Гринмейл национального масштаба

Реализация плана «Ростехнологий» по обретению в собственность нескольких сотен разношерстных промышленных активов может привести к росту издержек и потере управления

На днях гендиректор «Ростехнологий» Сергей Чемезов внес в правительство новый проект президентского указа, в соответствии с которым его госкорпорации предполагается передать более 300 предприятий, из которых как минимум половина относится к стратегически важным. В их числе — Уралвагонзавод, крупнейший производитель танков и железнодорожной техники, Тульское КБ приборостроения, разработчик средств ПВО средней дальности, и еще целый ряд столпов российского ВПК. Но одной оборонкой г-н Чемезов ограничиваться не стал. В составленный им список попали практически все мало-мальски значимые компании из самых разных отраслей народного хозяйства начиная с химпрома и заканчивая авиаперевозками и аэропортами. Это не могло не вызвать протеста со стороны влиятельных правительственных чиновников. Так, первый вице-премьер Сергей Иванов высказал мнение, что в «Ростехнологии» должны войти в основном предприятия второго и третьего уровней кооперации, а не производители конечной продукции. А глава МЭРТа и член наблюдательного совета госкорпорации Эльвира Набиуллина и вовсе заявила, что искусственное создание мощного игрока может нарушить условия честной конкурентной борьбы, прежде всего на рынке авиаперевозок. Тем не менее шансов на то, что существующий план формирования госкорпорации будет изменен, практически не осталось. Премьер-министр России Виктор Зубков дал поручение министерствам и ведомствам согласовать все необходимые документы, касающиеся имущественного взноса РФ в капитал «Ростехнологий» до инаугурации нового президента. Это означает, что уже в мае в нашей стране появится гигантский многопрофильный госхолдинг с суммарными активами более 30 млрд долларов. Впрочем, жизнеспособность новоиспеченного монстра вызывает большие сомнения. Ни внятной стратегии развития, ни эффективного менеджмента у «Ростехнологий» как не было, так и нет. Единственное, что команда Чемезова научилась делать хорошо, это использовать административный ресурс своего начальника для перехвата управления в различных компаниях.

Рейд под прикрытием

Первой жертвой команды Чемезова стали российские производители вертолетов. Три года назад, заручившись поддержкой Росимущества, глава «Рособоронэкспорта» приступил к созданию холдинга, в который должны были войти все отечественные разработчики и производители винтокрылых машин. То, что большинство этих предприятий находилось в частных руках, Сергея Чемезова не волновало. Он открыто предложил собственникам вертолетных заводов продать свои акции «Рособоронэкспорту» или поменять их на акции компании «Оборонпром», дочерней структуры госпосредника, которая должна была консолидировать российскую вертолетную индустрию. На первом этапе план Чемезова встретил сопротивление со стороны владельцев Казанского вертолетного завода (КВЗ) и московского МВЗ имени М. Л. Миля. Но стоило «Рособоронэкспорту» установить контроль над предприятием в Улан-Удэ, как ситуация в корне изменилась. И это легко объяснимо. Имея возможность влиять на принятие решений при назначении

У партнеров

    «Эксперт»
    №13 (602) 31 марта 2008
    Олимпиада
    Содержание:
    Сочинцы! На коньки!

    Чтобы извлечь из Олимпиады-2014 не только политические, но и экономические дивиденды, необходимо тщательно продумать варианты использования олимпийского наследия в будущем, а также привлечь к реализации олимпийского проекта малый и средний бизнес

    Обзор почты
    Реклама