Веселая наука все превращает в золото

Алхимия подарила человечеству идею экспериментального изучения природы, но этой служебной с точки зрения современного НТП функцией ее замысел отнюдь не исчерпывается

Киммерийские тени покроют реторту своим темным покрывалом, и ты найдешь внутри нее истинного дракона, потому что он пожирает свой хвост.

Джордж Рипли. «Книга двенадцати врат»

Может быть, арабский артикль «аль» мешает современному и более или менее образованному человеку отнестись к алхимии достаточно серьезно. Ну чем там эти алхимики занимались? Философский камень искали, который превращает все в золото, услужливо подсказывает нам советское среднее образование. Естественно, не нашли, потому как с точки зрения современной науки не существует его в принципе.

На этом можно и закончить, но интеллектуальная заноза остается: во имя чего великий Ньютон тратил годы своей жизни на «зеленого льва» и «красного дракона», а Роберт Бойль всерьез обсуждал перспективы алхимической исследовательской программы как альтернативу декартовской парадигме? Можно еще вспомнить Лейбница, возглавлявшего тайное общество по превращению всего в золото. Легко записать все это по ведомству «заблуждений великих», ведь и великие — дети своего времени. Но достаточно ли повзрослели мы, чтобы окончательно отправить алхимию в музей?

Советские и западные интеллектуалы прошедшего столетия были настолько потрясены чудесами современного им естествознания, что алхимические чудеса просто ушли в тень (в конце концов, та же трансмутация элементов достигается с помощью ускорителя, а не благодаря насыщенной герметической символикой и мифологемами алхимической рецептуре). При этом лишь немногие из них помнили, что современная наука взрослела и становилась легитимным интеллектуальным институтом не только в диалектической борьбе со схоластической и переплетенной с ней христианской традицией: так называемая герметическая философия (название свое это течение ведет от одной из самых захватывающих интеллектуальных провокаций Средних веков — трактата Гермеса Трижды Величайшего) внесла в становление современного экспериментального познания природы едва ли меньший вклад, чем бэконианская методология.

Алхимия подарила человечеству саму идею экспериментального изучения природы и набор необходимых для этого практик, но этой служебной с точки зрения современного НТП функцией ее замысел отнюдь не исчерпывается: алхимия претендовала на построение целостного мировоззрения, связующего слепые и одновременно гениальные проблески неоплатонизма с молнией Ренессанса.

К числу интеллектуалов, осознавших особую роль алхимии в истории современной человеческой культуры, относится Вадим Рабинович. В отличие от своих западных коллег ему пришлось немало потрудиться, чтобы его работы не остались в ящике стола — сама постановка задачи «алхимия как феномен средневековой культуры» в конце 60-х в наукоцентрированном Советском Союзе была по определению крамольной.

Тем не менее Рабинович умудрился издать свой труд об алхимии и заручиться поддержкой едва ли не всех выдающихся деятелей советского гуманитарного ренессанса (от Бахтина до Аверинцева).

Помимо ставшей уже знаменитой книги «Алхимия как феномен средневековой культуры» Ва

Новости партнеров

«Эксперт»
№3 (592) 21 января 2008
Последняя империя
Содержание:
Решились

Масштабные списания убытков американскими банками начали новую волну экономического кризиса. Пока о подлинном размере потерь объявили только два банка, поэтому новых неприятных сюрпризов не избежать

Обзор почты
На улице Правды
Реклама