Кластерный анализ

Дмитрий Ланин
7 июня 2010, 00:00

Под Санкт-Петербургом сформирован первый российский фармацевтический кластер. Регион получит новые рабочие места, компании-участницы — льготы, но инновационного прорыва в фармацевтике ждать не стоит

Правительство Санкт-Петер­бур­га определилось с последним участником фармацевтического кластера, который планируется создать на площади 18 гектаров в городе Пушкино: им стал «Фарм-Холдинг». Кроме него в рамках проекта будут работать еще четыре компании — «Герофарм», «Биокад», «Самсон-Мед» и «Неон». Объем инвестиций участников — от 20 до 50 млн долларов, при этом компании намерены не только вкладывать собственные средства, но и привлекать долговое финансирование.

Региональные власти рассчитывают, что благодаря созданию кластера им удастся ослабить зависимость региона от иностранных препаратов и внести свой вклад в реализацию стратегии «Фарма-2020», нацеленной на ослабление зависимости России от иностранных лекарств и создание собственного производства инновационных препаратов. Впрочем, даже с учетом предоставляемых преференций возможности российских фармацевтических компаний остаются несопоставимыми с мировыми лидерами отрасли, и говорить об инновациях в фармацевтике пока не приходится.

Объединение непохожих

Принятые в петербургский кластер компании работают в разных сегментах рынка. «Биокад» сосредоточен на создании оригинальных и дженериковых препаратов в области урологии, онкологии и неврологии. Компания решила участвовать в кластере в связи с наличием в Санкт-Петербурге развитой научно-технической базы, необходимой инфраструктуры. По словам генерального директора Михаила Кубылинского, на будущей площадке под Санкт-Петербургом планируется организовать промышленное производство двадцати шести лекарственных препаратов из перечня «стратегически значимых лекарственных средств», и двадцати — из списка жизненно необходимых и важнейших лекарственных средств Минздравсоцразвития.

Еще один участник кластера, «Герофарм», выпускает лекарственные средства, применяемые в офтальмологии и неврологии, а также генно-инженерный человеческий инсулин. Сейчас в активе компании лишь три препарата, но в ближайшее время ассортимент может быть расширен до десяти наименований. Для создания своих лекарств предприятие использует в том числе и пептидные соединения. «Участие компаний, применяющих технологии биосинтеза, необходимого для производства пептидов, — большой плюс для кластера, поскольку именно на этот сектор фармацевты возлагают большие надежды на фоне стагнации технологий традиционного синтеза», — отмечает Сергей Шуляк, директор агентства DSM Group.

«Фарм-Холдинг», созданный в 2006 году специалистами из «Герофарма», специализируется на изготовлении пептидных препаратов. Кроме готовых лекарственных средств он выпускает субстанции, диагностические системы, осуществляет синтез пептидов для научных исследований компаний-заказчиков.

«Самсон-Мед», производящий широкий спектр биологически активных субстанций и лиофилизированные формы инъекционных препаратов, рассчитывает продавать свою продукцию в том числе и другим участникам кластера. «Это позволит свести к минимуму логистические расходы, и в результате потребитель получит более дешевые и качественные лекарства», — пояснила заместитель директора «Самсон-Меда» по экономике и финансам Анжела Позенко. Впрочем, не известно, будут ли услуги компании пользоваться спросом, поскольку и «Герофарм», и «Фарм-синтез», и «Биокад» обладают собственными технологиями производства субстанций.

Меньше всего сведений о компании «Неон», созданной в 2009 году. Ранее ее генеральный директор Николай Бирулин заявлял о планах строительства завода мощностью до 1 млрд таблеток в год, а затем — о производстве инъекционных растворов объемом до 300 млн ампул, но не стал уточнять, о каких именно препаратах идет речь.

Вице-губернатор Санкт-Петербурга Михаил Осеевский считает, что в кластере удалось собрать лидеров отечественной фармацевтической отрасли, способных выпускать инновационную продукцию с высокой добавленной стоимостью. Аналитики настроены более сдержанно. Так, Сергей Шуляк напоминает, что национальные лидеры — компании «Фармстандарт» и «Верофарм» — вообще не заявляли об участии в проекте. «Скорее всего, руководство региона при наборе участников смотрело не столько на их научно-техническую базу, сколько на финансовые возможности», — отмечает глава агентства DSM Group.

Всеобщая кластеризация

Кластерная инициатива правительства Санкт-Петербурга для фармацевтического сектора не уникальна. Работу над созданием подобных зон ведут и другие регионы: Москва, Новосибирск, Ярославль, Ставрополь, Екатеринбург. Их активность имеет очень простое объяснение: фармацевтический рынок по-прежнему остается одним из самых доходных и быстрорастущих секторов экономики. По оценке DSM Group, в прошлом году он вырос на 23%, несмотря на кризис. Если в ближайшее время темпы роста не опустятся ниже 10% в год, то к 2012‑му его объем может достигнуть 20 млрд долларов, а игроки рынка в перспективе могут стать крупными налогоплательщиками. Кроме того, кластеры помогут создать новые рабочие места.

«Сейчас объем петербургского фармацевтического рынка составляет более 20 миллиардов рублей в год. При этом город закупает три четверти необходимых лекарственных препаратов за рубежом. Это вопрос государственной лекарственной безопасности, и наше стремление его решить вполне понятно», — говорит Михаил Осеевский. По его словам, участники кластера получат целый ряд преференций. Речь идет о льготах по налогу на прибыль и налогу на имущество в части средств, зачисляемых в бюджет города. «Еще один мощный инструмент поддержки фармацевтических предприятий — городской заказ», — отмечает чиновник. Напомним, что это не первый опыт применения кластерной модели местными властями. В активе администрации уже числятся проекты по созданию автопромышленного и электронного кластеров.

Правительство такую активность поощряет. «Лекарственные кластеры не просто будут развиваться на территории Российской Федерации, они получат надлежащую государственную поддержку», — заявила в январе министр здравоохранения и социального развития Татьяна Голикова. Первым шагом со стороны государства стала компенсация процентных выплат по займам, привлекаемым для закупки иностранного высокотехнологичного оборудования, утвержден перечень оборудования, ввоз которого освобождается от НДС и таможенных пошлин.

Однако вряд ли петербургский проект можно считать кластером в полном смысле этого слова. Кластер, как известно, — это группа соседствующих взаимосвязанных компаний и связанных с ними организаций, действующих в определенной сфере и характеризующихся общностью деятельности и взаимодополняющих друг друга. На вопрос, будет ли технологическая или иная связь между предприятиями в городе Пушкино, ответ скорее отрицательный, чем положительный. Правильнее говорить не о кластере, а об особой экономической зоне, в которой работают компании схожего профиля. «Отечественная фармацевтическая отрасль слишком отстала от зарубежной, и организовать всю производственную цепочку на одной территории будет весьма сложно, — считает Давид Мелик-Гусейнов, директор агентства “Фармэксперт”. — Поэтому главный стимул для участия компаний в кластерах — не производственная синергия, а получение гарантий от местных властей и государства».

Нет четкого ответа и на другой вопрос: за счет чего в кластерах будут разрабатываться действительно инновационные препараты, а не дженерики? «Фарма-2020» предполагает создание не менее двадцати собственных инновационных препаратов к 2020 году, однако даже с учетом серьезных льгот вряд ли российская фармацевтическая отрасль в состоянии решить такую задачу напрямую. Если двадцать лет назад стоимость разработки одного препарата составляла около 200 млн долларов, то сейчас этот показатель поднялся до 800 млн и в скором будущем перевалит за 1 млрд. А в стратегию «Фарма-2020» на период с 2009-го по 2020 год заложено лишь 3,5 млрд долларов на разработку всех новых российских лекарств.

Для решения поставленной правительством задачи компании ищут обходные пути. «Производство оригинальных препаратов можно развивать двумя путями, — отмечает Мелик-Гусейнов. — Один — создание молекулы с нуля, а другой — покупка готовой инновационной молекулы, внесение в ее структуру незначительных изменений, благодаря которым фармацевтические свойства не теряются. Второй путь значительно дешевле, и если затраты на синтез оригинальных молекул измеряются в сотнях миллионов долларов, то на покупку и модификацию — в десятках».

Именно такую стратегию реализует «Биокад». «Сейчас мы заканчиваем работу над двумя молекулами, созданными на базе уже существующих, и ведем работу еще над четырьмя молекулами», — сообщил Михаил Кубылинский. По его словам, это существенно удешевляет процесс создания новых препаратов еще и потому, что позволяет сократить издержки на этапе клинических испытаний.