Суверенная прелесть

На улице Правды
Москва, 17.09.2007
«Эксперт» №34 (575)

Наблюдение над тем, как власть достигает высшей и безусловной свободы в своих решениях, а равно и над тем, как уже абсолютная непредсказуемость важных решений апологетами толкуется как выдающаяся добродетель, склоняет к рассмотрению известного в русской истории феномена — как получается, что число несогласных периодически возрастает от неопасного фонового уровня до совсем не безопасного и далеко не фонового.

Начнем с того, что носители освободительного сознания не монолит. Есть твердое идеологическое ядро — люди, которые будут пылать освободительной ненавистью к любой земной власти, хотя бы и самой идеальной. Будут по той причине, что всякая власть есть насилие и всякое государство есть холодное чудовище. При сниженном пороге чувствительности (тут, похоже, действует простая гауссиана, и у известной доли людей порог всегда невысок) это холодное чудовище будет ненавидимым, а то, что оно является удерживающей силой для иных, куда более страшных чудовищ, в расчет браться не станет. «Ваши попытки обмануть меня пустыми страхами и жалки, и презренны» — это честное и искреннее чувство.

Наряду с людьми, у которых таков глубинный склад натуры (и с тем ничего не поделаешь), есть люди, у которых таков склад обстоятельств. Какая-то доля неудачливых честолюбцев — а могут ли все и всегда быть удачливы? — с неизбежностью идет в катилинарии. Здесь, правда, уже нет той фатальности, как у людей с пониженным порогом. В одних случаях вспоминают рецепт «Повесить “Станислава” всем вожакам на шеи», в других случаях вешать не принято, а «Станиславов» на всех не хватит. Разве что на особо настырных, но это целиком проблему все равно не решает.

Однако и прирожденные анархисты (при случае, впрочем, способные сделаться самыми крутыми автократорами), и сформированные обстоятельствами катилинарии составляют весьма небольшую долю, что позволяет успокоенно цитировать пословицу насчет бодливой коровы и ее дефицитов, а возлюбленная тишина остается ненарушаемой. Поскольку остающееся — и при этом подавляющее — большинство в общем и целом признает необходимость власти и недостаточно склонно к экспериментам на тему «Осердясь на вшей, да шубу в печь».

Однако воспроизводящимся из века в век роковым заблуждением власти (которая, будучи безусловно необходимой, обладает свойством безусловно развращать ее носителей) является взгляд на это лояльное большинство как на неотчуждаемое имущество. А равно и взгляд на единожды и — уж тем более многажды — явленную лояльность и готовность входить в положение как на вековечную и неотменяемую народную присягу. Мы дивимся простоте (или лукавству) средневековых королей Франции, склонных раз оказанную услугу — аббатство приютило на ночь королевский двор — обращать в повинность, требуя от аббатства на основании этого оказанного им же благодеяния ежегодно поставлять ко двору столько-то бочек вина и столько-то съедобной живности, но стоит ли дивиться на Каролингов и ранних Капетингов, когда сходную властную психологию мы наблюдаем и в значительно более поздн

Новости партнеров

«Эксперт»
№34 (575) 17 сентября 2007
Отставка правительства
Содержание:
Универсальный премьер

Имя нового председателя правительства не угадал никто из наблюдателей. Но контуры политики нового кабинета просматриваются уже сегодня — функциональность в экономике и преемственность в политике

Обзор почты
Общество
На улице Правды
Реклама