Мартынов день 1918 года

На улице Правды
Москва, 10.11.2008
«Эксперт» №44 (633)

В ежегодных спорах касательно 9 мая: «Сколько же можно отмечать, нет чтобы брать пример с европейских народов, забывших былые распри» — очень редко поминается Мартынов день, празднуемый 11 ноября по новому стилю. Между тем это интересный пример и сильно разного взгляда на исторические события, и сильно устойчивой традиции — давность ей не слишком мешает.

В австро-германских землях, т. е. в бывших Центральных державах, 11 ноября отмечается лишь как престольный праздник покровителя гусей св. Мартина, сопровождаясь обильным ядением гусей и уток. В бывших странах Антанты, в первую очередь в Бельгии и Франции, это государственный праздник, выходной день и если не День Победы, то все же отчасти на этой линии. В Англии и США хоть и не выходной, но также общепризнанный день поминовения. Такая разница в поведении народов объясняется тем, что в Мартынов день, 11 ноября 1918 года, в Компьенском лесу было подписано перемирие держав Антанты с Германией. В 11.00 союзные пушки дали 101 залп — и замолчали вплоть до следующей войны.

Для Центральных держав перемирие означало лишь прекращение четырехлетней бойни, в остальном же принесло им мало хорошего. В соответствии с условиями перемирия союзная блокада продолжалась вплоть до подписания мира, а условия Версальского мира были таковы, что побежденным оставили только глаза, чтобы было чем оплакивать свое поражение. Мудрено ли, что европейское единство и по сей день, спустя 90 лет, в данном вопросе несколько сбоит. Отмечать 11 ноября день примирения и повиновения у немцев не получается. Тем более что памятная плита в Компьенском лесу так и гласит: «Здесь 11 ноября 1918 года пала преступная гордость Германского рейха, побежденная свободными народами, которые он пытался поработить». Идея битвы за демократию применяется также и к Первой мировой войне, но еще и в такой трактовке эту идею немец уже не приемлет.

Если для австро-германских народов 11 ноября — это либо гусик, либо благоумолчание, но уж никак не победа свободных народов, то для народов галло-романских — победа, и весьма. Что естественно для Бельгии — это небольшое королевство никогда не переживало столь ожесточенных и длительных, как в 1914–1918 гг., военных действий на своей территории. Долины Фландрии надолго стали символом ужаса. Равно как естественно и для Франции, для которой это Великая война — La Grande guerre. Великая потому, что в ней французы дрались отчаянно и действительно покрыли себя славой; великая потому, что в результате войны вековечный противник был повержен, а дама Страсбург на Place Concorde избавилась от покрывавшего ее с 1871 г. черного крепа; великая потому, что после этого французам воевать еще доводилось, но со славой — больше никогда. А народам естественно помнить свой самый славный час. И то, что самому славному часу 90 лет — в полтора раза больше, чем русской Победе, — историческую память, как видим, отнюдь не упраздняет.

У нас же 11 ноября в полном забвении, хотя некоторое отношение к той войне Россия имела. Более того. Не будь

У партнеров

    «Эксперт»
    №44 (633) 10 ноября 2008
    Послание президента
    Содержание:
    Между бюрократией и самостоятельным классом

    Исходя из послания Федеральному собранию, главный градиент политики Медведева — уменьшение политической роли исполнительной власти и увеличение влиятельности власти представительной. Делать это мы будем не торопясь

    На улице Правды
    Реклама