Большая кукурузина

Алексей Щукин
специальный корреспондент журнала «Эксперт»
9 ноября 2009, 00:00

Проект строительства небоскреба «Охта-центр» может быть остановлен

В Санкт-Петербурге не утихает скандал, связанный с проектом 400-метрового небоскреба «Охта-центр» (ранее «Газпром-сити», в народе — «кукурузина» или «газоскреб»). Планы строительства небоскреба, который может нависнуть над историческим центром, вот уже четыре года вызывают протесты специалистов, общественности и даже ЮНЕСКО со Всемирным фондом защиты памятников. Но, несмотря на все протесты, «Газпром» и власти Санкт-Петербурга до недавних пор настойчиво продвигали этот проект. Однако в последнее время появились признаки того, что решение о строительстве огромной высотки может быть пересмотрено в Кремле.

Рожденный в скандале

В 2006 году, когда стало известно, что «Газпром» планирует построить 300-метровую высотку напротив Смольного на слиянии рек Охта и Нева, против проекта резко выступили Союз петербургских архитекторов и Российский союз архитекторов. Мотивировка актуальна и сегодня: планируемый небоскреб в два раза выше шпиля Петропавловского собора, в три с лишним раза — Исаакиевского собора и собора Смольного монастыря. Такое архитектурное решение резко контрастирует с исторической застройкой Петербурга, а потому неприемлемо. Не было оснований для появления небоскреба и с правовой точки зрения: в этом районе в 2006 году было разрешено строительство зданий высотой не более 48 метров (сейчас — до 100 метров).

В том же году скандал произошел на международном архитектурном конкурсе. Три из четырех архитекторов (Норман Фостер, Кисё Курокава и Рафаэль Виноли) вышли из состава жюри. Они заявили, что возведение 300-метрового небоскреба в непосредственной близости от исторического центра Санкт-Петербурга нарушит гармонию города. Это, впрочем, не помешало довести конкурс до конца. Звезды (Кулхаас, Нувель, Либескинд, Фуксас) в нем проиграли. Победило английское бюро RMJM, предложившее самое высокое здание — 396 метров. За проектирование архитекторам был обещан гонорар в 100 млн долларов.

Дальше — больше. ЮНЕСКО просит Россию приостановить проект и грозит исключить Санкт-Петербург из списка объектов всемирного наследия. Всемирный фонд защиты памятников включает «линию горизонта» Санкт-Петеребурга в список объектов, находящихся в опасности. В самом городе борьба с «газоскребом» становится массовой. Проект становится символом агрессивного вторжения капитала в исторический город. Застройщик меняет название проекта (с «Газпром-сити» на «Охта-центр») и начинает пиар-кампанию. Однако массовую раздачу денег сторонникам башни, принимавшим участие в мероприятиях, фиксирует пресса.

Ситуация обострилась в этом году. Результаты визуального анализа, проведенного несколькими группами исследователей, оказались неутешительны: «Охта-центр» будет виден со многих точек центра города. Застройщик безуспешно пытался это опровергнуть, заверяя, что небоскреб получится почти невидимым, то есть городских панорам не испортит. Но, если вдуматься, абсурд кроется уже в постановке задачи: небоскреб для того и возводится, чтобы его было видно. Строить высотку-невидимку вообще нет смысла.

Зачем строить небоскреб

Очевидно, что главная ошибка в деле «Охта-центра» была сделана уже в самом дебюте партии. Менеджеры «Газпрома» поставили целью, невзирая ни на что, построить именно громадный небоскреб. Почему им нужна именно высотка? Ответ в принципе понятен. Конечно, дело не в экономике проекта: высотное строительство очень дорого, да и лифты с коммуникациями занимают много места. Небоскребы строятся, чтобы показать амбиции и крутость.

Но и тут была допущена ошибка. Санкт-Петербург не Шанхай и не Дубай. Это горизонтальный, невысокий (в среднем метров на десять ниже Барселоны или, скажем, Берлина) исторический город с редкими вертикальными доминантами в виде соборов. Именно структурой и панорамой исторического города особенно ценен Петербург. И даже в советские времена, когда к старой застройке пиетета не было, на строительство высоток рядом с центром города не отважились. В общем, огромный небоскреб, доминирующий над историческим центром, — это нонсенс. Как высотка в Венеции. Даже странно, что топ-менеджеры «Газпрома», уроженцы Питера, не чувствуют родного города.

В принципе скандалов с «Газпром-сити» можно было избежать двумя способами. Первый — просто передвинуть небоскреб подальше от центра. Второй — вместо одного небоскреба построить комплекс зданий высотой до 100 метров. Расчеты показывают, что с участка в 4 га можно получить те же 300 тысяч квадратных метров площадей застройкой до 12 этажей. При этом экономические показатели проекта стали бы только лучше. Но застройщик эти варианты даже не рассматривает.

Почему же «Газпром» так упорствует? Зачем, даже понимая, что общественность и специалисты против, надо так упорно «прожимать и продавливать»? Есть мистическая версия, что именно огромная башня именно в этом месте рассматривается инициаторами проекта как своего рода иглоукалывание для Санкт-Петербурга. «Питер — вялый город. Воткнем небоскреб напротив Смольного, может, разбудим город от спячки» — такое мнение звучит в коридорах власти.

Согласно другой версии, менеджеров «Газпрома» возбуждает сама тема нависания и поплевывания сверху на расположенный через реку Смольный с питерским правительством. В любом случае отказаться от фаллической архитектуры менеджеры «Газпрома» не собираются.

В плане имиджа небоскреб «Газпрому» явно навредил. У самой идеи переноса офиса «Газпром нефти» в Питер масса потенциальных достоинств: создание нового делового центра в депрессивном районе, большие инвестиции в город, строительство ультрасовременного здания, новые рабочие места и налоги, однако зацикливание на идее небоскреба привело к тому, что проект с самого начала носит негативный отпечаток.

«Питер — вялый город. Воткнем небоскреб напротив Смольного, может, разбудим город от спячки»

Петербург не Москва

Борьба против «газоскреба» стала в Санкт-Петербурге массовой, и это очень интересный феномен. В Москве защита исторического наследия остается уделом групп энтузиастов. Современному москвичу вообще трудно понять разговор о сохранении исторического города и «небесного силуэта» Санкт-Петербурга (термин Дмитрия Лихачева). Дело в том, что Москва за последние пятнадцать лет пережила страшную ломку. Под бульдозерами погибло более 700 исторических зданий, сотни новостроек агрессивно вклинились в городскую ткань. Москвичи в целом индифферентно отнеслись ко всем потерям города, а в Питере на защиту силуэта встали десятки тысяч людей. В чем секрет?

Видится несколько объяснений. Во-первых, в Петербурге живут преимущественно коренные жители. Москва же космополитична — львиная часть, к примеру, федеральных чиновников приехала в столицу поработать и заработать. Отсюда и отношение: Москва — это место, где легко сделать деньги, с самим городом можно не церемониться.

Во-вторых, Петербург — менее буржуазный город. В Москве вторжение капитала воспринимается даже с пониманием: люди зарабатывают. Чувствительность настолько притуплена, что часть чиновничества в обслуживании капитала потеряла ощущение добра и зла. В Санкт-Петербурге денег намного меньше, но меньше и готовности распродавать город.

В-третьих, очевидно, что «Охта-центр» канализирует неудовлетворение питерцев качеством жизни и градостроительной политикой. Но бороться против пробок или за благоустройство города сложно — реальное улучшение ситуации может произойти через годы. А «Охта-центр» очень удобен как объект борьбы.

Представляется, есть и еще одна причина отрицательного отношения к «Охта-центру» как мегапроекту. Сегодня от любой новой стройки жители справедливо ждут подвоха. Вот скандал с проектом реконструкции Большого театра: представители Счетной палаты говорят о завышении стоимости работ в 16 раз. Целая цепь скандалов с проектом расширения Мариинского театра: сначала некрасиво выгнали архитектора Доминика Перро, выигравшего конкурс; потом пошли недоразумения по финансовой части. И наконец, недавно очередной победитель нового конкурса на реконструкцию Мариинки вызвал всеобщее разочарование: при затратах в 18 млрд рублей может получиться совсем неинтересное здание. И это лишь те скандалы, что вылились в печать. Публика пока избавлена от информации о проектах «Сочи-2014» и «Остров Русский» — там самое интересное впереди.

О чем все это говорит? Мегапроекты, призванные вызвать подъем духа народа, со своей задачей не справляются. От них сегодня не ждут ни прорыва в будущее, ни ярких решений. А ждут скандалов, «распилов» и «откатов». И хотя «Охта-центр», по последним данным, планируется построить целиком за счет «Газпрома» (до кризиса 49% бюджета должен был финансировать Санкт-Петербург), общее отрицательное отношение к мегапроектам отражается и на нем. Люди против строек в принципе.

Команда на разворот?

К чему же идет история с «Охта-центром»? Если брать формально, то стройка все ближе и ближе. В августе городская комиссия по землепользованию и застройке рассмотрела заявку об отклонении «Охта-центра» от предельных параметров разрешенного строительства. Заявка признана обоснованной, и губернатор Валентина Матвиенко подписала документ об изменении высотного регламента на данном участке. Теперь на этом участке можно строить здание высотой более 400 метров. В сентябре по этому поводу состоялись общественные слушания. Процедура, иезуитски назначенная на девять утра 1 сентября, прошла с массой нарушений. Для властей важен сам факт проведения слушаний, ибо, несмотря на всю активность противников проекта, на принятие нужного решения их протесты никак не повлияют.

Однако важнее другие события последнего времени. В октябре против строительства небоскреба неожиданно резко высказался министр культуры России Александр Авдеев: «Наше мнение отрицательное. Я как министр культуры против строительства такой башни, мое мнение разделяют и другие сотрудники министерства. Мы будем принимать решительные меры, чтобы не допустить возведения небоскреба». После этого заявления Министерство культуры передало материалы по «Охта-центру» в прокуратуру Санкт-Петербурга.

Примерно в то же время ВЦИОМ опубликовал результаты социологического опроса петербуржцев, из которого следовало, что противников у небоскреба 50%, а сторонников — только 23%. Причем дополнительно было отмечено, что за проект в основном те, кто живет в городе меньше десяти лет. И сразу вслед за этим в воскресной информационной программе ОРТ прошел большой и жесткий сюжет «Сорвало башню»  против небоскреба. Очевидно, что сочетание этих трех событий не случайно. Трудно представить, чтобы опытные чиновники из Минкульта и журналисты ОРТ вдруг сами по себе выступили против «линии партии». И поэтому в ближайшем будущем можно ожидать заявления премьер-министра или президента, которые выступят спасателями родного Санкт-Петербурга. Если это так, то речь может идти лишь о выборе нужного времени, чтобы обеспечить максимальную эффективность подобного шага для рейтинга.