Рельсы без шлагбаума

Жители Междуреченска перекрыли железнодорожные пути, потому что отсутствуют нормальные отработанные схемы обсуждения проблем властью, бизнесом и работниками

В ночь с 14 на 15 мая жители города Междуреченска перекрыли железнодорожную трассу Новокузнецк—Абакан. Конкретных требований протестующие не предъявляли. Они хотели говорить с губернатором Кемеровской области Аманом Тулеевым, требовали приезда в регион президента Дмитрия Медведева и премьера Владимира Путина. После безуспешных призывов сначала начальника ГУВД Междуреченска, а потом мэра города освободить трассу в дело был пущен ОМОН. Люди оказали сопротивление. После столкновений задержано 28 человек. Трасса освобождена. Это похоже на сценарий учений подразделений МВД: подавление внезапно вспыхнувших беспорядков. Однако случилось все после трагедии, стоившей жизни десяткам людей, в шахтерском городе, в дни массовых похорон. Самое же главное — инцидент в Междуреченске показал, что в отсутствие постоянно работающих эффективных механизмов диалога работников, бизнеса и власти любая подобная трагедия легко ведет к эскалации конфликта на федеральный уровень.

Какие 80 тысяч?!

То, что происходило и происходит в Междуреченске после трагедии на «Распадской», до сих пор не укладывается в какую-то единую схему. Возможно, потому, что такой схемы действительно нет. Можно попытаться лишь приблизительно восстановить хронологию событий.

В ночь с 8 на 9 мая на шахте с интервалом в четыре часа происходит два взрыва. В результате разрушений и подземных пожаров погибли 66 человек. Судьба еще 24 остается неизвестной.

11 мая в Междуреченск прибывает премьер-министр России Владимир Путин и проводит совещание с членами Госкомиссии по оказанию помощи в ликвидации последствий аварии. На совещании было объявлено, что семьям погибших будет оказана материальная помощь. А именно один миллион рублей, а также «годовая зарплата и трехмесячный заработок» погибших (смысл этой формулы выплат так и не был раскрыт, вероятно, речь идет о выплате базовой зарплаты за год и эквивалента фактического заработка, то есть зарплаты и премий, за три месяца). Те, кто получил в ходе аварии травмы, могли претендовать на выплаты от 200 до 400 тыс. рублей.

Аман Тулеев за счет областного бюджета обещал выплатить взятые погибшими шахтерами кредиты, в том числе ипотечные. Согласно циркулирующим в Междуреченске слухам, на той же встрече с Путиным гендиректор Распадской угольной компании Геннадий Козовой, докладывая о положении на шахте, сообщил, что средняя зарплата на ней составляет 80 тыс. рублей. Откуда взялась эта цифра не известно: в стенограмме обсуждения этого заявления Козового нет. Но именно этот слух, судя по всему, и стал одним из детонаторов общественного возмущения. Работники посчитали, что гендиректор намеренно ввел президента в заблуждение. (Для справки: по данным официального сайта Междуреченска, средняя зарплата работников крупных и средних предприятий города 20 576 рублей.)

В первые же часы после трагедии информация о происходящем стала появляться в шахтерском сообществе на сервере mail.ru. Сообщество существует с октября 2009 года, в нем размещалась информация об авариях на шахтах, о раненых и погибших шахтерах, поднимались вопросы защиты трудовых прав. Тем не менее за пределами профессиональных кругов о сообществе стало известно лишь после аварии на «Распадской». Возможно, потому, что использовать его для обсуждения таких серьезных аварий раньше не приходилось. Первые сообщения на mail.ru, связанные с «Распадской», были естественными выражениями сочувствия, предложениями сдать кровь и иными подобными проявлениями скорби и желания помочь. Но вскоре настроение начало меняться.

Среди сообщений на тему «Помним и скорбим» стали появляться и недоуменные вопросы, почему в связи с трагедией в стране не объявляют траур. 13 мая появляется сообщение, размещенное Еленой Першиной и призывающее жителей Междуреченска выйти на площадь перед ДК «Распадский» 14 мая в 17.00. Целью сбора заявлено почтение памяти погибших и обращение к руководству страны об объявлении общенационального траура. Сообщение тут же начинает бурно обсуждаться, участники предлагают и новые цели сбора. В частности, публично заявить, что средняя зарплата в 80 тыс. на «Распадской», которую якобы назвал Козовой — ложь. В 17.00 14 мая люди стали собираться на площади, обсуждали ситуацию и оперативно формировали требования. Сбором требований занималась Елена Першина. В основном они касались обычных трудовых вопросов — изменения формы оплаты труда, уменьшения зависимости оплаты от нормы выработки (сейчас базовая зарплата составляет 30% фактического заработка), повышения зарплаты, улучшения контроля за состоянием систем безопасности и т. д. Но были и требования встречи с Медведевым или Путиным.

Возник и вопрос, кому эти требования можно передать. Раздались призывы, чтобы к митингующим вышел мэр города Сергей Щербаков. Часть людей направилась к зданию горадминистрации. Вскоре появились сообщения о некоей инициативной группе граждан Междуреченска, связанной с Еленой Першиной. Щербаков к людям выходить отказался, но согласился принять делегацию протестующих. Выслушав ее требования, он заявил, что большинство вопросов находится вне его компетенции. Какое-то время митингующие не могли решить, что делать дальше. Из толпы стали поступать предложения перейти к более радикальным действиям. В конечном итоге это сформировалось в идею перекрыть магистраль. Часть протестующих отправилась через город к железнодорожным путям. В 23.40 трасcа была перекрыта. Вскоре о ЧП стало известно в области, в город начал подтягиваться ОМОН. К митингующим обратился начальник ГУВД Междуреченска. Но слушать его не стали.

Позже решить проблему попытался мэр города, который на этот раз пришел к протестующим и провел с ними довольно эмоциональный разговор. Но перекрывшие магистраль желали, чтобы с ними разговаривал Тулеев. Мэр ушел ни с чем. Вскоре в дело вступил ОМОН, в который полетели палки и камни. В столкновениях, по официальным данным, пострадало шесть сотрудников ОМОНа. 28 человек было задержано. Вскоре трасса была очищена, и по ней вновь пошли поезда.

8200 верст пустоты

На следующий день прибывший в Междуреченск Аман Тулеев заявил, что железнодорожные пути перекрыли асоциальные элементы, не имеющие отношения к «Распадской» и находившиеся в нетрезвом состоянии. Более подробно он развил свою мысль на селекторном совещании с Владимиром Путиным 17 мая. Было сказано следующее: «Едут к нам деструктивные люди, мы наметили два британских сайта, четыре украинских, два московских, где рассказывают всякие страшилища об убийствах и грабежах. Зачинщики известны, ничего у них не получится!»

 pic_text1 Фото: Арсений Несходимов/Русский репортер
Фото: Арсений Несходимов/Русский репортер

Было сказано также о шести задержанных на подъезде к путям автомобилях с водкой и бутербродами. Но о том, что власти оценивают протестующих как деструктивных элементов, не имеющих отношения к рабочей среде, становится известно уже 15 мая. Тем не менее в тот же день на встрече с руководителями предприятий города Аман Тулеев принимает и делегацию протестующих во главе с Першиной. Он выслушивает их требования и обещает их рассмотреть. Позже он говорил, что «узнал много интересного» о взаимоотношениях работодателя с шахтерами.

В ночь на 15 мая в «Живом журнале» появляется сообщество «Междуреченск», в нем размещаются ролики об акциях протеста, вскоре там начинают аккумулироваться разнообразные материалы, посвященные событиям в Междуреченске и аварии на «Распадской», — как правило, с сочувствием протестующим и резко критической оценкой действий властей и собственников шахты. Тематические сообщества появляются также в социальных сетях «Одноклассники» и «Вконтакте».

15 мая в Междуреченск прибывает глава Кемеровского обкома КПРФ, депутат КПРФ от Кемеровской области Нина Останина, которая стала одним из ярых критиков Тулеева в регионе и на федеральном уровне после того, как несколько лет назад он резко рассорился с партией. В тот же день Останина проводит встречу с жителями на площади у ДК «Распадский». Она выслушивает просьбы и требования людей, старается убедить их в правоте взглядов КПРФ на шахтерские проблемы.

16 мая в ЖЖ появляется юзер golos­kuz­bassa, который от имени некоего Союза жителей Кузбасса выдвигает ни много ни мало ультиматум президенту России («Если, конечно, он наш президент, а не кто-то иной»). Анонимный ЖЖ-юзер требует выпустить задержанных в ночь с 14 на 15 мая, повысить зарплату на рентабельных шахтах до 45 тыс. рублей, прекратить преследование за профсоюзную деятельность, вывести из Междуреченска подразделения МВД из других городов, а также обязать глав городов ежемесячно проводить встречи с жителями, принимать от них петиции. В случае невыполнения ультиматума goloskuzbassa от имени своего союза призывал жителей региона отправиться 22 мая в 16.00 к зданиям администраций городов Кемеровской области и требовать от властей ответа.

Анонимное сообщение в интернете от имени никому не известной организации было воспринято всерьез. Журналисты пытаются выяснить, кто автор сообщения. Установить это не удается, довольно скоро все приходят к выводу, что разместил сообщение то ли неизвестный энтузиаст, то ли провокатор (последнее повторяется довольно часто). Но вброшенная идея начинает жить самостоятельной жизнью, ее обсуждают, в том числе в шахтерском сообществе на mail.ru. Начальник пиар-службы администрации Кемеровской области распространил информацию, что заявление составлено в Кемеровском обкоме КПРФ. Вскоре заявления против намечающегося митинга начинают распространяться от имени анонимных шахтеров Междуреченска и руководителей действующих профсоюзов.

16 мая Нина Останина занимается решением вопроса об освобождении задержанных. Впрочем, по ее словам, к моменту ее встречи с представителями МВД те сообщили, что всех задержанных уже отпустили, и даже предложили проверить камеры. Но уголовные дела о перекрытии железнодорожных путей и оказании сопротивления сотрудникам МВД по-прежнему находятся в производстве.

17 мая Владимир Путин проводит селекторное совещание с собравшимися в Новокузнецке губернатором, собственниками и руководством шахт. На совещание прибывают совладельцы «Распадской» Александр Абрамов и Роман Абрамович. Устраивается форменный разнос директору шахту Игорю Волкову, которого премьер-министр называет «гражданином Волковым». Премьер призывает удовлетворить важные требования шахтеров об изменении порядка оплаты труда и повышении не зависящей от плана выработки доли зарплаты до 70%. Кроме того, Путин велел, чтобы всем работникам «Распадской» выплачивалась зарплата за время вынужденного простоя в размере средней зарплаты за последний квартал. Вскоре объявляется об отставке Игоря Волкова с поста директора шахты и о сосредоточении руководства в руках гендиректора Распадской угольной компании Геннадия Козового. 20 мая Игорю Волкову предъявлено обвинение в нарушении правил безопасности при проведении работ.

 pic_text2 Фото: Арсений Несходимов/Русский репортер
Фото: Арсений Несходимов/Русский репортер

18 мая умолкнувший было goloskuz­bassa заговорил вновь. Причем на этот раз от имени подпольного комитета, часть членов которого уже задержана властями («Я на свободе. Пока. Скорее всего, мой арест — вопрос только времени»). В сообщении, впрочем, подтверждено намерение провести акцию 22 мая, выражается благодарность ряду оппозиционных партий и общественных организаций за поддержку протестующих. Тогда же, 18 мая, специальное обращение к верующим с призывом не ходить на митинг выпускает Кемеровская епархия, в нем говорится, что «разделить боль утраты семей и близких погибших мы должны не митингами, а состраданием». Более того, 22 мая, в день предполагаемой акции, во всех храмах Кемеровской области будет отслужен молебен о даровании мира кузбасской земле.

Тем не менее в сети появляются все новые и новые сообщения о намерении выйти на улицы. Но теперь это называется митингом против политики партии «Единая Россия». Инициативная группа продолжает свою работу и намерена проводить новые встречи как с представителями власти, так и с работодателями.

18 мая на концерте во Владивостоке лидер группы «Аквариум» Борис Гребенщиков посвящает шахтерам Междуреченска песню «8200 верст пустоты». Кажется, мало кто из слушателей понял, что означает этот жест мэтра. Тем не менее он добавил в информационное сопровождение ситуации необычные нотки.

Театр теней

Когда пишется этот материал, обстановка в Междуреченске спокойная. Время от времени в сети появляются сообщения, что город блокирован ОМОНом, но жители города опровергают их. Вообще же, распространение слухов и анонимность действующих сил — пожалуй, одна из самых характерных черт конфликта.

Сначала никто не понимал, откуда взялась инициативная группа. Потом — что такое Союз граждан Кузбасса. Причем к реально существующей группе и к анонимному обращению в ЖЖ относились с одинаковой серьезностью. На вопрос «Эксперта», когда именно возникла инициативная группа, Елена Першина ответила, что это произошло вечером 14 мая, когда мэр Щербаков заявил о готовности принять делегацию собравшихся. При отборе членов делегации людей спрашивали, ради чего они туда идут и готовы ли и дальше работать над выполнением требований. Так что говорить о какой-то сложной процедуре формирования этой группы не приходится. Речь идет о классической «уличной демократии». Сейчас в группе 11 человек.

По словам сотрудника Центра социально-трудовых прав Петра Бизюкова, находящегося сейчас в Междуреченске, авторитет группы признают далеко не все, но именно к ней люди идут с просьбами и заявлениями, именно она занимается их обработкой, ведет диалог с властями. В ближайшее время, по словам Першиной, они намерены встретиться с Козовым и обсудить с ним имеющиеся проблемы. Руководителя у группы нет. Першина считается, скорее, основательницей. Иными словами, в городе оперативно создана общественная группа, которая готова представлять интересы рабочих в диалоге с работодателями и властями. Возникает лишь один вопрос: почему в шахтерском городе такую структуру необходимо было на живую руку создавать во время митинга?

Елена Першина, ставшая инициатором создания новой структуры, не имеет прямого отношения к шахтам. Она обучает программам 1С в междуреченской автошколе «Коляда». То, что на ее сообщение в шахтерском интернет-сообществе люди откликнулись, доказывает, что никаких других претендентов на то, чтобы отстаивать их интересы, не было. И это тоже весьма симптоматично для города, с которого в 1989 году начались волны шахтерских забастовок. Возможно, о роли mail.ru в организации протестов и координации действий теперь можно говорить так же, как после протестов оппозиции в Иране говорили о революционной роли Twitter. Но, скорее, это доказывает лишь то, что интернет огромен, количество серверов велико и в будущем какую-нибудь «особую» роль может сыграть любой из них.

В сети появлялась информация, что шахтерам Междуреченска запретили общаться со СМИ, грозя увольнением в случае нарушения предписаний. Эту информацию подтверждает и депутат Нина Останина. Проверить это сейчас сложно, но само появление подобных слухов доказывает, что в регионе просто отсутствует какая-либо система общественно-политической работы с простыми людьми, в частности с шахтерами. Нет явных авторитетов, чье мнение было бы весомо для остальных, что могло бы остановить нарастание провокационных слухов и спекуляций. Нет и структуры, готовой представлять интересы шахтеров в переговорах с работодателем. Между тем простое ее наличие позволило бы не доводить ситуацию до столкновения с ОМОНом в дни шахтерских похорон.

Объяснение волнений происками «британских сайтов», предложенное Тулеевым, который был одним из важнейших участников диалога с протестующими шахтерами и в 1989-м, и в 1998 году, красноречиво подтверждает, что сейчас он едва ли готов к подобной роли. И это произошло благодаря системе управления, старательно создаваемой Тулеевым с момента назначения на пост губернатора в 1997 году. «Политическое поле в Кузбассе вычищено. Вертикаль, созданная Тулеевым, привела к тому, что профсоюзы фактически ничего не решают, Тулееву сейчас просто не с кем вести диалог. Он не знает, с кем разговаривать: с Першиной, с рабочими, еще с кем-то», — говорит Нина Останина. Но КПРФ сейчас находится в остром конфликте с Тулеевым, так что мнение Останиной можно считать пристрастным. Однако тот факт, что действующими силами в междуреченских событиях помимо дважды приезжавшего в Кузбасс Путина оказались лишь Тулеев, никому дотоле не известные группы инициативных граждан, анонимные активисты в ЖЖ и готовые использовать ситуацию для противостояния с Тулеевым коммунисты, весьма красноречиво подтверждает, что весомая доля правды в словах Останиной есть. Каких-либо автономных гражданских сил, способных помочь в разрешении конфликта, просто нет. И это тоже важное отличие ситуации в Междуреченске от социальных конфликтов в других регионах.

Выслушав требования протестующих, мэр Междуреченска заявил, что большинство вопросов вне его компетенции. Какое-то время митингующие не могли понять, что делать дальше. Затем решили перейти к радикальным действиям

Кабы уголь умел говорить

Напомним, что первоначальной целью, ради которой Елена Першина призывала людей выйти на площадь 14 мая, было обращение к руководству страны с требованием объявить общенациональный траур. Иными словами, людям казалось, что в стране их горе не слышат. Затем появились и другие требования, вылившиеся в идею прийти на площадь с зарплатными квитками. Адресатом требований, скорее всего, была центральная власть. Во всяком случае, высказанное собравшимися желание поговорить с Медведевым, Путиным и Тулеевым это подтверждает.

Возможно, идея перекрыть траcсу возникла по аналогии с событиями в Пикалеве, когда после аналогичных действий туда приехал Путин. Само перекрытие путей во многом произошло именно из-за того, что никто так и не стал разговаривать с собравшимися: «Митинг начался в 17.00, на железную дорогу люди вышли в 23.40. У власти было больше шести часов, чтобы провести с людьми диалог». Но в итоге в диалог вступил ОМОН. Дорогу пошли перекрывать далеко не все участники митинга, нельзя исключать, что среди них были и нетрезвые. Но едва ли продуктивно объяснять произошедшее пьяным дебошем маргиналов. Тем более что к этому не склонны относиться подобным образом сами жители города. «На рельсах действительно было много молодежи и женщин, которые не работают на шахте, но происходит это потому, что сами шахтеры выходить боятся, — говорит Останина. — Молодежь там не работает, но они понимают, что завтра им туда идти».

Акция 22 мая, объявленная блогером goloskuzbassa, — тоже важный феномен развития междуреченской ситуации. Призыв объявлен силой, про которую никто ничего не знает. Автора блога обвиняли в провокации. Его послания о задержанных подпольных активистах ничем не подтверждаются. И тем не менее люди всерьез обсуждают его послание. И ту его часть, где блогер объявляет ультиматум главе государства, и предложение выйти на улицу и пойти к городской администрации 22 мая. КПРФ, по словам Останиной, призывает своих сторонников присоединяться к возможным акциям и помогать формулировать требования.

Так или иначе, готовность выйти на улицу — явление опасное. Оно показывает, что сейчас кузбассцам не важно, кто их позовет. Главное — донести наболевшее до властей. Вообще, желание вступить в диалог с властью, используя в том числе отчаянные методы, — важная особенность трудовых конфликтов последнего времени. Перекрытие дороги в Пикалеве, нынешняя голодовка рабочих тракторостроительного завода «Алттрак» в Рубцовске, волнения в Междуреченске имеют одного адресата — государственную власть.

«Катастрофа на “Распадской” высвечивает серьезные институциональные проблемы. Что делать наемным работникам, если они недовольны тем, как складываются их трудовые отношения? — говорит социолог Светлана Климова, исследующая положение российского рабочего класса. — Мы проводили исследования среди наемных работников в Петербурге и Шанхае — это два динамично развивающихся города, их можно сравнивать. Среди прочего задавался вопрос, на кого они могут надеяться, если их не устраивают отношения с работодателем. Большинство опрошенных в Петербурге ответили, что ни на кого. Абсолютное большинство шанхайцев — что на профсоюзы. Институтов, которые защищали бы их права, у современных российских работников просто нет». По мнению Климовой, многие эксцессы нынешних производственных отношений порождены тем, что Трудовой кодекс 2002 года практически ликвидировал право на проведение забастовок: «Забастовка — это и есть та возможность вступить в конфликт с работодателем, при которой не надо выходить на рельсы. Если люди не могут бастовать против работодателя, они выходят на рельсы против власти». При этом власть, кажется, делает все, что от нее требуется. Решение выплатить пострадавшим значительные компенсации, расплатиться по кредитам, сохранить за работниками «Распадской» рабочие места и среднюю зарплату, помочь с трудоустройством членам семей пострадавших — все это действительно то, что нужно людям.

Впрочем, пока это лишь слова, сказанные к тому же в разговоре с собственниками шахт и местными чиновниками. А то, что региональные власти выслали против перекрывших пути ОМОН, похоже, оказывается гораздо более доходчивым посланием. В любом случае сам факт, что порядок начисления и размер зарплаты на частной шахте приходится утрясать премьер-министру, показывает, что трудовая ситуация у нас ненормальна. Внезапная вспышка волнений в Междуреченске подтверждает, что потенциал для таких волнений в обществе есть. Сохранять политическую стабильность во многих регионах становится все сложнее в отсутствие автономных организаций гражданского общества, способных вести диалог с властями и не допускать подобных вспышек.