Распродажа родин

Александр Кокшаров
25 апреля 2011, 00:00

Активная скупка земель, которая продолжается до сих пор, несмотря на некоторые провалившиеся сделки, была спровоцирована паникой на рынке продовольствия накануне финансового кризиса.

Фото: Петр Каневский

В марте 2011 года власти Бразилии объявили, что планируют ввести правила, которые будут препятствовать продаже сельскохозяйственных земель иностранным правительствам, госкомпаниям и финансовым спекулянтам. Отныне инвестировать в бразильские сельхозугодья могут только негосударственные компании, основной сферой деятельности которых является сельское хозяйство.

Эта инициатива повторяет ужесточение правил в Новой Зеландии, введенных в конце прошлого года. Там они стали реакцией на попытку гонконгской компании приобрести молочные фермы и перенаправить экспорт в Китай. В других странах не ограничиваются законодательными инициативами. Так, в январе 2009 года на Мадагаскаре произошел переворот из-за того, что тогдашний президент Марк Раваломанана собирался отдать в аренду на 99 лет 1,3 млн гектаров земли (это треть всех сельхозугодий страны) южнокорейской корпорации Daewoo Logistics. На Мадагаскаре это вызвало настоящее восстание, приведшее к отставке президента. Сделка была отменена.

Страны Восточной Азии и Ближнего Востока, где растут и население, и его доходы, а сельскохозяйственных земель мало, в последние годы активно скупали или получали в долгосрочную аренду земли в других странах, в основном в Африке и Юго-Восточной Азии. Вслед за ними шли компании Европы и США. По оценкам неправительственной организации Grain, за 2005–2010 годы иностранцами было приобретено до 50 млн гектаров сельхозземель по всему миру (это сопоставимо с территорией Франции) — в десять раз больше, чем в 2000 году.

Активная скупка земель, которая продолжается до сих пор, несмотря на некоторые провалившиеся сделки, была спровоцирована паникой на рынке продовольствия накануне финансового кризиса. Резкий рост цен на нефть в 2007–2008 годах вызвал повышение интереса к биотопливу. В частности, ЕС поставил задачу увеличить долю биотоплива на транспорте до 10% в 2015 году. Это потребовало расширения площадей под технические культуры в ущерб продовольственным, что привело к дефициту продовольствия и резкому росту цен на него. В одном лишь 2008 году в 28 странах мира произошли беспорядки и волнения, связанные с дефицитом продуктов или с чрезмерным ростом цен.

Обеспокоенные правительства стран-импортеров стали искать источники продовольственной безопасности, приобретая сельхозугодья по всему миру. Результат — новые беспорядки и волнения, появление нового класса безземельных крестьян во многих странах Африки и обвинения стран-инвесторов в неоколониализме.

Продовольственный аутсорсинг

Два года назад король Саудовской Аравии Абдулла принял участие в одной любопытной церемонии в Эфиопии, где получил первый мешок риса, выращенный на местной земле за счет саудовских инвестиций. В рамках King Abdullah Initiative саудовские инвесторы потратили 100 млн долларов на выращивание на арендованной в Эфиопии земле пшеницы, ячменя и риса. Весь полученный урожай направляется в Саудовскую Аравию. А тем временем Всемирная программа продовольствия за последние четыре года потратила 116 млн долларов (больше чем саудовские инвесторы), чтобы направить 230 тыс. тонн продовольственной помощи в Эфиопию. В этой африканской стране с быстрорастущим населением уже 4,8 млн человек живет на грани голода.

«Пример саудовской программы очень показателен. Есть страны, которые экспортируют капитал, но импортируют продовольствие, и сейчас они заняты активным аутсорсингом сельхозпроизводства в те страны, где есть земля, но не хватает капитала. Вместо того чтобы, как в условиях идеального рынка, покупать продовольствие на мировых рынках, правительства и государственные компании приобретают или берут в аренду землю за рубежом и затем весь урожай направляют в свою страну. Чтобы гарантировать поставки и уровень цен на ключевые для своих стран виды продовольствия», — рассказал «Эксперту» Роджер Миддлтон, старший научный сотрудник исследовательского института Chatham House в Лондоне.

По мнению сторонников таких сделок, это позволяет беднейшим странам получить доступ к новым семенам, технологиям и средствам для интенсификации сельского хозяйства, которое остается основой экономики многих африканских и некоторых азиатских стран. Как отмечает экономист инвестбанка Nomura Ричард Фергюсон, происходящее является третьей волной глобального аутсорсинга. В 1980-х происходил аутсорсинг промышленного производства, в 1990-х — информационных технологий и связанных с ними услуг, а теперь очередь дошла и до глобального сельского хозяйства.

Противники же называют подобные сделки «захватом земель». По их мнению, новые хозяйства фактически оказываются колониальными плантациями, оторванными от местной экономики. Местные крестьяне изгоняются со своих земель, становясь наемными рабочими за мизерное вознаграждение. При этом именно на таких неоплантациях используются более индустриальные способы производства. Жак Диуф, глава Всемирной организации продовольствия (FAO) в рамках ООН, назвал происходящую скупку земель «новой разновидностью колониализма».

В Африке стремительно идет процесс обезземеливания крестьян и сокращения производства продовольствия для местных нужд.

Доллар за гектар

Эксперты пока спорят, улучшит приобретение сельхозугодий в других странах ситуацию с продовольственной безопасностью или приведет к обострению конфликтов, однако этот процесс уже охватил десятки стран. Скупкой сельскохозяйственных земель за границей занимаются международные агроконцерны, инвестбанки, хедж-фонды, сырьевые трейдеры, пенсионные фонды, фонды суверенного капитала, правительства и даже частные лица, которых привлекают дешевые земли на периферии мирового хозяйства.

Вместе они активно вкладываются в покупку или долгосрочную аренду земли в странах Африки, Азии и Латинской Америки. В одной лишь Эфиопии с 2007 года было одобрено более 900 сельскохозяйственных проектов с привлечением иностранного капитала. Средняя стоимость аренды земли в этой африканской стране сегодня составляет 1 доллар в год за гектар.

Саудовская Аравия вместе со своими соседями Катаром, Кувейтом и ОАЭ, по оценкам Grain, является главным покупателем земель, по крайней мере в Африке. В 2008 году саудовские власти объявили, что планируют сократить выращивание пшеницы в стране (а Саудовская Аравия — крупнейший производитель зерна на Ближнем Востоке), чтобы сэкономить водные ресурсы для потребления в быту и в промышленности. Эр-Рияд решил выделить 5 млрд долларов, чтобы предоставить кредиты по льготным ставкам тем саудовским компаниям, которые решились бы на инвестиции в выращивание зерновых в других странах.

Одной из таких компаний стала инвесткомпания Foras, которая получила финансирование от Islamic Development Bank и частных саудовских инвесторов. Она планирует потратить 1 млрд долларов на приобретение земли и выращивание 7 млн тонн риса для саудовского рынка в ближайшие семь лет. Компания начала приобретать и брать в аренду земли в Мали, Сенегале, Судане и Уганде. «Переводя выращивание зерновых в африканские страны, Саудовская Аравия не только получает африканские земли, но и экономит гигантские объемы воды, которая ранее использовалась для орошения полей в пустыне. Нельзя забывать прогноз ООН: из-за роста населения и изменения климата к концу двадцать первого века вода станет одним из самых ценных природных ресурсов», — рассказал «Эксперту» экономист Лондонской школы экономики Кэмерон Хэпберн. За последние годы другие саудовские инвесторы активно вкладывали в сельхозпроекты в Судане, Египте, Эфиопии и Кении.

Не отстают и соседи. ОАЭ взяли в аренду 750 тыс. гектаров земли в Судане, а Египет — 200 тыс. гектаров. Пятая часть всех пахотных земель Судана сегодня находится под контролем компаний из арабских стран, для которых Судан давно стал житницей. Катар арендовал 40 тыс. гектаров в Кении, чтобы выращивать овощи и фрукты для своего рынка.

Вот вам и альтернативная энергетика

Весьма популярными стали проекты, связанные с выращиванием сырья для биотоплива. Например, правительство Китая заключило контракт с властями Демократической Республики Конго на аренду 2,8 млн гектаров земли, которые будут превращены в пальмовые плантации, где будет производиться пальмовое масло, используемое для биотоплива. Еще 2 млн гектаров китайские власти под те же цели арендовали в Замбии.

Европейские компании этого сектора не отстают от китайцев. За последние годы они приобрели права примерно на 3,9 млн гектаров земель в Африке и в Индонезии. Всего же, чтобы удовлетворить свои амбициозные планы повышения доли биотоплива на транспорте, Евросоюз должен занять под выращивание топливных культур 17,5 млн гектаров.

«В самом ЕС трудно найти столько земли для подобных целей, фермеры неохотно отказываются от своих традиционных занятий. В Африке же европейские компании пользуются своим весом, чтобы приобрести или взять в аренду огромные участки земли, не обращая внимания на африканских крестьян. Этот процесс уже ведет к обезземеливанию африканцев и сокращению производства продовольствия в некоторых странах континента. Там, где могли бы выращиваться зерновые или овощи, сегодня растут технические культуры под биотопливо для европейского рынка», — рассказал Тим Райс, сотрудник благотворительной организации ActionAid.

Земля в Африке очень дешевая (около доллара за гектар в год), поэтому иностранные инвесторы легко предлагают суммы, превышающие доходы местных крестьян. «Отказавшись от прав на землю, африканский крестьянин часто получает на руки сумму, которую мог бы заработать за десять лет. В результате обезземеленные крестьяне превращаются в наемных рабочих, которые трудятся на ранее принадлежавшей им земле для иностранных хозяев», — говорит Данкин Грин, сотрудник исследовательского отдела благотворительного фонда Oxfam. И не факт, что на принадлежащих иностранцам плантациях будут трудиться местные жители: по некоторым оценкам, в африканских странах сегодня уже работает около миллиона китайских крестьян.

Там, где могли бы выращиваться зерновые или овощи, сегодня растут технические культуры под биотопливо для европейского рынка

Продавцы пока в проигрыше

Инициативы Бразилии и Новой Зеландии по ограничению иностранного участия в сельском хозяйстве оказались направлены против главного двигателя процесса аграрного аутсорсинга — иностранных правительств и аффилированных с ними госкомпаний. Именно участие государств в подобных схемах несет опасность мировому рынку продовольствия. Когда частные компании инвестируют в коммерческое сельское хозяйство, это приводит к росту международной торговли и внешнеэкономической деятельности. Так, они стимулируют переход крестьян в развивающихся странах от усадебного земледелия к товарному, что повышает производительность.

Но большинство сделок последних лет были мотивированы соображениями продовольственной безопасности и совершались от лица правительств или госкомпаний. Полученные в результате массовой скупки земли используются для производства всего нескольких видов товаров — в основном зерновых и сырья для биотоплива. Цель — не вывести полученный товар на рынок, а, напротив, обойти мировые рынки, осуществляя поставки в страны — импортеры продовольствия напрямую.

Подобная политика отчасти была вызвана мораториями на экспорт зерна на мировые рынки (которые в последние годы объявлялись Россией, Украиной, Аргентиной и Индией). Даже самые богатые страны, включая нефтеэкспортеров Персидского залива, поняли, что самые высокие цены не гарантируют получения необходимого продовольствия. Прямое приобретение прав на землю в развивающихся странах дает такую гарантию, причем недорого.

«То, что развивающиеся страны пытаются улучшить ситуацию в своем сельском хозяйстве, — это похвально. Но многие сделки выглядят более привлекательными для покупателя, нежели для продавца земель», — говорит Данкин Грин из Oxfam. С ним согласен и Роджер Миддлтон, который считает, что подобная «плантационная» модель развития сельского хозяйства в Африке старомодна и неэффективна, несмотря на все обещания создать рабочие места и внедрить современные технологии: «Реалистичным будущим коммерческого агробизнеса в Африке было бы сочетание коммерческих ферм с местными крестьянами. Коммерческие фермы формировали бы ядра высокоприбыльного сельского хозяйства, и при этом они были бы окружены небольшими крестьянскими хозяйствами, которые выступали бы для них субподрядчиками. Тогда сотни тысяч или миллионы африканцев не становились бы наемными сельхозрабочими, а могли бы оставаться крестьянами и имели бы право самостоятельно распоряжаться своей землей».

Некоторые из благотворительных организаций и исследовательских институтов призывают разработать кодекс правил для иностранных инвесторов. Такие кодексы должны регулировать отношения между инвесторами и крестьянами. Хотя ограниченная версия правил была одобрена Африканским союзом еще в 2009 году, по факту они в африканских странах пока не применяются.

Лондон