Риски взлетели до небес

Алексей Хазбиев
заместитель главного редактора журнала «Эксперт»
8 июня 2009, 00:00

Финансовая лизинговая компания стала первым российским квазигосударственным заемщиком, в последние десять лет допустившим дефолт по еврооблигациям. Это ставит под угрозу репутацию наших госкомпаний и может осложнить им внешние заимствования

Вокруг дочерней структуры ОАК — Финансовой лизинговой компании (ФЛК) разразился крупный скандал. Группа из сорока иностранных кредиторов ФЛК, вложивших в российскую экономику около 100 млрд долларов, направила письмо премьер-министру Владимиру Путину и двум его заместителям — Сергею Иванову и Алексею Кудрину, в котором призвала российские власти помочь лизинговой компании расплатиться по своим долгам и назначить высокопоставленного полномочного представителя для решения этого вопроса.

Напомним, что еще в декабре прошлого года Финансовая лизинговая компания не смогла заплатить 12 млн долларов по купонам двух выпусков еврооблигаций (CLN и LPN) — на 100 млн и 150 млн долларов, что спровоцировало кросс-дефолт по основной сумме долга. Но тогда инвесторы не стали поднимать шумиху, а попытались урегулировать ситуацию полюбовно. И понятно почему. Перед присвоением кредитного рейтинга ФЛК президент ОАК Алексей Федоров и министр транспорта России Игорь Левитин в так называемых комфортных письмах заверяли агентство Moody’s в том, что ОАК готова предоставить «дочке» поддержку и оказать содействие в своевременном исполнении финансовых обязательств. И вот в апреле нынешнего года держатели евробондов ФЛК сделали официальное предложение ОАК принять на себя долги лизинговой компании и реструктурировать их, продлив сроки погашения облигаций на три и пять лет соответственно при сохранении процентной ставки. «Мы ожидали, что это предложение будет немедленно принято, однако получили отказ», — заявил президент американского инвестиционного банка BCP Securities Рэндалл Пайк.

Но больше всего иностранных кредиторов возмутило нежелание наших чиновников идти на конструктивный диалог и искать выход из сложившейся ситуации. Так, Сергей Иванов в эфире телеканала Bloomberg заявил буквально следующее: «За дефолт ФЛК ответствен прежний менеджмент компании, в отношении действий которого сейчас проводится расследование с целью установить, было ли это плохое управление или что-то похуже». По словам вице-премьера, «случай с ФЛК — особый, он не имеет ничего общего с государственными компаниями в целом». Правда, Сергей Иванов все-таки обнадежил кредиторов, заявив, что «ОАК должна как-то действовать, чтобы помочь ФЛК». Но руководство ОАК решать проблему по существу де-факто отказалось. Глава компании Алексей Федоров прямо заявил, что «ни государство, ни ОАК не должны и не будут брать на себя обязательства ФЛК».

В этой ситуации кредиторы лизинговой компании вынуждены были напрямую обратиться с письмом в российское правительство. По словам Рэндалла Пайка, неурегулированный дефолт означает, что все 250 млн долларов долга ФЛК вместе с процентами подлежат немедленному погашению наличными. В своем обращении к властям инвесторы указали, что «проблемы с долгами ФЛК вряд ли позволят ОАК успешно провести публичное размещение своих акций, запланированное на 2011–2012 годы». Более того, как заявили подписанты, «в ближайшее время может вступить в действие условие о кросс-дефолте по долговым обязательствам самой ОАК из-за неплатежеспособности ее дочерней компании». Наконец, авторы письма прямо предупредили российские власти, что «дефолт госкомпании обойдется России во много раз дороже ее долга из-за сокращения иностранных инвестиций, более высоких издержек и риска, связанного с испорченной репутацией».

На самом деле, как бы ни пугали иностранные кредиторы российское правительство, их шансы быстро получить с ФЛК, а тем более с ОАК все свои деньги равны нулю. Во-первых, в инвестиционных меморандумах о выпуске евробондов четко записано, что Финансовая лизинговая компания отвечает перед кредиторами только в рамках своего баланса, а ОАК никакой ответственности за ценные бумаги ФЛК не несет. Учитывая, что сейчас обязательства лизинговой компании превышают ее капитал, даже банкротство ФЛК не принесет западным кредиторам желаемого результата.

Во-вторых, размещение евробондов Финансовой лизинговой компании, организованное банком BCP Securities, не в полной мере отвечало «высоким стандартам корпоративного управления». Клубный формат размещения и необычно высокая комиссия банка за свои услуги (по данным РБК, более 11 млн долларов) позволили избежать всестороннего аудита ФЛК и написать инвестиционный меморандум, по сути дела, со слов представителей самой компании. В случае банкротства Финансовой лизинговой компании все эти обстоятельства просто не смогут остаться без внимания.

Но как бы там ни было, ФЛК стала первой квазигосударственной компанией, допустившей дефолт по своим еврооблигациям за последние десять лет. По словам аналитика «Уралсиб Кэпитала» Станислава Боженко, долговые проблемы ФЛК и неопределенность их разрешения, без сомнения, ставят под угрозу репутацию России как надежного заемщика. Письмо инвесторов-нерезидентов российским властям выявило эти риски еще более отчетливо. Держатели облигаций ФЛК, как бы к ним ни относиться, активно кредитуют разные отрасли нашей экономики, и если нынешняя ситуация вокруг лизинговой компании не привлечет внимания политического руководства страны, не исключено, что инвесторы начнут выводить вложенные в Россию средства и существенно сократят свои лимиты на российских заемщиков. По мнению Станислава Боженко, негативный информационный фон вокруг ФЛК и других наших компании может также осложнить внешние заимствования для квазисуверенных российских эмитентов, что в условиях едва приоткрывшегося долгового окна крайне нежелательно. С Боженко согласна и старший аналитик Банка Москвы Анастасия Михарская. Уже сейчас можно констатировать, считает она, что отношение западных инвесторов к риску квазигосударственных заемщиков стало более осторожным. Причем это характерно и для валютных, и для рублевых облигаций, а также для кредитного рынка. И помимо истории с ФЛК тому есть немало причин. По данным Банка Москвы, с начала нынешнего кризиса 18 квазигосударственных заемщиков допустили в общей сложности 36 дефолтов по своим обязательствам. И только 12 дефолтов остались техническими. В настоящий момент в дефолте по своему публичному долгу находятся девять структур, но лишь четыре из них открыто заявили о реструктуризации. А в ряде случаев держатели облигаций квазигосударственных компаний не получили вообще ничего. Так произошло с кредиторами авиационного альянса AirUnion, который был передан в собственность госкорпорации «Ростехнологии». Необходимой помощи от госкорпорации AirUnion не получил. В результате сейчас держатели облигаций этой компании, кредиторы и поставщики сырья безуспешно судятся с альянсом и его дочерними структурами в попытке вернуть свои средства.

Безусловно, кризис преподнес рублевому долговому рынку хороший урок и показал, как ведет себя финансовая система в условиях стресса. Стало очевидно, говорит Анастасия Михарская, что государство не собирается тратить средства на поддержку неэффективного бизнеса или нести ответственность за действия недобросовестного менеджмента.

Другое последствие кризиса — изменение отношения к дефолту и механизму реструктуризации. Эмитент, допустивший дефолт, но достигнувший мирового соглашения с кредиторами, находит у них понимание, и дальше стороны работают вместе, выстраивая финансовую модель, которая позволила бы компании выжить, постепенно расплачиваясь с кредиторами. Правда, многие инвесторы, а подчас и эмитенты не готовы к реструктуризации долга. Но здесь необходимо помнить: разрушить компанию, находящуюся на грани банкротства, проще простого, но, поскольку такой вариант никого не устраивает, придется искать компромисс.