Придется создать систему трудовых отношений

24 мая 2010, 00:00

События в Кузбассе — это не зарево грядущего пожара. Не угроза политическому порядку. И даже не знак роста левых настроений среди рабочих. Требование изменить модель оплаты труда шахтеров — это не левая идеология, а простой здравый смысл. Ситуация, когда премии за выработку составляют две трети от получаемых рабочими сумм, при сколь угодно технически продвинутой системе безопасности будет порождать катастрофы. Переброска ОМОНа из соседних регионов, граничащие с истерикой разговоры про «британские и украинские сайты» — не более чем фантомные боли политиков, которые чересчур эмоционально примеряют на себя воспоминания о 1989-м и 1998-м. Не надо так волноваться: тогда шахтерские стачки стали явлением большой политики, потому что таков был запрос в Москве.

Столкновения в Междуреченске — это симптом нездоровых и никак не регулируемых трудовых отношений в России. И так же, как авария на Саяно-Шушенской ГЭС заставила всерьез заняться вопросом технического регулирования деятельности промышленных предприятий, так и события в Междуреченске, последовавшие за аварией на шахте «Распадская», должны послужить толчком к серьезному рассмотрению трудовых отношений.

Детонатором столкновения послужила даже не сама авария, а цифра 80 тысяч рублей, которая была представлена как зарплата шахтеров на «Распадской». Откуда она взялась, неизвестно, как неизвестно и то, какова на самом деле средняя зарплата шахтеров «Распадской». Но, как нам кажется, привязываться к цифре не имеет смысла. Помимо собственно уровня вознаграждения имеет значение и форма оплаты труда (а после аварии практически все согласились с тем, что слишком высокая доля оклада, зависящая от выработки, увеличивает риск аварии), и уровень компенсации в случае ущерба здоровью, и наверняка уровень страховки, и порядок выхода на пенсию, и еще многое другое. Причем это важно не только в угольной отрасли, но и во всех остальных.

Понимание того, что такие вопросы существуют, означает, что в России будет набирать обороты профсоюзное движение, которое до сих пор почему-то было локализовано в компаниях, имевших в базе иностранный капитал. Представляется крайне важным, чтобы предприниматели приняли участие в формировании новых трудовых отношений, не оставшись на правах слушателей.

Сравнительно недавно в РСПП прозвучал тезис, что трудовое законодательство в России требует либерализации, так как зачастую оно способствует консервированию неэффективных производств. Естественно, этот тезис вызвал недовольство социал-демократической общественности, склонной предполагать, что собственники и топ-менеджеры предприятий и так имеют слишком много возможностей манипулировать работниками. Убедить друг друга сторонам в споре не удастся. Новые качественные трудовые отношения станут плодом длительных исследований и переговоров между представителями труда и капитала. Важно, чтобы в этих исследованиях и переговорах сразу же были заложены не только идеи социальной справедливости и социальной стабильности, но и идеи экономической рациональности. Надо понимать, что, разрешая трудовые конфликты, назначая премии и принимая решения об увольнении, работодатель крайне редко исходит из сугубо личного интереса. Куда чаще предприниматели вынуждены исходить из задач выживания или развития предприятий. И широко известно, что более либеральное американское законодательство способствует более высокой эффективности американской экономики по сравнению с европейской. От чего в итоге в экономическом смысле выигрывают все.

В связи с этим важны две вещи. Во-первых, предпринимательское сообщество должно само инициировать исследования существующих форм трудовых отношений, включая уровень оплаты труда и компенсаций. Широкое обсуждение результатов таких исследований позволит сформировать более или менее консенсусное решение по этим вопросам. Это также могло бы послужить прекрасной базой для обсуждения вопроса о повышении ЕСН и влияния этого повышения на экономическую эффективность разных отраслей. Во-вторых, очень важно понимать, что реформа трудовых отношений, безусловно, должна привести к уменьшению дифференциации в оплате труда между рядовыми рабочими и топ-менеджментом компаний и при этом не сказаться на норме прибыли. Сам факт уменьшения дифференциации может стать прекрасной базой для реального трудового консенсуса.