Друг мой — враг мой

Русский бизнес
Москва, 22.12.2008
«Эксперт» №50 (639)
«Газпром» пролоббировал повышение внутренних цен на газ. В нынешних условиях финансового кризиса эта стратегия выглядит как минимум необоснованной, как максимум — вредной для российской экономики

Видимо, впечатлившись масштабом финансового кризиса, 15 декабря вице-премьер Алексей Кудрин заявил о том, что запланированный на следующий год рост тарифов, подтвержденный правительством еще пару месяцев назад, может быть сокращен «минимум на 10–15 процентных пунктов». Особенно болезненным для российской экономики должно было стать 20–25-процентное повышение цен на природный газ — главное топливо для отечественной промышленности. В то время как на мировых рынках стоимость энергоносителей снижается, отечественным потребителям грозило обратное.

Судя по всему, аппаратная борьба за газовые тарифы еще впереди. Но каким бы ни был ее результат, он не отменит принципиального стратегического решения, в соответствии с которым внутрироссийские цены на газ должны быть доведены до европейского уровня. Хотя сама жизнь заставляет усомниться в его обоснованности и адекватности.

Газ — российский, цены — европейские

6 ноября 2008 года приказом № 217/1 Федеральная служба по тарифам (ФСТ) утвердила повышение минимальной ставки внутренних цен на газ в 2009 году в среднем на 27%. Идеологическая база этого решения — правительственное постановление № 333 от 28 мая 2007 года «О совершенствовании государственного регулирования цен на газ», зафиксировавшее концептуальное решение об изменении механизма ценообразования и резком повышении внутренних цен на газ до европейского уровня. До сих пор стоимость природного газа в России регулировалась государством и была намного ниже, чем в развитых странах (см. график 1). Постепенно, к 2011 году, было решено от регулирования полностью отказаться, а внутренние цены в несколько скачков привести к европейскому уровню, обеспечивающему равную доходность с экспортными поставками «Газпрома» на его главный зарубежный рынок сбыта.

При таком механизме ценообразования стоимость газа в России будет колебаться в такт с европейской и отставать от нее лишь на сумму транспортных расходов по доставке газа в Европу (около 40 долларов за тысячу кубометров) и на 30-процентную экспортную пошлину. Цены на наш газ в Европе, в свою очередь, привязаны к стоимости нефти, точнее, получаемых при ее переработке тяжелых углеводородов (мазут и др.). А это значит, что, останься нефть на уровне 100–150 долларов за баррель, стоимость реализуемого в стране газа должна была бы вырасти по меньшей мере втрое: с установленных ФСТ 70–75 долларов за тысячу кубометров до примерно 250 долларов.

Финансовый кризис и падение стоимости углеводородов на мировых рынках существенно поменяли расклад, но вовсе не в лучшую, как может показаться на первый взгляд, для отечественных потребителей сторону.

При нефти, стоящей 40 долларов за баррель, приблизительно через полгода (с таким временным лагом в долгосрочных европейских контрактах «Газпрома» стоимость газа увязана с нефтью) цены на российский газ в Европе должны упасть до уровня около 150 долларов. Соответствующая равнодоходная цена для России составит всего 80–90 долларов, и в случае намеченного повышения газовых тарифов она будет

У партнеров

    «Эксперт»
    №50 (639) 22 декабря 2008
    Борьба с кризисом
    Содержание:
    Реанимация слушает

    Расшифровка кардиограммы пораженной кризисом экономики говорит о том, что первый, самый тяжелый, спекулятивно-финансовый этап потрясений, похоже, близок к концу. Еще одна хорошая новость: есть признаки того, что сильной девальвации рубля в будущем году удастся избежать и ЦБ сможет сосредоточиться на разогреве кредитного рынка

    На улице Правды
    Реклама