Всем выйти из матрицы

Культура
Москва, 21.01.2008
«Эксперт» №3 (592)
Десять лет назад мы, сами того не зная, начинали жить в мире «Матрицы» и «Поколения “П”». С тех пор многое изменилось, но остался диагноз эпохи: дефицит подлинности

Вообще-то, у всякого вменяемого человека буквосочетание «кризис культуры» должно вызывать желание, озвученное одним небесталанным пропагандистом, — схватиться за пистолет; в конце концов, кризис для культуры состояние естественное — или вам не рассказывали?..

И мне рассказывали. И у меня, честное слово, вызывает.

Тем не менее других букв у меня для вас нет.

Культура, а точнее, искусство (первая, но отнюдь не последняя банальность, которую приходится здесь произнести), и есть область легитимной манифестации ощущений, кои в других областях глядятся неприлично или незаконно; нечто вроде страны Голландии с ее наркотическим легалайзом, позволяющим всякому отпускнику оттянуться в запретной зоне по полной.

Искусство, как водится, лишь сублимирует и оформляет интенции, набрякшие в Большом Мире, вне письменных и монтажных столов, — однако иной политолог дробь футуролог может их назвать, но не хочет (потому что кто ж его финансово поощрит за подкрепленный фактурой и аналитикой вердикт «п…ц!»), а иной обыватель хочет, но не может (потому что вне специфического культурного контекста совершенно неясно, почему возникает неприятный зазор между логически вытекающим из реальных посылок чаянием дальнейшего преуспеяния — и невесть откуда взявшимся чуянием больших крантов, накрывающего горизонт событий медного таза), и лишь художнику позволительно. Не то чтобы он был свободен от коллективного заказа (отнюдь, скорее наоборот), вот только заказывающее ему коллективное — бессознательно. А бессознательному в жилу любой образ, резонирующий со «структурой момента» (А. Лазарчук), пусть это даже образ цивилизации, сидящей на бочке с порохом. О да, разногласий множество: сидя на этой бочке, можно наслаждаться консьюмеризмом или проклинать его, приветствовать глобализм или идти на него войной, впадать в наркотический трип или в анархический раж; можно также спорить насчет того, кто, собственно, набил ее порохом, из чего и кем изготовлен фитиль и какой персонаж в какое время возникнет на сцене с огнивом; но по поводу самой бочки особенных споров нет. Какие уж тут споры, когда сигнал идет не от тонкого чутья артиста, а от ягодиц, равно восприимчивых у всех слоев населения, непосредственно?

Собственно, ничто не ново; пускай постмодернизм умер, исчерпав себя, но мы-то живы, и уж этот постмодернистский постулат (впервые, впрочем, внятно сформулированный гражданином царем Соломоном) впитали и переварили вполне. Европейская, сиречь западная цивилизация сидела, кажется, на этой бочке совсем недавно — лет эдак сто назад; и уж куда как лаком соблазн параллелей — Европа картинно закатывалась, достигнув глобалистского расцвета в первой, имперской, редакции, в чреве ее вызревала навроде голливудского alien’а большая, невиданная доселе война (и в роли фитиля оказались Балканы, что посейчас не утратило актуальности), а любезное отечество беременело революцией с непонятной, вроде бы невесть откуда взявшейся на фоне безусловного экономического и даже общественного прогресса жестокостью и ок

Новости партнеров

«Эксперт»
№3 (592) 21 января 2008
Последняя империя
Содержание:
Решились

Масштабные списания убытков американскими банками начали новую волну экономического кризиса. Пока о подлинном размере потерь объявили только два банка, поэтому новых неприятных сюрпризов не избежать

Обзор почты
На улице Правды
Реклама