Повесть о Горе-Злочастии

Максим Соколов
21 февраля 2011, 00:00

Стать адресатом четверостишия «Нет ни в чем Вам благодати, // С счастием у Вас разлад, // И прекрасны Вы некстати, // И умны Вы невпопад» огорчительно всякому и при всякой погоде. Но когда жертвой такого Горя-Злочастия делается верховный государственный муж, у которого спустя год завершается инвеститура и надо что-то решать с ее обновлением или вообще хоть с чем-то что-то решать, — это не то что огорчительно, это сокрушительно.

А именно в такое состояние стремительно и на глазах входит президент РФ Д. А. Медведев. Горе не в том, что у него явилось множество недоброжелателей. К исходу третьего года пребывания в высокой должности не нажить все умножающихся недоброжелателей не удавалось еще никому. Горе в том, что это никак не компенсируется соответственным увеличением ни сторонников, ни попутчиков. Инициативы, очевидно, рассчитанные на снискание благосклонности: детолюбивое послание 2010 г., модное гаджетолюбие, инициативы правозащитного совета, антитеррористическое «Как на Киевском вокзале», посвященное национальной гармонии совещание Госсовета — уходили как в песок, встречаемые в лучшем случае равнодушием, в худшем — насмешками. А между тем хуже популизма может быть только неработающий популизм. В рамках новых стандартов больше не нужно сообщать ученикам, как устроен радиоприемник; между тем ситуацию прояснило бы как раз напоминание, что прием сигнала происходит лишь тогда, когда частота радиоволны совпадает с частотой приемного контура. Если они расстроены друг относительно друга, резонирующего усиления не происходит, и в эфире нет ничего, кроме неясных шумов. Генераторная лампа тут хоть лопни от натуги.

На возражение, что так было с самого начала нынешней президентской инвеституры и при этом иначе быть не могло, поскольку замысел тандемократии в том и заключался, должно ответить, что в чем бы ни заключался замысел, возражение ложно по сути, поскольку, будь все по замыслу намертво схвачено с самого начала, уровень приема сигналов тоже был бы однообразно мертвым, чего фактически не наблюдалось. Эфир оглох именно в последнее время.

Изначально — при всех очевидных скрепах и тормозах дуумвирата, для чего, собственно, он и был затеян, — как раз наблюдалось известное авансовое доброжелательство и даже некоторый прирост этого доброжелательства. Источник аванса был очевиден и заключался в длительном (уже и по состоянию на 2008 г.) полновластии прежнего президента. Будь он даже непогрешим и всеблаг, все равно жены (а также мужи) алчут новизны, а уж когда Единого Безгрешного зовут вовсе не Владимиром Владимировичем, авансы, связанные с утомлением, были гарантированы. Даже несмотря на все конструкционные скрепы, отсутствие демократической политики etc. Природа придворных партий такова, что им особой демократии не нужно, а равно ни сеять, ни жать их тоже не нужно — они сами растут. Для того чтобы партия недовольных, а равно и алчущих и ищущих альтернативный центр кристаллизации начала группироваться вокруг второпервого лица, этому лицу надо лишь не мешать этому естественному процессу, в ходе которого овым подобает расти, овым же малитися.

Что вроде бы так и выглядело. Потешный двор с князь-папой Юргенсом — что ж, с плюралистическими конструкциями царения так всегда поперву бывает. Однако же августовская кампания 2008 г. прошла вполне удачно, а внутренняя расправа 2009–2010 гг. с многолетними бабаями, где апофеозом было отрешение Ю. М. Лужкова, стала даже внушать мысль о порубежности данного кадрового решения. Все-таки избавиться от московской проблемы, которая давно уже была совершенно неприличной, не удалось ни первому, ни второму президенту; третий же всего лишь на третьем году полномочий сделал сильную заявку на властвование.

Случилось, однако, иначе: впечатляющая заявка вправду послужила переломной точкой, но для резкого продвижения не вверх, а вниз. Произнесенное металлическим голосом отрешение Ю. М. Лужкова склонило президента к тому неочевидному выводу, что отныне металл в голосе является достаточным условием для успешности любого решения и заявления. После чего густо последовали транслируемые в прямом эфире приказы какому-нибудь генералу порхать бабочкой с цветка на цветок, или сочинить трагедию, или обернуться морской чайкой, и генералы или не выполняли приказа, или выполняли так, что лучше бы они этого не делали, выставляя повелителя в довольно невыгодном свете. Дошло до того, что президент СССР М. С. Горбачев (entre nous soit dit*, тоже не самый великий мастер госуправления) отметил, что в бытность его секретарем крайкома КПСС наихудшим председателем колхоза считался тот, который лично является в поля раздавать звеньям наряды на сельхозработы.

Ошибкой тут, похоже, было убеждение, что общественный спрос на властную заявку очень велик. Настолько велик, что не имеют значения ни содержательные вопросы — куда, чего и кого властвовать, ни даже наличие у заявляющего той внутренней силы, которая побуждает принять заявку и смириться с нею. «Как власть имеющий, а не как книжники и фарисеи» — это еще и про внутреннюю силу судить и повелевать. Граждане это довольно тонко чувствуют. В сочетании с тем, что инновация-модернизация так сердца и не зажгла, выходит Горе-Злочастие по полной программе.

Горе тут выходит не только личное, но и общественное. Формально выборов никто не отменял, а при сохранении нынешней тенденции даже и конфирмация образца 2008 г. выглядит делом сложным и теперь уже вряд ли достижимым. Тандемная невразумительность сильно снизила потенциал конформизма. Сказать, что мы просто пошутили, а теперь вернемся к порядкам, которые были до 2008 г., тоже вряд ли возможно. Претензий к прежнему правителю, да и просто усталости от него тоже никто не отменял. По уму, властям надо срочно думать о третьем лице для 2012 г. и понимать, что задача будет ничуть не легче, чем на мучительных смотринах года 1999-го.