Может, у Фукуды получится

Геворг Мирзаян
доцент департамента политологии Финансового университета при правительстве РФ
8 октября 2007, 00:00

С новым премьер-министром политическая трансформация Японии приостановится. Возможно, премьер Фукуда единственный, кто сможет преодолеть внутриполитический кризис

В Японии пришел к власти новый премьер-министр Ясуо Фукуда. Его первые шаги и заявления говорят о том, что Япония временно оставит попытки пересмотра своего статуса в мире и сосредоточится на внутренних проблемах.

Едва вступив в должность, Фукуда объявил, что будет проводить очень осторожную и взвешенную политику. Нового премьера можно понять: неосмотрительные шаги его предшественника Синдзо Абэ не только стоили ему премьерского поста, но и скомпрометировали всю «новую политику» реформ, начатую Дзюнъитиро Коидзуми. Коидзуми стремился вывести Японию на новый внешнеполитический уровень, чтобы она поднялась от «выписывания чеков» до статуса полноценной военно-политической державы. Он также вынашивал обширные планы реформирования закосневшей политико-экономической системы Японии, намереваясь усилить позиции частного капитала. Реформы, начатые Коидзуми, достались по наследству выбранному им самим преемнику Синдзо Абэ, который не сумел справиться с этой ношей. Меньше чем за год Абэ растерял весь политический капитал, собранный его предшественником. В результате негативное отношение осторожных японцев распространилось не только на деятельность кабинета Абэ, но и на саму программу реформ. Теперь, чтобы вернуть расположение избирателей, правящая Либерально-демократическая партия Японии поставила на пост премьера весьма немолодого, пресного и безликого ветерана Ясуо Фукуду — то есть традиционного, по японским понятиям, политика.

Наследник «лохматого Барбоса»

У Ясуо Фукуды был шанс занять пост премьера еще год назад, после отставки Коидзуми. И он занял бы его, если бы избрание премьера проходило по принципам, действовавшим до 1993 года, то есть путем поиска фигуры, компромиссной для всех фракций Либерально-демократической партии. Но после поражения на выборах 1993 года партия стала избирать лидера на основе его способностей к ведению публичной политики. Избранный на пост премьер-министра в 2001 году Дзюнъитиро Коидзуми полностью подходил под этот критерий — его рейтинг в том году составил 80%. Но вскоре партийным бонзам пришлось столкнуться с обратной стороной подобной процедуры избрания. Король-Лев, как называли премьера его сторонники за лохматые волосы, опираясь на собственный рейтинг, взял за горло все фракции ЛДП. Партийцы тихо ненавидели «лохматого Барбоса», как они его называли, но вынуждены были терпеть. Пользуясь своей популярностью, Коидзуми назначал на ответственные посты своих людей и проталкивал все свои решения. Одним из таких решений стал выбор преемника в лице молодого политика Синдзо Абэ.

Для Абэ все начиналось очень хорошо. Он получил более чем весомое политическое наследство от своего предшественника (Дзюнъитиро Коидзуми уходил, имея рейтинг популярности 60%). Коидзуми буквально вдохнул новую жизнь в американо-японский альянс, взяв курс на построение региональной системы коллективного сдерживания Китая. Кроме того, он упорно продвигал процесс пересмотра послевоенной пацифистской конституции Японии. Ведь документ, составленный «на коленках» сотрудниками американского оккупационного штаба генерала Макартура, не может быть основным законом второй по масштабам мировой экономической державы.

В области экономики Коидзуми тоже удалось кое-что сделать. Еще в 2003 году он отменил правила о минимальном уставном капитале, что добавило гибкости японскому бизнес-сообществу и позволило более свободно создавать новые компании. Премьер сократил дотации местным органам власти, а также урезал государственные расходы в ряде сфер, прежде всего в создании объектов инфраструктуры — по мнению Коидзуми, строительством дорог и коммуникаций должны заниматься частные компании. Кроме того, Коидзуми снял с баланса госбюджета ряд государственных предприятий, отказавшись выплачивать за них долги, а также успешно начал реструктуризацию и приватизацию крупных государственных компаний. Самым большим его достижением стало начало реформы почтовой системы. Коидзуми собирался раздробить ее, отделив почтовые услуги от страхования и банковских услуг, и приватизировать их по отдельности. Угрожая депутатам парламента роспуском, Коидзуми добился принятия этого закона в 2005 году. Но срок окончания почтовой реформы — 2017 год, и вся тяжесть ее реализации ложится на преемников Коидзуми.

Казалось, Абэ с энтузиазмом взялся за исполнение планов своего патрона, всячески подчеркивая преемственность проводимой политики. Целью своего пребывания у власти он назвал создание «новой, сильной и уважаемой в мире Японии». Он даже хотел пойти дальше, пытаясь исключить из конституции пункт, в котором Япония отказывается от права ведения войны. «Я перенимаю факел реформ», — сказал он после избрания.

Не повезло

 pic_text1 Фото: Reuters
Фото: Reuters

Политическая идиллия для нового премьера продолжалась недолго. Возможно, просто потому, что у Абэ другое мышление и нет такого опыта, как у его предшественника. Нет харизмы и образа «публичного политика», которые в свое время помогли Коидзуми преодолеть сопротивление фракционных лидеров. Очаровать японцев, станцевав перед камерами с Ричардом Гиром, Синдзо Абэ, в отличие от Дзюнъитиро Коидзуми, не мог. Особой поддержки внутри партии у него тоже не было. Абэ считали выскочкой. По меркам японского политического истеблишмента он, всего четыре раза избиравшийся в парламент до прихода в правительство Коидзуми, имел слишком короткую политическую карьеру, чтобы стать премьер-министром страны. Да и слишком многие партийные бонзы были недовольны самоуправством Коидзуми, а также проведенными им реформами. Например, при Коидзуми постоянно сокращались бюджетные расходы на инфраструктурное строительство. Этот сектор в Японии — традиционная кормушка чиновников. Поэтому многие из них были заинтересованы в прекращении реформ и желали свалить наследника «лохматого Барбоса».

Но, конечно, происками противников реформ нельзя объяснить все громкие политические скандалы, регулярно сотрясавшие кабинет Абэ. Сначала министр сельского хозяйства Тосикацу Мацуока покончил с собой, находясь под подозрением в совершении финансовых махинаций. Затем ушел в отставку министр по делам административной реформы Генъитиро Сата, обвиненный в незаконным использовании бюджетных средств. 30 июня отличился и министр обороны Фумио Кюма, в своей речи фактически оправдав ядерную бомбардировку Хиросимы и Накасаки в конце Второй мировой войны. После этих заявлений министр, который, к слову, представлял в парламенте Нагасаки, вынужден был подать в отставку. Юрико Коике, его преемница, продержалась лишь месяц, уйдя в отставку после скандала с утечкой данных по переданным Японии американским противоракетным системам слежения и наведения Aegis. Кроме того, министр здравоохранения Хакуо Янагисава вызвал волну критики в свой адрес, назвав японских женщин «машинами для рождения детей», а новый министр сельского хозяйства Норихико Акаги было уличен в использовании служебного положения в личных целях.

Преследовавшие Абэ неприятности нельзя объяснить лишь банальным невезением. Синдзо Абэ допустил массу ошибок при формировании кабинета, и очень быстро его стали обвинять в полной некомпетентности. Другим серьезным просчетом стало его намерение сконцентрироваться исключительно на внешней политике, а не на реализации своих экономических обещаний и реформ. Синдзо Абэ не удалось оживить национальную экономику, вместо этого в Японии фактически на пустом месте возник кризис в пенсионной системе. Было обнаружено огромное количество ошибочных записей при компьютеризации системы. В итоге сейчас 50 млн японцев не могут получать причитающиеся им пенсионные выплаты в полном объеме.

Реакция общества не заставила себя ждать. На промежуточных выборах в палату советников (верхняя палата японского парламента) правящая коалиция потерпела сокрушительное поражение — впервые за время своего основания. ЛДП утратила контроль над верхней палатой японского парламента. Однако и тогда вопреки ожиданиям Абэ не захотел признать свое поражение и уйти в отставку. И занялся сменой кабинета, набрав туда «тяжеловесов» японской политики. Но и это не помогло. Вскоре после создания нового кабинета министр сельского хозяйства Такэхико Эндо подал в отставку в связи с очередным финансовым скандалом. Вслед за этим последовал еще один скандал о нецелевом расходовании бюджетных средств, и, хотя подозреваемые усидели на своих местах, авторитета и популярности кабинету это не прибавило.

Последняя капля

Венцом карьеры Синдзо Абэ стала его неспособность договориться с оппозицией о продлении истекающего 1 ноября срока действия специального закона о противодействии терроризму. Этот закон, принятый еще при Коидзуми, — один из ключевых элементов политики превращения Японии в военно-политическую державу. В обход конституции он позволяет японским вооруженным силам действовать за пределами Японии. В рамках этого закона японские корабли-заправщики находятся сегодня в Индийском океане и обеспечивают высокосортным топливом корабли антитеррористической коалиции, задействованные в операции в Афганистане.

От кабинета Фукуды не стоит ждать резких шагов и радикальных реформ. Новый премьер — осторожный и компромиссный политик, традиционное воплощение японского чиновника. Цель его назначения — вернуть правящей коалиции авторитет и уважение избирателей

Получив большинство в Палате советников на злополучных выборах, Демократическая партия во главе с Итиро Одзавой категорически отказалась пролонгировать этот закон. «Для Одзавы отказ от пролонгации антитеррористического закона прежде всего был удобным инструментом для подрыва позиций Абэ», — сказал «Эксперту» старший научный сотрудник американского Heritage Foundation Брюс Клингнер.

Оказавшись в патовой ситуации, Синдзо Абэ, ранее обещавший бороться до конца, 12 сентября все же принял решение покинуть пост премьер-министра. Своими действиями во время пребывания у власти он фактически дискредитировал все конституционные реформы, начатые при Коидзуми, и перед Японией замаячила перспектива вновь превратиться в политического карлика.

23 сентября на освободившийся после ухода Абэ пост президента ЛДП был избран 71-летний Ясуо Фукуда. 26 сентября нижняя палата японского парламента избрала его новым премьер-министром. Он стал самым пожилым человеком на этом посту в Японии за последние полтора десятка лет.

В отличие от политического «новичка» Синдзо Абэ Ясуо Фукуда — ветеран партии, сторонник осторожной и умеренной политики. Собственно, поэтому его победа была предсказуема. Возможно, год назад националист и приверженец жесткой внешней политики Таро Асо смотрелся бы предпочтительнее осторожного и безликого Ясуо Фукуды. Но сегодня ситуация в стране уже не та, что во время ухода Коидзуми. Сейчас правящей коалиции на посту премьер-министра нужна скорее компромиссная, уравновешенная фигура, нежели новый «ястреб». Даже Коидзуми это фактически признал, поддержав на нынешних выборах именно Фукуду.

Для партийных бонз факт избрания Фукуды — манна небесная. Ведь для них это возврат к старым добрым временам фракционной политики, когда все важные решения в государстве принимались не премьером, а на совете старейшин партии. А по верному замечанию научного сотрудника Американского института предпринимательства Майкла Ослина, «Ясуо Фукуда — порождение фракционной системы». Интересно, что после избрания Фукуда сразу же заговорил о дополнительном финансировании бюджетного строительства инфраструктурных объектов, вновь открывая «кормушку». Одновременно он назначил Нобутаку Матимуру, главу крупнейшей фракции ЛДП в парламенте, от которой сам и избирался, генеральным секретарем кабинета министров.

Опекун

В своей речи 1 октября новый премьер-министр заявил, что будет проводить умеренную и компромиссную внешнюю и внутреннюю политику. Оно и понятно. «Фукуда прежде всего сосредоточится на спасении ЛДП», — сказал «Эксперту» глава отдела международных исследований Института Като Кристофер Пребл.

Одной из приоритетных задач нового премьера станет возвращение правящей коалиции и кабинету министров авторитета и уважения избирателей, причем как можно скорее. Ведь Итиро Одзава, столько лет после своего выхода из состава ЛДП мечтавший о реванше в виде поста премьер-министра, не отступит просто так. Имея большинство в палате советников, он, скорее всего, намеренно будет блокировать принятие важнейших законопроектов. Причина проста: он хочет, чтобы досрочные парламентские выборы стали единственным выходом из сложившегося политического тупика. Одзава планирует, что его партия получит большинство во всем японском парламенте. Это сделает его премьером. Впрочем, Фукуда распускать парламент пока не спешит, о чем он заявил 3 октября депутатам. Ему нужно время, чтобы поднять рейтинг партии.

Для завоевания доверия избирателей новый кабинет «спустится на землю» и будет решать конкретные проблемы, больше всего волнующие японцев, — а, согласно ряду опросов, это прежде всего не политика, а экономика. В частности, японцы требуют от правительства уменьшения разницы в доходах между жителями сельскохозяйственных районов страны и крупных городских конгломератов, сокращения уровня безработицы, наведения порядка в пенсионной системе. «Его успех и срок пребывания на посту премьера определят не внешнеполитическое, а внутриполитическое состояние дел», — говорит Брюс Клингнер. Хотя заниматься крупными проблемами, например приватизацией почтовой системы, Фукуда сейчас вряд ли станет.

Во внутриполитических вопросах Фукуда станет действовать с максимальной осмотрительностью. Наличие у правительственной коалиции более двух третей голосов нижней палаты парламента позволяет ей преодолеть вето палаты советников в вопросе пролонгации антитеррористического закона. Но, по мнению Брюса Клингнера, новый премьер пойдет на это лишь в крайнем случае, поскольку он не хочет вступать в конфликт с оппозицией. «Ясуо Фукуда станет скорее “опекуном” Японии, нежели полноценным реформатором страны», — считает Кристофер Пребл. Его отец Такэо Фукуда в свое время тоже стал премьер-министром Японии в сложное для ЛДП время и смог вывести ее из кризиса. Сможет ли Фукуда-младший тоже стать спасителем партии, покажут ближайшие несколько месяцев.