Две задачи

Дмитрий Толмачев
23 ноября 2009, 00:00

«Поддержать население и дать новый импульс развитию территории», — так формулирует цель полпредства полномочный представитель президента России в Уральском федеральном округе Николай Винниченко

О важнейших тенденциях в экономике субъектов региона и приоритетах его развития мы беседуем с полномочным представителем президента России в УФО Николаем Винниченко, назначенным на этот пост почти год назад — в самой острой фазе кризиса.

— Николай Александрович, насколько серьезны для региона последствия кризиса?

— Главная проблема округа — самая высокая в России концентрация промышленности. Поэтому кризис так по нам и ударил. Но сокращение промышленного выпуска в УФО оказалось меньше среднероссийского: максимум 13% на пике кризиса против 16% по стране. По отраслям ситуация различается: металлургия упала на 30%, машиностроение — более чем на 20%. Серьезные проблемы пережила газовая отрасль: в начале года уровень добычи газа снизился на 30%. Сегодня ситуация улучшилась: отставание от уровня прошлого года — чуть больше 21%. Добыча нефти, несмотря на первоначально плохие прогнозы, сократилась всего на 3%.

— Пик кризиса пройден?

— Наиболее тяжелое время пришлось на конец прошлого года и первый квартал этого. Сейчас ситуация несколько иная. Во-первых, люди, прежде всего руководители предприятий, субъектов, муниципальных образований, в хорошем смысле «приспособились» к кризису, начали искать и находить пути выхода. Благодаря этому в ряде отраслей, прежде всего в металлургии, машиностроении, добыче полезных ископаемых, мы видим признаки роста и качественных позитивных изменений. Так, не только не заморозили, а реализуют новые проекты Магнитка в Магнитогорске, Тобольскнефтехим в Тюменской области. Из последних примеров: Каменск-Уральский металлургический завод зимой не мог получить кредит под строительство линии пятиметрового алюминиевого листа, который используется в самолетостроении. Казалось, проект заморожен. Но мы добились решения вопроса по кредитованию и через определенное время получим на территории округа уникальное для России производство.

— Одной из самых острых тем кризисной повестки стали моногорода.

— В Уральском округе 61 моногород — больше, чем где-либо в России. На мой взгляд, самый тяжелый период для них пройден: в большинстве мы не фиксируем роста социальной напряженности. Хотя проблемы есть. На сегодня они связаны главным образом с проведением отопительного сезона там, где градообразующие предприятия накопили долги перед энергетиками. Но в отношении моногородов помимо пожарных мер нужны системные действия. Понимая это, мы работаем с министерством регионального развития в части подготовки федеральной целевой программы по их развитию.

— Вряд ли все они попадут в программу. Каковы критерии отбора?

— Их три: степень тяжести ситуации, уровень зависимости от конкретных предприятий, пораженность кризисными явлениями. Главная задача — поддержать население и дать новый импульс развитию территории. Мы рассчитываем, что финансирование начнется уже в этом году, а основной массив задач будем решать в 2010-м.

— Кроме поддержки моногородов, на каких направлениях нужно, с вашей точки зрения, концентрировать усилия государства?

— Честно говоря, мы фиксируем странную тенденцию. Экономика начала подниматься, мы рапортуем о создании большого количества рабочих мест в связи с реализацией программ занятости, а уровень доходов населения в округе продолжает падать! И это при том, что среднероссийский показатель растет. К примеру, по НДФЛ самое сильное падение фиксируется в Свердловской (на 11%) и Челябинской (на 15%) областях. Преодоление этой негативной тенденции — одна из основных целей реализуемой нами антикризисной стратегии. Но проблему повышения заработной платы можно решать только в комплексе с вопросом технического перевооружения предприятий. И в этой связи возникает второй важный момент, к которому и должны привязываться целевые показатели по зарплате — минимальный размер оплаты труда и потребительская корзина, которые слабо коррелируют с действительными потребностями людей. Я не призываю к тому, чтобы включать в российскую потребительскую корзину спиртные напитки или чаевые в ресторанах, как это делается в европейских странах, но привести ее хотя бы к минимальным стандартам потребления необходимо. Третий момент, на котором я хотел бы заострить внимание, — стимулирование внутреннего спроса и спроса на промышленную продукцию внутренней кооперации, которая у нас на крайне низком уровне.

— Одним из приоритетов полпред­ства долгое время был проект «Урал промышленный — Урал Полярный». Позиция изменилась?

— Нет. Более того, мы приступили к практической реализации проекта, связанного с уже обозначенными государственными приоритетами и программами крупнейших предприятий. Есть «Газпром», задача которого — выйти на север Ямальского полуострова и на шельф. Чтобы возить оттуда углеводороды и сжиженный газ, «Газпрому» нужны две железнодорожные ветки: Салехард — Надым и Обская — Бованенково. Первая строится именно в рамках нашего проекта, вторую «Газпром» достроит вместе с другими компаниями. Эти дороги позволят оптимизировать общероссийские транспорт­ные схемы и вывозить не только продукцию монополиста, но и другие полезные ископаемые, суммарная стоимость которых оценивается в 7,5 трлн рублей. Странно было бы не воспользоваться готовой инфраструктурой! Другое дело, что нужно пойти дальше по этому пути: если добываемое сырье будет экспортироваться, мы не получим должной отдачи от проекта. Поэтому конечная цель в том, чтобы основной объем перерабатывался на территории округа и в других регионах России.