Арабские финансисты наступают

Александр Кокшаров
8 октября 2007, 00:00

Через сделки с биржами США и ЕС ближневосточные финансовые центры пытаются нарастить свой вес в мире. Однако быстрому росту арабской финансовой системы может воспрепятствовать Вашингтон

В начале октября в Нью-Йорке прошла представительная конференция, темой которой стало будущее этого города как мирового финансового центра. Собравшихся поприветствовал мэр Нью-Йорка Майкл Блумберг, который высказал надежду на то, что город сохранит свои позиции ведущего финансового центра мира. На конференции обсуждались перспективы Нью-Йорка на период до 2030 года, в частности речь шла о конкурентах, перетягивающих финансовые потоки на себя.

Главным конкурентом Нью-Йорка в качестве глобального финансового центра остается Лондон («Эксперт» писал об этом в июне, см. «Реально тчк Лондон тчк»). Так, по данным на август 2007 года, доля Лондона как центра торговли иностранной валютой выросла до 34,1% (по сравнению с 31,3% в 2004 году). Доля Нью-Йорка за это же время сократилась с 19,2 до 16,6%. Уже в самом конце сентября один из ведущих американских инвестбанков, Goldman Sachs, решил перевести свой бизнес по глобальному управлению активов из Нью-Йорка в Лондон (сумма активов под управлением Goldman Sachs составляет 800 млрд долларов).

В долгосрочной же перспективе конкуренцию Нью-Йорку могут составить не только сложившиеся финансовые центры. Это показала сложная сделка, заключенная в конце сентября между американской фондовой биржей NASDAQ, биржей Borse Dubai из Объединенных Арабских Эмиратов и Qatar Investment Authority (QIA), инвестиционным фондом эмирата Катар. Сложная сделка почти на 6 млрд долларов позволяет ближневосточным финансовым центрам Дубая и Дохи серьезно заявить о своих претензиях на роль региональных финансовых центров. Этому может способствовать не только удачное географическое положение, но и доступ к огромным активам, накопленным в странах Ближнего Востока за счет экспорта нефти.

Трансконтинентальная сделка

NASDAQ, Borse Dubai и QIA осуществили сложную сделку, связанную с акциями Лондонской фондовой биржи (LSE) и скандинавской биржевой системы OMX, за контроль над которой в течение последних месяцев соревновались американская и дубайская биржи. Согласно подписанному соглашению Borse Dubai купит OMX, частью которой являются биржи Стокгольма, Копенгагена, Хельсинки, Риги, Вильнюса и Рейкьявика, за 4 млрд долларов. Затем она продаст все эти акции американской NASDAQ. За это Borse Dubai получит 20% акций в NASDAQ и 28% из принадлежавших NASDAQ акций Лондонской фондовой биржи. Кроме того, еще 20% акций LSE были приобретены Qatar Investment Authority.

«Эта сделка для NASDAQ — очень умный способ убить двух зайцев сразу. С одной стороны, они нашли покупателя своей доли в LSE по разумной цене, а с другой — смогли получить контроль над OMX, хотя Borse Dubai предложила больше, чем американская биржа», — сказал «Эксперту» Майкл Лонг, аналитик инвестиционной компании Keefe, Bruyette & Woods в Лондоне.

В 2006 году американская компания уже пыталась купить Лондонскую фондовую биржу, где ей принадлежал миноритарный пакет, но тогда это не удалось из-за сопротивления остальных акционеров LSE.

Благодаря сделке с Borse Dubai NASDAQ смогла получить выход на европейский рынок — это особенно важно в связи с растущей тенденцией ухода европейских компаний с американских бирж, вторичный листинг на которых оказывается для них слишком дорогостоящим. Попытки NASDAQ прийти в Европу стали особенно активными после слияния Нью-Йоркской фондовой биржи (NYSE), основного конкурента NASDAQ в США, с европейской биржевой системой Euronext, о чем было объявлено в мае 2006 года. Сделка с OMX даст NASDAQ контроль над семью торговым площадками в регионе Скандинавии и Балтии, где объем ежедневных биржевых торгов с 2003 года более чем удвоился.

Но куда большее значение эта сделка имеет для финансовых центров Ближнего Востока. Так, для Дубая это еще одна попытка диверсификации экономики эмирата, одного из семи составных частей ОАЭ. Правитель Дубая шейх Мохаммед бин Рашид аль-Мактум уже более десяти лет проводит политику активных инвестиций в такие сектора экономики, как недвижимость, туризм, авиационный транспорт и финансы. В частности, шагом в этом направлении стало объединение в начале августа 2007 года Дубайского финансового рынка (DFM) и Дубайской международной финансовой биржи (DIFX) в одну торговую площадку Borse Dubai. Теперь Borse Dubai станет крупнейшим акционером объединенной NASDAQ-OMX.

«Нашей главной целью является создание в Дубае биржи мирового класса, ориентированной на рост. Эта биржа должна стать центром финансирования для многих развивающихся рынков», — прокомментировал сделку председатель Borse Dubai Эсса Казим.

Qatar Investment Authority, представляющая инвестиционные интересы эмирата Катар, где находится крупнейшее в мире газовое месторождение, тоже активно приобретает иностранные активы с целью диверсификации. Как утверждается в пресс-релизе по поводу сделки, пока QIA не собирается делать попыток полностью приобрести LSE. Впрочем, со временем эта позиция может быть пересмотрена — если купить лондонскую биржу попытается третья сторона.

На восток!

В течение десятилетий главным финансовым центром ближневосточного региона был Бейрут. Однако разрушение столицы Ливана в ходе многолетней гражданской войны и конфликтов с Израилем привело к тому, что Бейрут эту роль утратил. За освободившееся место регионального лидера стали конкурировать сразу несколько центров в регионе Персидского залива.

Первым на роль финансового центра стал претендовать Бахрейн. Еще с конца 1970-х в этом небольшом островном эмирате стали развиваться страхование и исламские финансы, соответствующие предписаниям шариата. Во многом Бахрейн играл роль офшорного центра для Саудовской Аравии, финансовый сектор которой на протяжении десятилетий практически не развивался. По этой причине Бахрейн был избран в качестве штаб-квартиры центрального банка Совета экономического сотрудничества стран Персидского залива (GCC), регионального экономического союза арабских нефтеэкспортеров — от Омана до Саудовской Аравии. Страны GCC планируют ввести единую валюту, халидж, уже в 2010 году, для чего будет использоваться модель евро.

Закрытость страны препятствует превращению Саудовской Аравии в заметный финансовый центр

Но в последние годы у Бахрейна появились сильные конкуренты. В марте 2005 года в Дохе, столице Катара, был создан Катарский финансовый центр (QFC), целью которого стало обеспечение юридической и деловой инфраструктуры финансового сектора. Регулятивные нормы были практически полностью заимствованы на Западе. Двадцатипятиэтажная башня финансового центра из стекла и металла находится в центре нового, все еще строящегося делового района. Ощущение молодости центра подчеркивается тем, что он стоит фактически посреди стройки — выйдя из такси, до него еще надо пройти несколько метров ничем не мощеной песчаной почвы.

«Ключевая задача финансового центра в Катаре — финансирование разработки проектов в сфере природного газа и энергетики, в отличие, например, от Дубая, где построена сервисная экономика. В ближайшие десять лет в эту сферу в Катаре будет вложено более 150 миллиардов долларов, и эти огромные финансовые потоки необходимо обслуживать. Лишь одна компания Qatar Petroleum требует инвестиций в размере 18 миллиардов долларов», — рассказал «Эксперту» глава отдела корпоративных коммуникаций Qatar Financial Centre Стив Мартин. Такая роль оказалась вполне привлекательной для финансовых институтов. За два года работы в QFC получили лицензии более 90 финансовых институтов, включая все ведущие европейские и американские банки.

В гонке региональных финансовых центров пытается участвовать и Саудовская Аравия — крупнейшая экономика региона. За последние два года число банков в Саудовской Аравии удвоилось, а лицензии на ведение операций получили более 50 инвестбанков и брокерских компаний. Однако закрытость страны — сочетание жесткого визового режима и использование строгих правил шариата даже в отношении иностранцев — препятствует превращению Саудовской Аравии в заметный финансовый центр.

Фаворит

Создание прозрачной регулятивной среды для финансового сектора по образу и подобию международной — один из главный козырей Дубая. Этот эмират ОАЭ относительно беден энергоресурсами, поэтому диверсифицировать свою экономику он начал одним из первых. Дубайский международный финансовый центр (DIFC), цель которого — превратить Дубай в региональный центр финансов, был основан еще в 2004 году.

«Дубай не является конкурентом Катара, потому что мы работаем в разных сферах. Мы стремимся ориентироваться на обеспечение финансовых потребностей всего региона, а не одной страны, как это делается в Катаре. Дубай имеет очень давнюю торговую традицию, которая охватывает не только Ближний Восток, но и Южную Азию. Здесь одни из самых либеральных законов в регионе и очень быстро растущая экономика, которая привлекает людей со всего мира. В Дубае живут десятки тысяч европейцев и американцев и сотни тысяч выходцев из Индии и Пакистана. Более того, Дубай очень удачно расположен. На всем пространстве между Франкфуртом и Сингапуром нет ни одного регионального финансового центра. Появление такого центра было лишь вопросом времени. Те условия, которые существуют в Дубае, позволили ему претендовать на эту роль», — рассказал «Эксперту» Марк Фишер, сотрудник DIFX, которая с августа стала частью Borse Dubai.

 pic_text1 Фото: Александр Кокшаров
Фото: Александр Кокшаров

Сочетание всех этих факторов, особенно либерального визового режима и возможности для мигрантов вести привычный им образ жизни, действительно привело к превращению Дубая в региональный финансовый центр. Лицензии в DIFC уже получили более 350 финансовых институтов со всего мира. Кроме того, в Дубае была основана первая в регионе международная фондовая биржа, листинг на которой открыт для иностранных компаний.

«На этой бирже получают листинг компании и из Индии, и даже из ЮАР. Их интересуют, во-первых, простые, прозрачные правила, смоделированные на основе лучшей европейской и американской практики. Во-вторых, богатство региона и те огромные капиталы, которые имеются в Персидском заливе и вкладываются в финансовые рынки», — считает Марк Фишер из DIFX. Так, в конце сентября 2007 года британский банк HSBC объявил об открытии в Дубае новой брокерской компании для Ближнего Востока, которая будет удовлетворять растущий интерес к обслуживанию накопленных на экспорте нефти и газа капиталов.

Расположение ближневосточных штаб-квартир ведущих международных банков в Дубае ведет к тому, что весь регион — от Египта и Ливана до Пакистана и Индии — начинает обслуживаться персоналом, работающим в Дубае, а не в Лондоне или Нью-Йорке. Наличие в Дубае большой индо-пакистанской общины повышает шансы эмирата на превращение в финансовый центр Южной Азии.

В Дубае банки стараются размещать и персонал, работающий с суверенными сберегательными фондами, созданными почти во всех странах-нефтеэкспортерах для инвестиций накопленных за счет экспорта нефти и газа финансовых активов. Суммарные активы суверенных сберегательных фондов составляют 2,8 трлн долларов, причем почти половина этих средств сконцентрирована на Ближнем Востоке.

Специализация и кооперация

Тот факт, что два конкурирующих в Персидском заливе эмирата — Дубай и Катар — решили объединить свои силы, чтобы стать участниками одной из складывающихся финансовых осей, свидетельствует об их серьезных глобальных амбициях. «В случае реализации сделок появится ось между биржами NASDAQ, OMX, LSE, Borse Dubai и биржи Катара. Инвестиционные фонды ближневосточных стран уже не хотят просто вкладываться в рынки гособлигаций на Западе. Они намерены самостоятельно создавать новые рынки капитала и активно участвовать в их формировании», — говорит нам главный экономист дубайского Gulf Research Center Экарт Вертц.

Причем возникновение сразу нескольких финансовых центров в регионе не обязательно должно привести к их конкуренции между собой.

«Мне кажется, что противопоставление Дубая и Катара или других региональных финансовых центров не совсем правильно. Все эти центры могут сосуществовать, дополняя друг друга в большей степени, чем конкурируя. Например, Бахрейн может стать штаб-квартирой регионального центробанка и единой валюты, специализироваться на исламском банкинге. Катар — стать центром торговли сырьевыми товарами и подписания и торговли контрактами на сжиженный природный газ. А Дубай — центром инвестиционно-банковской деятельности для всего региона — от Египта и Ливана до Южной Азии», — сказал «Эксперту» Жорж Махуль, глава дубайского инвестбанковского подразделения Morgan Stanley по Ближнему Востоку и Северной Африке.

Стоит отметить, что большинство ведущих европейских и американских банков открыли свои представительства во всех трех центрах — в Бахрейне, Катаре и Дубае. Причем офисы в каждом из центров имеют свой профиль, во многом отражая специализацию самих финансовых центров.

Защита Нью-Йорка

Впрочем, бурному развитию финансовых центров на Ближнем Востоке может помешать новая инициатива США. Практически сразу после объявления сделки между NASDAQ, Borse Dubai и Qatar Investment Authority сенатор из Нью-Йорка Чак Шумер призвал американскую администрацию провести расследование по поводу соглашения. Обладающий большим влиянием в демократической партии Шумер предложил министру финансов Генри Полсона передать рассмотрение сделки в Комитет по иностранным инвестициям в США (CFIUS), в который помимо представителей финансовых властей входят и сотрудники спецслужб. Сенатор Шумер полагает, что данная сделка может нести угрозу национальной безопасности Соединенных Штатов.

Существует вероятность, что расследование, которое теперь будет проводиться в Вашингтоне CFIUS, может стать препятствием для осуществления сделки. Чак Шумер уже был инициатором кампании против покупки P&O, британской компании — оператора морских портов, которой принадлежали 22 порта в Соединенных Штатах, дубайской компанией DP World. В результате действий Шумера сделка между DP World и P&O стоимостью 7 млрд долларов получила зеленый свет лишь после того, как дубайская компания согласилась продать все 22 порта в США «американскому юридическому лицу». Все порты P&O в результате были проданы подразделению American Investment Group в ноябре 2006 года.

По мнению Шумера, биржа NASDAQ является частью экономической инфраструктуры США, поэтому приобретение ее крупнейшего пакета акций иностранным покупателем должно проверяться спецслужбами. И хотя Шумер отметил, что власти Дубая «в настоящее время ведут себя лишь как экономический игрок», он не может исключить, что их действия через какое-то время не изменятся.

«Похоже, администрация Буша одобрит сделку между NASDAQ и Дубаем. Но не исключено, что в дело может вмешаться конгресс с подачи сенатора Шумера. Такое развитие событий станет испытанием для министра финансов США Полсона, которому придется выбрать, на чьей он стороне. Предшественник Полсона Джон Сноу пытался противостоять давлению конгресса по поводу DP World, однако был вынужден сдаться. Если же сделка между NASDAQ и Дубаем провалится из-за политических интересов Вашингтона, то больше потеряет американская биржа. Ведь первым покупателем OMX является Borse Dubai, и в таком случае NASDAQ не удастся выйти в Европу», — считает Дэвид Баттер, старший экономист лондонского исследовательского центра Economist Intelligence Unit.

Доха—Дубай—Лондон