Новое в традиционном

Милана Челпанова
19 апреля 2010, 00:00

Инновации в традиционных отраслях промышленности возможны, что подтверждается опытом создания инновационного производства в металлургии группой компаний «Петропавловск». Рассказывает руководитель предприятия Павел Масловский

— Павел Алексеевич, «Петропавловск» — одно из немногих металлургических производств, созданных после распада Советского Союза. Как Вам удалось создать новые предприятия, когда по всей стране останавливались действующие?

— Мы были не единственными, кто пытался организовать предприятие в 1990-е. Даже в Амурской области параллельно с нами другие золотодобытчики предпринимали подобные попытки, но они так и не смогли выйти на уровень рентабельности, многие в итоге закрылись.

Я считаю, что в основе наших успехов лежат два основных фактора. Во-первых, люди. В компании собралась команда профессионалов, блестящих практиков, которые вложили в дело инициативу и знания. Этот фактор можно назвать случайным. Зато второй фактор — бесспорный результат преднамеренных усилий, итог выбранной нами стратегии. Я имею в виду применение новых знаний, сознательный отказ от старых, можно было бы сказать кустарных методов, если бы это слово было применимо к металлургии. Это относится и к производству, и к проектированию, и к геологоразведке, и к лабораторному обслуживанию.

— Насколько оправданны существенные вложения в новые технологии?

— Создавать компанию с нуля, обладая только лицензией на разработку месторождения, и руководить крупным, созданным еще в Советском Союзе предприятием с налаженной инфраструктурой, сложившимся коллективом — это совершенно разный опыт. Если бы у нас был работающий завод — что бы мы могли сделать? Могли модернизировать производство, могли расширить его мощности, а могли ничего не делать и продолжать работать на имеющейся технике. В той ситуации, в которой оказались мы, был только один выход. Нужно было создавать как можно более современное предприятие. Использование инноваций в нашем случае было единственной возможностью. Так что и эффективность здесь приходится оценивать иначе. За эти пятнадцать лет мы не только реинвестировали практически всю прибыль, но и вкладывали заимствованные средства и средства от размещения акций. В результате инвестиции в производство на данный момент раза в три превышают прибыль. Но, не сделав таких вложений, мы бы вообще не могли помышлять о прибыли.

Многие наши технологические новшества были отчасти вынужденными. В 1997 году, когда, имея на руках ТЭО, мы собирались начать строительство комбината, но столкнулись с трудностями привлечения инвестиций, мой коллега Валерий Николаевич Алексеев (сейчас он возглавляет строительное подразделение Петропавловска — ООО «Капстрой») предложил применить упрощенный вариант, отойти на время от глобальных планов сразу построить крупное производство, а начать работать методом кучного выщелачивания. Достаточно традиционный и освоенный метод. Это давало возможность получить первое золото и на полученные деньги достраивать комбинат.

Но даже этот упрощенный вариант потребовал серьезных технологических новшеств. Мы стали первыми в мире, кто работал на куче круглогодично. Нам пришлось найти новое решение — утепляли материей и даже получили за эту технологию патент. Таким образом, продемонстрировав, что голь на выдумки хитра, в 1999 году мы получили первые 192 килограмма золота.

— «Петропавловск» был одним из российских пионеров на международной бирже. Вы разместили акции раньше других компаний, работающих в вашем секторе. Почему?

— Нам нужны были инвестиции, чтобы построить предприятие. Внутри России найти их было практически невозможно. Вложения в горную промышленность не рассчитаны на быстрый возврат, в мировой практике время от начала реализации проекта до первой произведенной продукции может исчисляться десятками лет. Такими сроками в России тогда никто не мыслил.

Стало понятно, что инвесторов нужно искать на Западе. Там нам тоже пришлось столкнуться с трудностями и непониманием, вызванными тем, что «железный занавес» открылся буквально несколько лет назад и никто не знал, что собой представляет Россия. А поскольку инвесторы закладывали политические и экономические риски, делать в России большие долгосрочные инвестиции желающих было немного.

В продвижении нашей группы в среде западных инвесторов большую роль сыграл мой партнер Питер Хамбро. В 2002 году мы ввели в строй горно-гидрометаллургический комбинат на Покровском месторождении и в том же году вышли на рынок альтернативных инвестиций Лондонской фондовой биржи. Спустя семь лет, в прошлом году, акции «Петропавловска» перешли на основную площадку, и это хороший показатель роста доверия инвесторов к нашей компании, да и к стране тоже.

— Каким вы видите будущее вашей компании?

— Факторы, лежавшие в основании нашего успеха, одновременно являются и условиями нашего будущего развития.

Мы будем и дальше отдавать приоритет геологоразведке. За исключением нашего первенца, Покровского месторождения, все остальные месторождения мы разведывали самостоятельно. Я уже не раз высказывал в интервью нашу позицию: не новые активы, а новые руды. На сегодня геологи обеспечили разведанной сырьевой базой три новых рудника — Пионер, Олекминский, Маломыр. Разведка на Маломыре позволила открыть легкообогатимые руды зоны Кварцитовое, что дало нам возможность пересмотреть производственные планы: начать с отработки неупорных руд и постепенно запускать более сложные технологии переработки упорных. Геологи позволили продлить жизнь комбината на Покровке, разведав новые рудные тела на флангах месторождения.

Пример, демонстрирующий значение геологоразведки, — месторождение Пионер. В советское время его практически потеряли. Геологи провели бурение с плохим выходом керна и решили, что месторождение маленькое и неинтересное. Геологи «Петропавловска» считали, что если правильно провести изыскания, то Пионер может оказаться достойным проектом. На свой страх и риск мы взяли лицензию на это месторождение и стали перебуривать — увидели, что месторождение будет не хуже Покровки. Уже сейчас завод Пионера обогнал Покровский рудник по производству.

За годы работы мы создали не только хорошие геологоразведочные предприятия, но и отличную лабораторную базу, поэтому будем совершенствовать аналитику и дальше. В этом году новая лаборатория откроется на месторождении Маломыр.

— Где вы берете квалифицированные кадры?

— Для регионов, в которых мы работаем, металлургия — новая отрасль, поэтому нехватка кадров закономерна. Мы видим выход в развитии собственных образовательных проектов, прежде всего Покровского горного колледжа, а также будем продолжать привлекать инженерно-технические кадры из стран СНГ.

— Будете ли Вы и дальше внедрять новые технологии?

—Если вы имеете в виду новые производственные технологии, то запрос на новые исследования и изобретения со стороны «Петропавловска» будет всегда. Инновации вроде круглогодичного кучного выщелачивания остались в прошлом. Сейчас новые технологии для нас разрабатываются авторитетными научными институтами — «Иргиредметом», «Гипрорудой». Работа наших предприятий сегодня основана на совсем иных технологических достижениях. В производстве на Пионере прорывом стали новые реагенты и разработанная нами смола PuroGold. Для Маломыра мы отрабатываем технологию автоклавного окисления упорных руд. На Кимкано-Сутарском комбинате будет использована инновационная японская технология. В мире пока есть только одно аналогичное предприятие — в США. Внедряя новые технологии, мы отчасти идем на риск, но, как показывает наш опыт, этот риск оправдывается.