. Я был не так давно в Казахстане, и мне говорили, что будут с русскими дружить, лишь бы держать КНР в рамках.

Ирану же Шанхайская организация, ставшая уже вполне заметной структурой, нужна как механизм, который позволит не быть маргиналом. Ради этого Тегеран даже готов рассмотреть некие льготные условия для членов ШОС по добыче нефти в Иране.

— А Индия с помощью ШОС планирует наладить отношения с КНР…

— В принципе отношения уже налаживаются. Индии нужны сухопутные выходы на нефть в Центральной Азии и России. Но совсем замириться сложно — два слона на одном столе не танцуют.

— А можно ли ШОС сопоставить с НАТО? Учения в Чебаркуле солидные получились.

— Не дотягивает эта организация еще. У ШОС есть демографический и экономический потенциал, но эта организация никакой международной проблемы еще не решила, сравнивать пока не с чем. НАТО решила проблему войны в Европе: Англия и Франция не воюют, Франция и Германия не имеют пограничных споров, Турция и Греция не воевали, хотя не раз оказывались на грани конфликта. Это результат натовской политики. Поглощение Восточной Европы в какой-то степени тоже успех НАТО. Вот если Индия и Пакистан помирятся благодаря ШОС, тогда мы скажем: есть результат.