О смене эпох

Разное
Москва, 28.01.2008
«Эксперт» №4 (593)

Люди, хотя бы немного экономически просвещённые, слышали об экономических циклах. Таких людей никак не большинство, но и безо всякой науки большинство взрослых людей знают, что более удачные периоды чередуются в жизни с периодами менее удачными. Твёрдое знание, что тучные годы неизбежно сменятся тощими, но и после тех со временем можно ждать просвета, было у людей в крови задолго до того, как Книга Бытия дала этому знанию идеальную метафору: семь тучных коров — и семь коров худых, способных проглотить тучных и не сделаться дороднее.

В частности, и у нас в последнее время эта метафора висела в воздухе. Даже человек, никогда не слыхавший (или, что вероятнее, сто раз слышавший и сто раз забывший), что мировую экономику раз в несколько лет более или менее сильно встряхивает, понимал не только что российской экономике поразительно везёт, но и то, что везение вечным не будет. Что эпоха тучных коров, никуда не денешься, сменится эпохой коров тощих, а к этому надо готовиться. Последнее, впрочем, понимали не все, но об этом потом. Сначала же вот о чём: а по каким, собственно, признакам мы собирались (собираемся) понять, что эпоха меняется? Вопрос отнюдь не простой. Мгновенная смена яркого света на мрачную тьму и мгновенное осознание этой смены бывают только в мультфильмах или, раз уж мы помянули Библию, в притчах. В реальной жизни гораздо чаще везение мало-помалу сворачивается, а его избаловавшийся предмет всё посиживает с блаженной улыбкой и не ведает, что на дворе уже не урожайный год, а мякинный. Потом предмету будет странно вспоминать свою недогадливость, тем менее объяснимую, что ведь говорили ему, тысячу раз говорили про тучных и тощих — как же он сразу не понял, что началось? Да известно, как: не хотелось понимать. Страшно было. Ощущал, но не пускал в сознание.

Я к тому всё это рассказываю, чтобы хоть попробовать объяснить новое впечатление. Биться об заклад не стану, но мне кажется, за последние недели стал понемногу меняться тон общественной жизни. В официозе малость поумерился невыносимый в октябре-ноябре фанфарный рёв, у оппозиции слегка поутихла истерика — короче говоря, разговоры en masse стали несколько суше и трезвее, что, несомненно, к лучшему. Возможно, такие перемены (если они мне вообще не мерещатся) говорят именно об этом — появилась нота ещё не осознания, но уже ощущения начавшейся смены эпох. Бог весть, произошло это от внутренних или от внешних причин. Тут ведь так совпало, что эпоха будет меняться сразу в двух смыслах. Про смену президента все всегда знали, когда она должна произойти, но до сравнительно недавнего времени нетвёрдо знали, произойдёт ли. Про смену экономической конъюнктуры все всегда знали, что её не миновать, но не догадывались когда. И вот теперь стало ясно: обе произойдут — и притом практически одновременно. Постичь такую составную перемену нелегко, а приспособиться к ней будет ещё труднее.

Следует отдать себе отчёт в том, насколько всепроникающим было все последние годы влияние прекрасной экономической конъюнктур

Новости партнеров

«Эксперт»
№4 (593) 28 января 2008
Финансовый кризис
Содержание:
Холодок неизвестности

Редакционная статья

Разное
Обзор почты
Реклама