Бремя одного актера

Эксперт 400
Москва, 05.10.2009
«Эксперт» №38 (675)
Государство присутствует на фондовом рынке во всех возможных амплуа: и миноритарного акционера, и мажоритарного, и главного кредитора, и регулятора, и владельца инфраструктуры. Власти декларируют желание отказаться от части этих ролей, но передавать их некому

Из четырех с лишним миллионов российских юридических лиц на биржах торгуются всего нескольких сотен открытых акционерных обществ. Однако концентрация бизнеса в стране столь велика, что потери от пятикратного падения рыночной стоимости торгуемых компаний превосходили по своим размерам ВВП за весь 2008 год. Степень концентрации в списке «Капитализация-200» тоже беспредельна: совокупный вес первой двадцатки превышает 80%, а на последнюю сотню приходится около 2% общей рыночной стоимости (см. таблицу 1, график 1).

Резкие движения фондовых индексов, состоящих всего из нескольких десятков эмитентов-лидеров, были важными индикаторами болезни российской экономики. И в отличие от развитых стран, где судьба лишь ограниченного круга ведущих компаний зависела от антикризисных решений правительства, отечественный крупный бизнес находился в реалиях государственного капитализма. Российское «медвежье» ралли 1997–1998 годов обрушило долларовый индекс РТС почти в двадцать раз, 2008–2009 годов — почти пятикратно. Прогресс минувшего десятилетия бесспорен (см. график 2), но фондовые индикаторы других стран просели гораздо слабее цен на российские активы. Хотя именно в США зародился мировой кризис, индекс DJIA, понеся ряд знаковых утрат, упал примерно вдвое. Из него были исключены AIG, GM и Citigroup. В 2008 году акции GM, подешевевшие на 87%, стали самыми убыточными из 30 бумаг DJIA. Некогда крупнейший в мире автогигант GM, впервые вошедший в расчет американского индекса в 1915 году, обанкротился. Бывшие глобальные лидеры — AIG и Citigroup оказались под контролем американского правительства и поэтому были исключены из расчета индекса, в котором исторически отсутствуют госкомпании.

Купить-то купил

Основным акционером на российском рынке является государство, за последние семь лет доля компаний под его контролем в суммарной капитализации эмитентов из индекса РТС выросла с менее 18 до 59,5% (см. график 3). В России «командные высоты», если вспомнить терминологию Николая Бухарина, целиком и полностью контролируются государственным капиталом. Даже компании под контролем частного капитала обрели миноритарного акционера в лице ВЭБа. На размещенные в октябре 2008 года Фондом национального благосостояния (ФНБ) 175 млрд рублей ВЭБ приобрел по несколько процентов уставного капитала самых дорогих российских эмитентов, как государственных, так и частных (см. график 4). Например, государство вернулось в «ЛУКойл», из которого полностью вышло в 2004 году. Кроме того, в залоге у ВЭБа оказались крупные пакеты компаний — лидеров по экстренным кредитам, которые брали их контролирующие собственники. Снижение индексов прежде и больше всего било по казенному карману. Виртуальные потери государства от конечного владения акциями эмитентов из индекса РТС за указанный период превысили все расходы федерального бюджета за 2007 год. Капитализация «Газпрома», скажем, менее чем за полгода (с 19 мая по 24 октября 2008-го) снизилась с 366 до 69 млрд долларов. Надежды властей на снижение чрезмерной в

У партнеров

    «Эксперт»
    №38 (675) 5 октября 2009
    N38 (675) 5 октября
    Содержание:
    Русский бизнес
    Спецвыпуск
    На улице Правды
    Реклама