Черчилль мертв

Книги
Москва, 18.08.2008
«Эксперт» №32 (621)
Читая первый и единственный роман Тома Стоппарда, следует хорошо помнить о том, что автор — в первую очередь выдающийся драматург

Сэр Том Стоппард (Томаш Штраусслер) — сын чешского еврея, погибшего при взятии японцами Сингапура, и пасынок майора британских колониальных войск; на свои семьдесят один — рыцарь Британской империи и, согласно некоторым мнениям, драматург номер один в мире. Его волшебным мелком судьбы стала пьеса «Розенкранц и Гильденстерн мертвы»: после премьеры в августе 1966 года на Эдинбургском театральном фестивале двадцатидевятилетний автор в буквальном смысле проснулся знаменитым. Для русского читателя «Розенкранца…» перевел Иосиф Бродский, причем, согласно легенде, перевел, не только не имея представления о том, кто такой Стоппард, но даже не зная имени автора. В 1990 году Стоппард поставил по своей пьесе фильм, получивший венецианского «Золотого льва».

Пару лет назад драматург громогласно напомнил о себе русскому читателю и зрителю трилогией «Берег утопии», где действуют Герцен, Бакунин, Белинский и иже с ними. После шумного успеха в Лондоне и Нью-Йорке трилогия выходит книгой в России, за ее постановку берется Российский академический молодежный театр (РАМТ). Стоппард часто бывает в Москве, присутствует на репетициях, охотно высказывается на тему великого будущего России, недоумевает по поводу богатства и неряшливости Москвы; ему даже заводят блог в русском секторе Живого журнала. Вот на таком фоне на русском выходит первый и единственный роман мэтра «Лорд Малквист и мистер Мун», сочиненный более сорока лет назад, примерно в то же время, что и «Розенкранц и Гильденстерн».

Когда-то в очерке, посвященном творчеству драматурга, театровед Юрий Фридштейн отметил «истинную театральность стоппардовской притчи» как «качество, которое всегда будет спасать даже самые заумно-замысловатые и головоломные его пьесы от превращения в некое литературное занудство». Нельзя сказать, что «Лорду Малквисту» не присуща пресловутая «истинная театральность»; другое дело — вряд ли театральность может стать едва ли не единственной движущей силой, вытягивающей в фарватер читательского внимания литературное судно такого тоннажа, как роман. Текст, по-стоппардовски насыщенный очень британскими игровыми аллюзиями и парафразами разной степени слоистости, практически не предполагает литературных подсказок; да что там — не дает даже опомниться в чехарде движущихся декораций, в фейерверке фокусов, в тике подмигиваний и хитрых полуулыбок. Между тем читателю, способному продраться сквозь густую паутину полунамеков, а лучше — попросту «поставить» этот роман у себя в голове, как пьесу, в «Лорде Малквисте» откроется немало интересного.

Итак, Биг-Бен показывает сколько-то часов утра 30 января 1965 года; Лондон запружен толпами — в декорациях города дают похороны Уинстона Черчилля, всесильного премьера и потомка герцогов Мальборо. Сценарий похорон, по легенде, написан самим Черчиллем еще при жизни, притом настолько загодя, что некоторые действующие лица спектакля не дождались своих ролей, упокоившись раньше протагониста. По улицам города движется карета девятого лорда Малквиста, в карете помимо

У партнеров

    «Эксперт»
    №32 (621) 18 августа 2008
    Война в Грузии
    Содержание:
    Непропорционально убедительная победа

    Российская операция по принуждению Грузии к миру оказалась наиболее успешной военно-политической акцией России за всю постсоветскую историю

    Обзор почты
    Международный бизнес
    Реклама