Пришел Эйяфьятлайокудль

19 апреля 2010, 00:00

Извержение вулкана в Исландии привело к коллапсу воздушного сообщения в Северо-Западной Европе и на трансатлантических рейсах. Главная проблема — неопределенность. Запрет на полеты (или их серьезное ограничение) может сохраняться дни, а может — недели и месяцы.

Извержение вулкана Эйяфьятлайокудль на юго-востоке Исландии началось еще в среду 14 апреля и какое-то время оставалось локальным событием. Дремавший около двух столетий вулкан стал проявлять признаки оживления еще в декабре прошлого года, но окончательно проснулся к середине апреля. Поверхность Эйяфьятлайокудля покрыта ледником, и извергающаяся лава при соприкосновении со льдом превращалась в вулканический пепел, поднимавшийся в атмосферу горячим паром. Облака пепла распространились по северной Атлантике, затем их стало сносить в сторону Европы, а вот до столицы Исландии Рейкьявика, где живет две трети населения острова, грозные облака не дошли.

Вулканический пепел — серьезная угроза авиасообщению. В 1970-х и 1980-х были случаи, когда в результате пролета через тучи с высокой концентрацией пепла у самолетов отказывали двигатели. Поэтому авианавигационные службы европейских стран стали закрывать свое воздушное пространство, ограничив или даже запретив полеты. По состоянию на пятницу 16 апреля 11 стран Европы полностью закрыли все свои аэропорты. Частично закрыты аэропорты Германии, Франции и Польши. В России «выключился» аэропорт Калининграда, ограничены полеты в Мурманск и Архангельск.

Закрытым на двое суток оказался самый загруженный европейский аэропорт — лондонский Хитроу, через который обычно проходит 155 тыс. человек в сутки. Только в первый день действия ограничений было отменено более 5 тыс. рейсов.

Так как многие из «выбывших» аэропортов являются крупными хабами, эффект домино стал чувствоваться и за пределами Европы. Были отменены рейсы на европейские направления из Северной Америки, Азии, Австралии, России, с Ближнего Востока. Серьезно пострадал трансатлантический трафик: даже выполнявшиеся рейсы (например, из Южной Европы в США) проходили по измененным маршрутам, что увеличивало время в пути и расход топлива.

Запреты и ограничения полетов вернули Европу в XIX век, когда передвигаться приходилось только по суше или воде. Норвежский премьер-министр Йенс Столтенберг не смог вернуться на родину из США и вынужден руководить правительством дистанционно. Под угрозой оказалось проведение похорон польского президента Леха Качиньского, а также празднование юбилея датской королевы Маргрете II, так как высокопоставленные гости не могут прилететь ни в Краков, ни в Копенгаген.

Ход извержения Эйяфьятлайокудля непредсказуем. Оно может продолжаться несколько дней, недель и даже лет. Последний раз вулкан не спал на протяжении 18 месяцев с 1821-го по 1823 год. Извержение другого исландского вулкана, Лаки, в 1783–1784 годах привело к выбросу такого количества пепла, что в Европе на несколько лет установилась необычно холодная погода, вызвавшая неурожаи и голод. Голод среди крестьян стал одной из причин, вызвавших Французскую революцию 1789 года.

Неопределенный ход нынешнего извержения ставит перед Европой вопрос: как сочетать современную жизнь, основанную на авиации и логистике, с подобными природными явлениями? Долговременные запреты на полеты угрожают не только авиакомпаниям и пассажирам, но даже поставкам продовольствия. Значительная часть свежих овощей ввозится в североевропейские страны самолетами, так что, даже если запрет на полеты будет действовать всего несколько дней, это уже скажется на качестве жизни европейцев.