Магнит для людей

Александр Попов
22 сентября 2008, 00:00

Красноярск превратят в крупный мегаполис с более чем миллионным населением и сопоставимым с развитыми городами мира уровнем жизни. За этой мечтой стоят вполне прагматические соображения экономического свойства

«У России на востоке должна быть целая сеть агломераций вдоль Байкало-Амурской магистрали и Транссиба. С востока на запад: Владивосток, Хабаровск, Иркутск, Красноярск, Томск, Новосибирск, Кемерово… Эти города, безусловно, должны осознавать себя как мегаполисы, как центры принятия финансовых и управленческих решений. Это будут центры управления многомиллиардными инвестициями, и они не могут не стать крупными агломерациями с населением от миллиона жителей и выше. Они должны быть достаточно удобными для жизни городами, которые создали бы альтернативу лавинообразному росту населения Москвы. Раздувание Москвы до размеров Мехико и Токио — это тупиковый путь для страны. Нам нужны сильные региональные центры, а значит, сильные агломерации», — сказал в интервью «Эксперту» губернатор Красноярского края Александр Хлопонин. Этой осенью красноярские власти намерены представить концепцию развития агломерации, однако первые шаги по превращению города на Енисее в мегаполис уже сделаны.

Некачественное наследство

Логика Хлопонина такова: в ближайшие десятилетия на востоке страны, на огромной территории от Урала до Тихого океана, будет бурное развитие по трем направления. Первое направление — сырьевое, второе — индустриальное, третье — агломерационное. Рост в добывающем секторе должен дать мощный толчок сервисной и перерабатывающей промышленности, а также всей инфраструктуре. Все эти направления невозможно развивать без людских и интеллектуальных ресурсов, а это ставит новые задачи перед городами, созданными в Сибири и на Дальнем Востоке за прошедшие со времен присоединения этих земель к России века.

Большинство зауральских городов — порождения уродливой советской индустриальной агломерации, в ходе которой крупные населенные пункты формировались по принципу рационального объединения групп производств, создающих связанные цепочки добавленной стоимости. О качестве жизни тогда просто не задумывались. Но времена изменились, а поселения остались хаотичными крупными урбанизированными территориями. Точечная застройка последних лет только усугубила ситуацию. «Города оказались разорваны на куски бизнесом, чиновниками, профессиональными сообществами. Они уже не нанизываются на единый идейный, смысловой каркас, а распались из-за дисперсности расселения и плохих транспортных коммуникаций», — говорит депутат pаконодательного собрания Красноярского края Алексей Клешко.

Рок сибирских и дальневосточных городов — отрицательная демографическая динамика. Предыдущие 400 лет эти земли с разной активностью, но заселялись. Сейчас жители уезжают отсюда, не желая мириться с низким качеством жизни и отсутствием внятного будущего. На повестке дня новый тип агломерации, постиндустриальный город. Этот проект должен не только дать людям аргумент отказаться переезжать в другие регионы, но и, напротив, показать всю выгоду переезда в Сибирь и на Дальний Восток.

Первым, кого вдохновила идея новой агломерации, был губернатор Иркутской области Александр Тишанин, представивший ее на Байкальском экономическом форуме в 2006 году. Тишанин предложил объединить Иркутск с Ангарском, Шелеховым и близлежащими районами. Разработчиком концепции формирования Иркутской агломерации выступил областной Фонд регионального развития. Основной упор был сделан на транспортную инфраструктуру, что выглядело вполне логично: дневная миграция между означенными поселениями настолько внушительна, что существующие магистрали с ней давно не справляются. Поэтому планировалось сформировать единый транспортный остов, включающий автобаны и скоростные средства передвижения, построить новый международный аэропорт (теперь решено, что он будет возводиться в деревне Поздняково), создать сеть индустриальных парков и современных логистических центров, модернизировать коммунальную инфраструктуру городов, а на базе вузов и научно-исследовательских институтов сформировать международный научно-образовательный центр. Проект оценивался в 290 млрд рублей. В прошлом году российское правительство его одобрило.

Но теперь проект, похоже, заморожен. Одна из причин — сопротивление властей намеченных к объединению муниципий. Другая — смена губернской власти. В апреле этого года исполняющим обязанности губернатора области стал Игорь Есиповский, который проектным наследством своего предшественника не вдохновился. Но иркутская идея приглянулась другим — об агломерациях задумались в Алтайском крае (предлагается объединить Барнаул с Новоалтайском, Павловским и Первомайским районами), Томской области (обсуждается проект объединения Томска с закрытым административно-территориальным образованием Северск, Томским и Шегарским районами).

В этом ряду стоит и Красноярск, который энергично занялся осуществлением идеи агломерации. «Сегодня экономика движется на восток, а трудовые ресурсы — на запад. Чтобы обратить вспять невыгодные миграционно-демографические процессы, надо создавать за Уралом мощные магниты для притяжения человеческих ресурсов. Наша задача — создать проект национального масштаба, который сформирует новый жизненный уровень населения, создать новые перспективы развития для всех областей жизнедеятельности как в экономической и промышленной, так и в социокультурной сферах», — считает губернатор Хлопонин.

Однако пока идея «национального масштаба» так красивой идеей и остается, хотя в апреле администрация края подписала соглашение с главами муниципалитетов будущей агломерации — мэрами Красноярска, Дивногорска и Сосновоборска, а также главами Емельяновского, Манского, Сухобузимского и Березовского районов. Кроме того, реализацию проекта поручили корпорации «Красноярск-2020», во главе которой стал бывший губернатор Эвенкии Борис Золотарев.

Точные объемы финансирования проекта пока не известны, но, по словам Хлопонина, они могут превысить инвестиции в освоение Нижнего Приангарья, а это свыше 222 млрд рублей. Более точное понимание объемов финансирования, говорит Борис Золотарев, появится к 2010 году — к этому времени будет разработана вся документация по «Красноярску-2020».

Три условия Хосе Асебильо Марина

Хосе Асебильо Марин — главный архитектор Барселоны. Не так давно он выступал с лекцией в Красноярске и обозначил три условия, которые к 2020 году сделают из города агломерацию: привязка к международной транспортной сети (читай — к авиации), связь с соседями, прежде всего с Новосибирском (около 800 км), скоростными железными дорогами и создание сильных университетов. Кое-что из рекомендаций известного испанца, участвующего в превращении Барселоны в один из передовых городов Европы, в Красноярске уже реализуется: работает Сибирский федеральный университет (СФУ) и формируется международный авиахаб на базе аэропорта Емельяново.

СФУ открыл свои двери в сентябре прошлого года. Мегавузу, конечно, еще предстоит заработать имидж учебного заведения мирового класса. Пока же это объединение из четырех красноярских государственных вузов: университета, технического университета, архитектурно-строительной академии и университета цветных металлов и золота. Институт «Красноярскгражданпроект» разрабатывает генеральный план строительства мегавуза: 365 тыс. кв. метров учебных площадей, университетского городка на площади 600 га. Последнюю редакцию документа, в которой эта стройка была оценена в 71 млрд рублей, губернатор Хлопонин отправил на доработку, отметив, что в ней «не учтены затраты на выкуп дачных участков, расположенных в зоне застройки, инфляционная составляющая и еще целый ряд факторов». Он предложил подготовить генплан до конца сентября.

Заявку на создание особой портовой экономической зоны в аэропорту Емельяново конкурсная комиссия Минэкономразвития одобрила в минувшем июне. Аэропорт уже сегодня способен принимать воздушные суда всех типов, имеет заправочный комплекс мощностью 400 тыс. тонн топлива и грузовой терминал на 85 тыс. тонн груза в год. Создание особой экономической зоны на базе этого аэропорта позволит превратить его в крупный стыковочный узел на маршрутах между Европой и Азией. Инвестиции в красноярский авиахаб оцениваются примерно в 25 млрд рублей, из которых почти 13% готов предоставить федеральный бюджет, более 15% — краевой, а остальное предполагается получить от резидентов особо портовой экономической зоны. К 2020 году ожидается, что через Емельяново будет проходить в 16 раз больше грузов, чем сегодня (до 800 тыс. тонн в год).

Новый аэропорт Красноярска предполагается также сделать базовым для нового пассажирского авиаперевозчика, в состав которого должны войти компании переживающей сегодня кризис AirUnion. Таковы, во всяком случае, планы московской компании «Внуково» и госкорпорации «Ростехнологии».

В общем, к 2020 году Красноярск намерены переиначить, как выразился губернатор Хлопонин, «по самым современным стандартам. Замечу, не по сибирским и даже не по российским, а международным стандартам». Население должно вырасти чуть ли не до 2 млн человек (сегодня в городе живет около 870 тыс. человек, а в крае в целом — чуть более трех миллионов). «Основное направление, которое мы будем развивать у себя в Красноярском крае, — это человеческий ресурс, — сказал Хлопонин на прошедшем на днях в Иркутске Байкальском экономическом форуме. — Это единственно возможный путь перехода от производства сырья к интенсивной, высокотехнологичной и наукоемкой экономике».

Новосибирск