Лучше, чем несвобода

Тема недели
Москва, 25.02.2008
«Эксперт» №8 (597)

Программное выступление кандидата в президенты Дмитрия Медведева на Красноярском экономическом форуме произвело впечатление. Прежде всего своим четким и недвусмысленным акцентом на предпочтении для России свободного пути развития — что в экономике, что в политике.

Такой акцент для политика, претендующего на уверенную победу на президентских выборах, а значит, рассчитывающего на симпатии подавляющей части граждан России, это, безусловно, смелое и ответственное решение. Решение политическое. Оно иллюстрирует два основных тренда в развитии современной России.

Во-первых, российское общество и политический класс преодолели последствия травматического опыта девяностых годов. Сегодня уже даже странно вспоминать, что еще совсем недавно слово «демократия» многими воспринималось как ругательство. А год назад никто и представить себе не мог, что кандидат в президенты поставит во главу угла своей выборной кампании понятие «свобода».

Вывод очевиден: выбор России в пользу демократизации, сделанный в конце 80-х — начале 90-х, реабилитирован и подтвержден.

Во-вторых, речь Медведева свидетельствует, что Россия переходит к новому этапу своего развития. Этап формирования новой российской государственности в целом завершен при Владимире Путине. Тут еще есть над чем поработать, но очевидно, что Россия была доучреждена именно при Путине — ему удалось сделать то, что не удалось в полной мере первому президенту Борису Ельцину.

За работу по восстановлению российской государственности западные и внутренние критики часто называют Владимира Путина авторитарным правителем. Мол, развернул Россию с пути построения демократии и повел ее обратно к авторитаризму. Эти критики упускают из виду одно важнейшее обстоятельство. В мире не существует просто «демократий», в мире есть только «демократические государства». Невозможно строить демократию, не имея полноценного государства. Демократия без государства — это Ирак, где государства нет, а выборы проводятся.

Задача построения государства — первоочередная по отношению к задаче построения демократии. Очевидно, что усиление государства при слабых демократических институтах создает впечатление авторитаризма — такова уж суть государства, суть власти. Но не проделав эту работу, бессмысленно мечтать о демократических идеалах. Когда говорят о «демократизации», всякий раз неявно подразумевают «демократизацию государства». Но чтобы государство демократизировать, его для начала неплохо бы иметь. А в девяностых годах с этим были определенные проблемы.

Эту задачу — восстановление российской государственности — и решал Владимир Путин. «Мочить в сортире» — таков был лозунг момента. Это было политическое решение Путина, квитэссенция которого — восстановление порядка в Чечне. Путин был последователен, и, как он сказал на большой пресс-конференции, сам считает, что все поставленные задачи решил.

Это, в частности, означает, что на повестку дня встает другой вопрос — о построении новой, свободной России. Медведевское «свобода лучше несвободы» уместно с

Новости партнеров

«Эксперт»
№8 (597) 25 февраля 2008
Президентские выборы
Содержание:
Заявка кандидата

Кандидат в президенты Дмитрий Медведев предложил российскому обществу свое видение целей и задач, которые необходимо решать в ближайшие годы. Теперь многое будет зависеть от реакции самого общества на предложенную программу

Обзор почты
Реклама