«Мы к конкуренции готовы»

Илья Ступин
31 марта 2008, 00:00

В последние годы рынок алюминиевых профилей растет так быстро, что некоторые его участники уже поговаривают о скором кризисе перепроизводства. Но председатель совета директоров компании «Татпроф» Сергей Рачков уверен, что потенциал рынка не исчерпан, а благоприятная конъюнктура в сочетании с продуманной стратегией позволит его компании далеко оторваться от конкурентов

Совместный проект журнала «Эксперт» и ЗАО «Татпроф»

— Как вы оцениваете конкурентную среду на рынке алюминиевых профилей?

— Я считаю, что на этом рынке нет жесткой конкуренции, хотя маркетологи меня убеждают в обратном. Рынок бурно растет, предоставляя компаниям возможность развиваться в любом направлении, реализовывать самые амбициозные планы. Мы, например, в ближайшие четыре года планируем расти на 40–50 процентов в год. Вот через пару-тройку лет конкуренция, пожалуй, может обостриться, выстоять удастся крупным компаниям, обладающим серьезным потенциалом. Пока же на рынке есть место для небольших игроков. Например, производители каких-нибудь рольставней, потребляя 100–150 тонн профиля в месяц, на определенном этапе развития бизнеса решают приобрести собственный комплекс по производству профиля. В принципе это разумно, сегодняшняя конъюнктура позволяет даже таким небольшим компаниям конкурировать и выживать. Возможно, с насыщением рынка и его укрупнением многие игроки предпочтут специализацию. Например, «Татпроф» готов отказаться от покраски и анодирования профиля: это не наш бизнес, мы бы с удовольствием сосредоточились на экструзии. Но сегодня потребители требуют крашеный профиль. Во всем мире на покраске алюминия специализируются небольшие региональные предприятия — у нас в России этот сервис не развит, поэтому мы на него вынуждены отвлекаться. Я бы отказался от ремонтной службы, в ней шестьдесят человек работает, этих специалистов можно привлекать на условиях аутсорсинга. Однако такие услуги на рынке опять-таки никто не предлагает.

— Некоторые эксперты утверждают, что рынку алюминиевых профилей угрожает затоваривание. Какова вероятность такого сценария?

— В России, по сравнению с Европой, потребление алюминиевых изделий на душу населения в десять раз ниже. Это говорит о колоссальном потенциале рынка. И, по нашим прогнозам, объем потребления алюминиевых профилей будет расти. Взять, к примеру, автомобильную промышленность. Европа давно пришла к тому, что платформы грузовиков должны изготовляться из алюминия: это надежно и экономично. Думаю, что и наши производители рано или поздно к этому придут. На строительном рынке также огромный простор для внедрения инновационных продуктов с использованием алюминиевого профиля. Другое дело, что строительный сектор пока к этому не готов. Например, год назад мы разработали и вывели на рынок систему блочных фасадов, но она еще не нашла широкого применения, несмотря на очевидные преимущества: удобство и быстрота монтажа, технологичность, гарантированное качество. Проблема заключается в том, что блочный фасад, изготовленный в заводских условиях, устанавливается на монолитную стену и подразумевает высокую точность и культуру строительства. Однако пока большинство застройщиков не особо следят за качеством. Я имел возможность оценить качество строительства монолитных домов в Москве: нужны сотни мешков смеси, чтобы выровнять стены в новостройке и наклеить обои. Что уж говорить о монтаже фасадов.

— Почему строительная отрасль настолько консервативна и невосприимчива к инновациям?

— Дело не в консерватизме. Просто строительный рынок тоже находится на определенной стадии своего развития, он растет огромными темпами, ощущается острая нехватка мощностей. В этих условиях не приходится говорить о конкуренции: она разворачивается разве что на уровне лоббирования интересов. Тот, кому достался заказ, может расслабиться и гарантированно получать прибыль, не оглядываясь на качество. Это объективная ситуация. Когда рынок растет, то все ощущают себя гениями, великими и непогрешимыми. Все ошибки рынок прощает, а высокая норма прибыли позволяет перекладывать просчеты на заказчиков. В таких условиях об инновациях никто разговаривать не хочет. Тем не менее я уверен, что мы не зря тратим деньги на разработку и внедрение новых продуктов: рано или поздно они будут востребованы. Мы ведь ориентируемся на европейский опыт. Вот, например, разработали систему остекления фасадов изнутри, без установки строительных лесов. Посмотрели, как это делают в Европе, синтезировали и выдали в адаптированном варианте. Эта новинка, кстати, хорошо пошла.

— Присутствуют ли на российском рынке алюминиевых профилей зарубежные производители? В частности, ощущается ли давление со стороны китайских компаний?

— Китайцы слабо представлены, у них огромные объемы внутреннего потребления. В прошлом году Китай произвел около 8 миллионов тонн профиля, тогда как вся Европа изготовила 4,9 миллиона тонн, а Россия и вовсе 150 тысяч тонн. Это, кстати, к вопросу о потенциале российского рынка: очевидно, что ему есть куда расти. Китайцам наш рынок пока не очень интересен, как из-за относительно небольшой емкости, так и из-за транспортных расходов. Было время, когда на российский рынок пошел турецкий профиль. Но как только чуть-чуть гайки на таможне закрутили и она перестала давать «добро» всем подряд, резко уменьшился объем импорта из Турции. Да и потом, есть проблемы с качеством продукции. Можно закупить дешевый китайский или турецкий профиль: с виду все красиво и хорошо. Но нет гарантии, что в партии не окажется значительного объема некондиционного товара, вернуть который производителю практически невозможно. В итоге вся экономия улетучивается. Если же говорить о европейских производителях, то есть компания Schuko, которая работает в премиум-сегменте. С точки зрения технических характеристик ее продукция сопоставима с нашей системой «Татпроф». Но денег в российской экономике немерено, поэтому многие готовы переплачивать в полтора раза за западный бренд. Надо отдать должное западным производителям: они сумели создать, развить и укрепить миф о том, что они производят суперсовременную и качественную продукцию. На первом этапе, возможно, так и было. Профиль поставлялся из Германии, осуществлялся тотальный контроль качества. Но сейчас европейские компании производят основные объемы в России, размещая заказы на российских заводах.

— Как может отразиться на рынке алюминиевого профиля возможное вступление России в ВТО?

— Думаю, что заметно не отразится. Таможенные пошлины и так низкие. Возможно, иностранным компаниям будет интересно размещать производство в России. Но вряд ли это будет иметь губительные и страшные последствия. Мы, например, к конкуренции готовы и уже успешно конкурируем с зарубежными компаниями.

— Есть ли барьеры, которые мешают вашей компании расти быстрее?

— Один из основных барьеров, мешающих наращивать производственные мощности, — неоправданно высокая плата за присоединение к энергомощностям. Например, производственный комплекс мощностью в одну тысячу тонн профиля в месяц стоит около четырех миллионов евро. За присоединение к энергомощностям нам надо заплатить столько же. То есть инвестиции приходится удваивать, не считая затрат на строительство здания, организацию газоснабжения и прочее. Другая, даже более важная проблема — кадровый голод, порождающий соответствующее отношение к труду. Выпускники вузов хотят сразу после института зарабатывать не менее тысячи долларов в месяц, хотя в большинстве случаев назвать специалистом молодого человека с дипломом и без опыта работы можно с большой натяжкой. Тем более что технологов по экструзии алюминиевого профиля готовит единственный вуз в стране. Технолога со стандартным базовым образованием необходимо стажировать на рабочем месте еще минимум лет пять. Ни один строительный или архитектурный институт не имеет такого предмета, как «Особенности проектирования и расчета светопрозрачных конструкций». Нам приходится самим растить конструкторов, проектировщиков, технических консультантов и менеджеров по продажам. Надо признаться, не всегда получается. Недавно пригласили пятикурсников на должность технических консультантов. Лучших отобрали, занимались с ребятами полгода, а потом решили посмотреть, чему они научились. Предложили воплотить разработанные проекты своими руками, на стройке. Они пришли на объект, посмотрели, поохали и тут же написали заявления об увольнении, заявив, что будут работать только в 3D. Но как можно что-то проектировать на компьютере, не понимая, как эти идеи воплощаются в жизнь на практике! Недавно в статье Евгения Чичваркина (совладелец компании «Евросеть». — «Эксперт») прочитал, что в экономически развитых странах безработица составляет 7 процентов, а у нас 2 процента. Это, по его мнению, указывает на то, что в нашей экономике работает 5 процентов дебилов, которые что-то производят, оказывают какие-то услуги, хотя в принципе не должны работать. Я с этим выводом согласен. Мы уже, честно говоря, не смотрим — специалист, не специалист. Если по духу человек нам подходит, если у него есть желание чего-то достичь, решительность и целеустремленность, то мы его берем, даем возможность учиться, развиваться.

— Допускаете ли для себя возможность продажи предприятия, в том числе западным игрокам?

— Продавать не планируем, а вот варианты стратегического партнерства с западными игроками готовы рассматривать. В частности, с компаниями, прорабатывающими полную или частичную локализацию экструзионного производства в России.

Возможны и альянсы с российскими производителями. Так, сегодня едва ли не каждая фирма, имеющая пресс, считает своим долгом разработать собственную систему и запатентовать ее, хотя по техническим характеристикам строительные системы процентов на девяносто одинаковые. Можно было бы разработать несколько систем для разных сегментов рынка и запускать какие-то унифицированные продукты, снижая издержки.