Шахтеров подсаживают на химию

Влас Рязанов
кандидат географических наук
17 сентября 2007, 00:00

Немецкий холдинг RAG проводит реструктуризацию. Это часть плана местного правительства — в ходе ликвидации угольной отрасли переложить часть социальных обязательств властей на плечи химического бизнеса

Холдинг RAG (Ruhrkohle Aktiengesellschaft) — единственный поставщик угля в стране. В среду 12 сентября правление RAG объявило о реорганизации собственной структуры и объединении принадлежащих ему активов в химии (Degussa), энергетике (STEAG) и недвижимости (RAG Immobilien) в новую компанию Evonik Industries. В новую структуру не войдут убыточные угольные активы, ныне финансируемые правительством. Разбираться же с проблемами угольщиков теперь будет специально созданный фонд, которому и отдадут контрольный пакет акций Evonik. Деньги на закрытие шахт и пособия шахтерам этот фонд должен заработать сам либо за счет продажи акций Evonik, либо за счет дивидендов этой компании. Впрочем, фонд может надеяться и на госфинансирование.

Почему же частной компании RAG приходится заниматься социалкой? Немецкое правительство поступило довольно грамотно. Если раньше оно прямо тратило деньги на шахтеров и шахты, то теперь решило «эту лавочку прикрыть». И реципиент дотаций, RAG, был вынужден сам придумать такую схему своей реструктуризации, при которой у компании остается шанс на государственное вспомоществование. Однако теперь и RAG, и новой структуре придется поработать как следует. Evonik — над капитализацией, для чего после вывода за баланс убыточного угля уже созданы все условия. А RAG — над своими прямыми обязанностями, быстрейшей ликвидацией угольной отрасли страны вместе со всеми ее проблемами. Ведь к 2018 году финансовая помощь властей, направленная на поддержку угольщиков, будет почти полностью остановлена.

Будут ли пострадавшие? Уже есть. Это химический бизнес Degussa, вынужденный тратить часть прибыли на шахтеров, а не на собственное развитие.

Деньги — в шахты

Дотации угольной отрасли в Германии состоят из нескольких частей и включают в себя собственно субсидирование производственной деятельности (покрытие разницы между себестоимостью добычи угля и его рыночной ценой), а также возмещение затрат на закрытие шахт, выплату пенсий и пособий бывшим шахтерам и поддержание законсервированных выработок в безопасном состоянии. Решение подобных вопросов в России было радикальнее, однако в Германии у шахтерской проблемы политическая составляющая оказалась намного более весомой. Дело в том, что бывшие и нынешние труженики забоя являются ценным электоральным ресурсом для СДПГ, в бытность которой у власти дотации угольщикам доходили до 5 млрд евро в год (вдвое больше, чем сейчас). Кстати, возглавляет RAG бывший министр экономики в правительстве Герхарда Шредера — Вернер Мюллер.

После смены власти в Германии господдержку угольной отрасли (как, впрочем, и ряда других направлений экономики) было решено сократить. Однако СДПГ, мобилизовавшая профсоюзы на сопротивление планам правительства, добилась того, что, во-первых, дотации будут сокращаться постепенно и сойдут на нет только через десять лет (вместе с самой добычей угля, замещенной импортными поставками), а во-вторых, часть бремени социальных расходов будет переложена на нынешнего собственника шахт, то есть RAG. В ходе реструктуризации холдинга этими задачами будет заниматься специально созданный фонд, который станет собственником Evonik и наполняться будет за счет ее прибыли.

Значительный объем средств новая компания планирует получить в ходе IPO на Франкфуртской бирже — провести его предполагается в следующем году. Это решение было не единственным для RAG способом привлечения денег. Совсем недавно холдинг мог их получить — с Degussa была готова объединиться другая немецкая химическая компания, Lanxess. Однако, по словам главы Degussa Клауса Энгеля, эта сделка была отвергнута, поскольку руководство RAG посчитало, что сможет увеличить капитализацию активов, если будет продавать их не по частям, а вместе (динамичная химия плюс стабильные, но не очень доходные энергетика и недвижимость), и что стратегия развития Degussa ориентирована на более инновационные и высокорентабельные виды деятельности, чем у Lanxess (см. график 1).

Не исключено, что не последнюю роль в решении сохранить Degussa в составе RAG сыграло желание холдинга получать стабильный доход для перечислений «угольному» фонду вместо того, чтобы сразу наполнить его деньгами, вырученными в ходе возможной продажи Degussa корпорации Lanxess.

Корова Evonik. Методы доения

Руководству новой компании со временем придется решать две задачи. Во-первых, найти и заинтересовать потенциальных инвесторов в приобретении ее акций. Скорее всего, это будет сделать не очень сложно: в свое время интерес к покупке Degussa помимо Lanxess проявляли многие корпорации, в том числе и российские. Во-вторых, придется подумать и о том, где взять деньги на выплаты угольной отрасли. К 2018 году на последних восьми немецких шахтах добыча будет прекращена, а вместе с ней будет урезана и финансовая помощь со стороны властей. Если сейчас Evonik тратит на поддержание «черной» части RAG около 170 млн евро в год, а государство — 2,4 млрд, то за десять лет картина поменяется. Государство намерено перевалить на плечи Evonik еще часть своих обязательств — за десять лет компания должна перечислить в фонд в общей сложности 5 млрд евро, т. е. по полмиллиарда в год.

Один из способов выжимания из Evonik денег на поддержку угольщиков — продажа фондом акций своего ключевого актива. Однако даже за половину бизнеса с оборотом в 15 млрд евро можно выручить куда больше необходимых 5 млрд. Но как фонд, официально являющийся некоммерческой организацией, будет использовать «излишки» — совершенно непонятно. (Впрочем, неясны и многие детали реструктуризации, особенно компенсация акционерам RAG за передачу активов в собственность фонда. О подробностях этих операций, вероятно, в скором времени станет известно много нового и интересного. По нашим ощущениям, часть из них может иметь коррупционный характер, так что возможно появление и скандальных новостей.)

Если же источником доходов фонда станет прибыль Evonik, то нетрудно прикинуть, во что это может вылиться. Прибыль Degussa (а две трети доходов новой компании формирует именно она) в прошлом году составила около 1,4 млрд евро (в том числе за счет продажи некоторых активов), и отчисление трети этой суммы в «угольный» фонд станет для нее тяжким бременем.

В то же время, по мнению Клауса Энгеля, развитие Evonik может происходить только по инновационному пути, требующему больших инвестиций в научные разработки. Деятельность новой компании должна быть сфокусирована на производстве новых материалов (особенно для транспортных средств и электронной техники), товаров для здравоохранения и компонентов энергетического оборудования. Особые надежды руководство корпорации возлагает на развитие нано- и биотехнологий.

Однако если на Evonik через несколько лет будет навален груз социальных обязательств перед угольщиками (а единственное, что ее связывает с угольной отраслью, — ей не повезло оказаться в RAG), то у компании могут возникнуть проблемы с улучшением финансовых показателей и привлечением инвестиций. «Социальная ответственность» в этом случае может поставить крест на перспективах развития Evonik вообще и инновационного химического бизнеса в частности.

Откуда у RAG взялась химия

Формирование конгломерата, коим сейчас является RAG, происходило на протяжении нескольких последних десятилетий. Изначально компания, созданная в 1969 году, занималась лишь добычей каменного угля. Вскоре интересы RAG естественным образом распространились на энергетику, и в состав компании вошло подразделение STEAG, занимающееся строительством и модернизацией угольных электростанций в Германии и за рубежом. С начала 1970-х добыча угля в Германии начала планомерно сокращаться (с переходом энергетики на нефть и газ), а RAG стал получателем субсидий из федерального бюджета и бюджетов земель. А главными акционерами RAG стали те, кто мог извлекать прямую выгоду из этого, то есть основные потребители угля — энергетики и металлурги (см. график 2).

Химические производства оказались в составе этого дотационного наследия немецкой индустриализации в результате череды сделок M&A. В конце 1990-х энергетические компании VIAG и VEBA включили в свой состав ряд химических активов (соответственно, Goldschmidt, SKW и Degussa, Hüls). В 2000 году состоялось объединение VIAG и VEBA в E.On, а годом позже та же судьба постигла и их химические подразделения. Новой компании оставили название одной из поглощенных структур — Degussa. Вскоре E.On занялась консолидацией энергетических активов и замахнулась на своего ближайшего конкурента в Германии — Ruhrgas. Она решила обменять 46% акций своего подразделения Degussa на 18% акций Ruhrgas, которыми обладал RAG. Согласие последнего было нетрудно получить, поскольку крупнейшим акционером RAG являлась все та же E.On (см. график 1). Сделка состоялась в 2003 году. Так Degussa оказалась у угольщиков, которые спустя три года легко довели свой пакет в ней до контрольного.