Греческая болезнь

Геворг Мирзаян
доцент департамента политологии Финансового университета при правительстве РФ
22 декабря 2008, 00:00

Уже третью неделю Грецию лихорадит от массовых беспорядков. Есть опасность, что в будущем году аналогичные события могут происходить и в других странах Евросоюза

Первая елка на центральной площади Афин зажглась задолго до Рождества. В ночь на 9 декабря в разгар массовых погромов ее подожгли анархисты и сочувствующая им молодежь. С этого момента во многих городах Греции еженощно происходят десятки столкновений демонстрантов, вооруженных камнями, холодным оружием и «коктейлями Молотова», и полиции. Задержано около 300 человек, несколько десятков стражей правопорядка ранено. Нападению вандалов подверглись парламент (его трижды отбивали полицейские), афинский театр «Рекс», Дипломатическая академия, МИД, Афинский археологический музей и несколько дорогих гостиниц, под шумок ограблено отделение Национального банка. На центральной торговой улице столицы не осталось ни одной целой витрины. Сумма ущерба от погромов уже превысила миллиард евро.

Анархисты навсегда

Формальным поводом для столь разрушительных акций протеста стало случайное убийство греческим полицейским пятнадцатилетнего подростка, напавшего с товарищами на полицейский патруль. Беспорядки в конце осени для Греции явление естественное и даже привычное. Обычно они приходятся на 17 ноября, когда в стране отмечают годовщину подавления студенческого восстания режимом «черных полковников». И в этом году, по словам одного из афинских корреспондентов, «к юбилею, хотя и не круглому, было все готово. Организованы торжественные мероприятия и шествия, запланированы провокации анархистов, закрылись магазины и музеи в центре города, американское посольство перешло на осадное положение».

Анархизм в современной Греции — довольно популярное политическое течение, которое фактически стало средоточием традиционной для греков левой идеи. Анархизм — в основном молодежная идеология, однако старшие поколения в глубине души сочувствуют им, вспоминая собственную молодость. Происходит это во многом потому, что левые в Греции никак не могли прийти к власти, несмотря на поддержку населения. После Второй мировой войны местные социалисты не получили власть лишь из-за того, что Запад оказал масштабную военно-экономическую помощь греческим правым. В 1967 году Соединенные Штаты опять не допустили прихода левых к власти, организовав переворот «черных полковников».

Хранителем левой идеи и прибежищем анархизма стало греческое студенчество. В студенческих комитетах, являющихся влиятельными органами молодежного самоуправления, из десяти человек девять считают себя коммунистами, анархистами либо носителями других крайне левых идей. Отчасти здесь сыграли свою роль особенности местной системы образования. В Греции студентов не имеют права отчислить ни за какие «хвосты». Они могут учиться хоть до пенсии, при этом бесплатно живя в общежитии и бесплатно же питаясь трижды в день в специальных ресторанах (в меню входит греческий салат, куриное бедрышко, чечевичная похлебка пацас и порция кальмаров). Паразитический образ жизни и отсутствие работы дают студентам, которым уже за тридцать, достаточно времени для «социально-политической деятельности». Центром этой деятельности является греческий район Экзархия.

«Здесь на стенах расклеены новогреческие переводы “Письма к молодежи” русского террориста Нечаева, а на стенах граффити вроде “Сограждане, вы похожи на древних греков только одним: они тоже были гомосеками”. В кафе на площади Экзархии вечные греческие студенты заняты своим любимым делом: планируют акции протеста, которые — независимо от повода — заканчиваются у американского посольства. Вокруг этих тридцатилетних активистов собираются банды из их более молодых сокурсников, мечтающих о такой же героической и романтической жизни. Среди молодых “оруженосцев” попадаются и дети из весьма обеспеченных семей. Например, отец нечаянно убитого Александроса Григолополоса — хозяин одного из афинских банков, а мать владеет ювелирным магазином.

Беспорядки сверх графика

На этот раз волнения, почти сошедшие на нет к концу ноября, вдруг вспыхнули с новой силой и из студенческих выступлений превратились в общенациональные акции протеста. Александроса Григолополоса хоронили как национального героя. Все высшие и средние учебные заведения страны закрылись в знак протеста. В Афинах тысячи учащихся вышли на демонстрацию, а впереди шли учителя, несущие плакат «Убийца и ответственный — это правительство».

Греция откликнулась на призыв демонстрантов. Студентов поддержали греческие профсоюзы CSEE и ADEDY, объединяющие 2 млн человек (половина трудоспособного населения Греции). По всей стране прокатилась волна забастовок. Студенческие выступления стали катализатором всплеска давно накопленного общенародного недовольства. Экономическое положение большинства населения Греции в последние годы становится все хуже. Огромный госдолг, радикально увеличившийся после неудачно проведенной Олимпиады 2004 года (Греция заняла на ее проведение 10 млрд долларов), тяжким бременем лег на экономику страны.

Консервативное правительство Греции во главе с премьер-министром Костасом Караманлисом по совету МВФ боролось с экономическими трудностями урезанием социальной сферы. Премьер начал реформу убыточной пенсионной системы, повысив возраст выхода на пенсию и сумму пенсионных взносов. Была начата массовая приватизация объектов госсектора, обсуждалась возможность приватизации и греческих вузов. С наступлением экономического кризиса лопнул строительный пузырь, и экономическая ситуация в стране стала просто угрожающей. Особенно болезненным для «вечных студентов» оказалось решение властей ограничить срок обучения в вузах до семи лет и тем самым лишить их халявного стола и крыши над головой.

На волне антиправительственных манифестаций партия ПАСОК (вторая в Греции крупная партия, которая попеременно с нынешней приходит к власти) в лице ее лидера Георгия Папандреу призвала правительство не испытывать терпение народа, назначить досрочные парламентские выборы и подать в отставку. Караманлис уходить в отставку отказывается, но понимает, что его возможности прекратить беспорядки весьма ограниченны. Между нападениями анархисты отсиживаются на территории вузов, куда по закону доступ полиции закрыт. Караманлис не может ни нарушить этот закон, ни отдать полиции приказ применить силу против анархистов — в ином случае нынешние власти встанут в один ряд с режимом «черных полковников», который расстреливал демонстрантов тридцать лет назад. Премьер помнит, что тогда эти беспорядки привели к свержению правящего режима.

Не имея возможности остановить погромы, правительство сосредоточилось на том, чтобы не допустить их усиления. Прежде всего оно инициировало расследование против Эпаминондаса Корконеаса, полицейского, убившего Григорополоса. Он был отстранен от работы, ему предъявлено обвинение.

Кроме того, власти пытаются вбить клин между манифестантами и настроить против анархистов греческий средний класс (сегодня более трети греков оправдывают погромы, устроенные анархистами). Чтобы перетянуть хоть часть электората на свою сторону, правительство пытается стимулировать их материальную заинтересованность. Кабинет министров уже заявил о начале программе помощи пострадавшим предпринимателям. Им будет незамедлительно выплачено по 10 тыс. евро, а в будущем оплачена половина доказанного размера ущерба. Оставшиеся убытки можно будет возместить за счет займов из бюджета. Все долги пострадавших компаний перед налоговыми инспекциями, банками, страховыми кассами будут отсрочены. Сотрудникам же тех компаний, которые не смогут восстановиться до 20 декабря, правительство обещает сделать подарки и выплачивать зарплату в течение трех месяцев.

На очереди Европа

Несмотря на то что беспорядки в Греции имеют много специфических черт, присущих конкретному политическому ландшафту, эксперты опасаются повторения подобного сценария и в других странах ЕС. Экономический кризис и активные либеральные реформы большинства правительств Евросоюза обострили накал протестных настроений у электората, который чувствует себя обманутым.

В первую очередь это может затронуть страны Восточной Европы, где кризис обещает тяжелее всего сказаться на благосостоянии населения, но под угрозой могут оказаться и другие, более благополучные страны Европы.

Уже сейчас акции греческих анархистов поддержали их «коллеги» в других европейских странах. Нынешние общественно-политические институты находятся в глубочайшем системном кризисе во многих странах Старого Света. Поэтому идеи и лозунги греческих анархистов о социальной справедливости понятны и близки сердцу многих европейцев. «Протесты солидарности» прокатились по Испании, Дании, Италии. Наиболее сильными они были во Франции, где несколько сотен молодых людей вышли на Елисейские Поля.

В ближайшее время европейские левые смогут начать и самостоятельные акции. «Чем сильнее будут ощущаться последствия кризиса, тем выше вероятность хаоса на улицах Европы… В каждом государстве ЕС есть свой протестный электорат, способный начать волнения. В Австрии это ультраправые, во Франции — потомки иммигрантов из стран Магриба, в Греции — левые и анархисты, — говорит глава Центра по проблемам евроинтеграции Юрий Шевцов. — То, что они столь сильно различаются, затрудняет властям ЕС задачу по формированию общей стратегии подавления беспорядков. А поводом для их начала, как показывает происходящее в Греции и недавние поджоги машин во Франции, может стать все что угодно».