Прибавление в холерном бараке

25 февраля 2008, 00:00

О влиянии независимости Косово на ситуацию в мире говорит президент Института Ближнего Востока Евгений Сатановский.

— Как вы оцениваете перспективы развития ситуации вокруг Косово?

— Косово уже не первый анклав в Европе, где радикальные исламисты, включая ветеранов «Аль-Каиды», будут иметь самые прочные позиции. Есть Босния и Герцеговина, есть Албания, есть Македония, которая стремительно становится тем же самым исламским государством...

Следует признать, что все развивается по тому сценарию, о котором предупреждал в свое время Ариэль Шарон. Генерал говорил и о разделе Югославии, и об абсолютно безумной, трагичной для европейского будущего и при этом продолжающейся политике поддержки мусульманских анклавов в качестве самостоятельных государств. Вот и теперь Европа с упорством, заслуживающим, возможно, лучшего применения, строит радикальный государственный анклав. При этом она пытается говорить о том, что это происходит в рамках демократии, борьбы с тоталитарным наследием и так далее. Европейцы все это наблюдают на протяжении последних полутора десятилетий. В конце концов, ведь есть же еще и знаменитый мирный процесс на Ближнем Востоке...

— Но это отдельный вопрос...

— Да нет, не отдельный. Мирный процесс на Ближнем Востоке поддерживают абсолютно те же самые люди и структуры — чиновники Госдепартамента и ООН, и Европейский союз, и НАТО, — которые поддерживают сегодня провозглашение Косово самостоятельным государством.

— И зачем они это делают?

— Когда-то был взят курс — курс на раздел социалистического наследия. Он и продолжает осуществляться. В мире до сих пор существуют некоторые большие осколки империи. Но дело-то в том, что есть такая идея, что осколки империй — это плохо. А хорошо — этнические государства, которые почему-то должны быть демократическими. Они и на карте такие — небольшие, аккуратненькие, ими легко управлять, скажем, из Брюсселя. И вот те же самые люди, которые вспоминают про то, что 60 лет назад они придумали какие-то глупости по поводу раздела осколка Оттоманской империи в Палестине, пытаются опять реализовать сходный план. Или как те же самые 80–85 лет назад, по Севрскому договору, они обещали, что будет большой Курдистан. И они пытаются отрабатывать систему того самого Курдистана. Они смотрят на карту и видят: замечательно! Вот еще одна территория, на которой границы не доведены до состояния, скажем так, управляемости. Их не беспокоит, что это ящик Пандоры, что Европа, причем вполне благополучная Западная Европа, таким образом, получает мощный импульс к распаду. Причем теперь вопросы-то эти оказываются вполне легитимны. Ну на самом деле, почему Шотландия не может быть отдельным государством, с ее-то шельфом? И шотландский сепаратизм, о котором еще 10–20 лет назад говорили смеясь, сегодня в Великобритании никакого смеха уже ни у кого не вызывает. В Бельгии кому-то становится непонятно, почему Фландрия не должна быть независимой и почему она должна кормить Валлонию. Северная Италия справедливо говорит: а нам-то зачем этот Рим, не говоря уже о юге, о Сицилии, о Неаполе... В Испании, которая не случайно громче всех выступала против распада Югославии и независимости Косово, не только баскские сепаратисты. Им, например, не ясно, почему, скажем, Каталония не может стать отдельным государством. Каталония уже сейчас практически готовая страна, и Барселона — замечательная столица, ничуть не хуже Мадрида и, может быть, лучше Брюсселя...

— Позиция России по косовской проблеме объясняется заботой о сохранении границ в Европе или все же опасениями за стабильность нашей внутренней ситуации?

— Конечно, позиция России на самом деле не только в том, что мы адвокатируем Сербию. Хотя, в конце концов, почему бы и нет? Американские ирландцы ведь адвокатируют Ирландию и ее интересы против Великобритании, включая сбор средств на террористов ИРА, в течение десятилетий. И никто их там не арестовывает, потому что они были в США самым влиятельным лобби. Ну да, мы адвокатируем Сербию. Правда, с неясным для себя результатом. Потому что кроме как ввязав нас в Первую мировую войну, после которой Россия и развалилась, Сербия для нас ничего хорошего не сделала. Но в данном-то случае мы это делали исходя из понимания того, что Европа вполне может начать доразваливаться. За своих сепаратистов Россия более или менее спокойна. Да, у нас эта проблема есть. У нас она велика. Развалить Россию, ну наверное, можно, как вообще все. Нет государств, которые никогда бы исторически не распадались. Но вряд ли у кого-то в России еще осталась иллюзия, что если мы все разойдемся мирным путем по национальным автономиям, то всем будет безумно хорошо. Наблюдения за войнами на Балканах и за собственными войнами в Закавказье показывают, как будет «хорошо». Поэтому со своим сепаратизмом Россия будет воевать и бороться. А вот станет ли воевать Европа — не уверен. Если и станет, то результаты, по крайней мере по Югославии, мы уже видели — концлагеря, этнические чистки и многие тысячи погибших, миллионы беженцев... И зачем Европе это нужно — это, конечно, вопрос.

— В таком случае еще один вопрос: кому это нужно?

— Очень многие вещи в этом мире делаются не потому, что они кому-то нужны, а просто потому, что процесс пошел. И остановить его ни у кого не хватает ни мозгов, ни сил, ни воли. Причем очень часто потом выясняется, что люди наступили на грабли, и не по одному разу... Ну например, кому нужно было разваливать Чехию и Словакию? Было известно, что словаки не хотели этого. А вот словацкое лобби, сидевшее в Соединенных Штатах, с упорством, опять же заслуживающим лучшего применения, билось за независимую Словакию. И добилось этого — к глубокому неудовольствию словаков, которые живут в Словакии. Очень часто группы влияния осуществляют какие-то действия исходя из уже сложившихся союзов, которые складываются во имя чего-то, а еще чаще против кого-то. И часто выходит, что на нынешнем этапе ситуация вроде бы уже и не нужна, но она зашла слишком далеко, и отыгрывать назад оказывается уже слишком поздно...

— По мнению многих экспертов, признание независимости Косово будет иметь негативные последствия не только для Европы, но и для Ближнего Востока.

— Да на Ближнем Востоке уже такие руины, борьба за мир доходит до того, что камня на камне скоро не останется! Поэтому признание независимости Косово никак не отразится на ситуации на Ближнем Востоке. Знаете, в холерном бараке еще один-два больных погоды не делают. Поэтому здесь народ просто пожмет плечами, еще раз убедится в абсолютной бессмысленности европейской политики, причем бессмысленной даже в ситуации, когда это опасно для самой Европы, разведет руками, плюнет в сторону этой Европы и пойдет опять перестреливаться друг с другом.

Интервью взяла Екатерина Кудашкина