Власть и бизнес: перспективы взаимодействия

Вадим Горбунов
19 сентября 2011, 00:00

Государственно-частное партнерство становится важным инструментом развития сахалинской экономики

Фото: Сергей Красноухов
Министр экономического развития Сахалинской области Сергей Карпенко убежден, что Сахалину нужна диверсифицированная экономика с развитой высокотехнологичной промышленностью

В последнее время в Сахалинской области все чаще применяется механизм государственно-частного партнерства, предусматривающий вложение бюджетных средств в те или иные отрасли экономики. О том, с чем это связано, — разговор с министром экономического развития Сахалинской области Сергеем Карпенко.

— Государственно-частное партнерство — механизм не новый и широко используется во всем мире. Наиболее распространенными сферами применения ГЧП являются объекты инфраструктуры либо оказания услуг. Допустим, предприниматель строит автодорогу. Для возмещения затрат он может сделать дорогу платной, а может заключить контракт на период жизненного цикла, и тогда государство постепенно возвращает затраты.

В России пока нет четкого законодательства о государственно-частном партнерстве, поэтому часто под ГЧП подразумевают любое взаимодействие власти и бизнеса.

В Сахалинской области формируется определенная практика применения ГЧП. Наиболее свежий пример касается решения на основе ГЧП такой острой проблемы, как нехватка детских садов. Муниципалитеты возьмут на себя проектирование, отвод земельных участков и так далее, проведут конкурсы по отбору предпринимателей, готовых самостоятельно решить вопрос привлечения средств и начать строительство. После завершения строительства и ввода детского сада в эксплуатацию бюджет будет поэтапно рассчитываться с частным бизнесом. Таким образом, детский сад мы получаем, условно говоря, сегодня, не вкладывая бюджетные деньги, а расчет относим на тот период, когда деньги появляются. В этом году уже будут проведены первые конкурсы.

Развитие социальной сферы — это действительно обязанность государства. Но как быть с бюджетными вложениями в коммерческие предприятия?

— Осознанная промышленная политика тоже обязанность государства. Власть, безусловно, заинтересована не только в социальном, но и в экономическом развитии территории, потому что экономика — это фундамент для всего остального. А партнерство это как раз и есть инструмент, которым можно стимулировать это развитие.

Нам нужны диверсификация экономики Сахалинской области и повышение ее конкурентоспособности. Все это стоит немалых денег. По нашей оценке, на период до 2025 года экономика региона будет нуждаться в привлечении инвестиций в сумме 1,5–2 триллионов рублей. Можно ли реализовать все инвестиционные проекты за счет исключительно бюджетных или частных средств? Конечно, нет. Очень часто у этих проектов большой срок окупаемости. К сожалению, сегодня, когда мы имеем большую волатильность мировой экономики, коммерческие банки, а вслед за ними и инвесторы долгоиграющими вложениями особо не интересуются, если только речь не идет о проектах с большой рентабельностью. В этой ситуации использование бюджетных средств позволяет сократить срок окупаемости проектов. В итоге мы получаем новые производства, рабочие места, увеличение налоговых поступлений, то есть государственные вложения приносят явные экономический, социальный и бюджетный эффекты.

Когда мы формировали областную программу развития рыбопромышленного комплекса, то заложили туда поддержку инвестиционных проектов, направленных на глубокую переработку водно-биологических ресурсов и стимулирование искусственного воспроизводства биоресурсов. Было отобрано три пилотных проекта.

В результате рыбокомбинат «Островной» совместно с правительством области организовал на южнокурильском острове Шикотан производство по изготовлению фарша сурими. Это продукт специфический. У нас в стране спрос на него только формируется, зато в Японии и Корее идет на ура.

Другой пример — совместно с рыбколхозом «Дружба» (Поронайский район) мы построили новые холодильные мощности и поставили перерабатывающую линию.

А совместно с рыболовецкой артелью «Доримп» (Холмский район) решили пойти в рыбоводство. Вообще-то у нас 37 рыбоводных заводов, но они находятся на восточном побережье Сахалина и на Курилах. А вот запад Сахалина почти пуст. Мы заинтересованы, чтобы рыбоводные заводы возникли и на западном побережье острова, чтобы туда начал возвращаться лосось.

Пилотные проекты оказались удачными. И сейчас мы перешли к более крупным. В настоящее время работаем с компанией «Гидрострой» над проектом «Развитие рыбопромышленного комплекса в Сахалино-Курильской зоне». Компания строит на Шикотане в селе Крабозаводское холодильные мощности и пирс, который позволит принимать рыболовные суда. Затем сырец лосося, минтая, трески, скумбрии, сайры будет переправляться на Сахалин, в Корсаков, где тоже строится крупный холодильник на четыре тысячи тонн, а в селе Озерское на базе ООО «Колхоз им. Кирова» практически закончено возведение консервного и перерабатывающего цехов, что позволит создать в общей сложности 300 рабочих мест. Стоимость проекта — около 1,3 миллиарда рублей: 700 миллионов — доля «Гидростроя», остальное — средства области из федерального бюджета, поскольку нам удалось включить строительство крабозаводского пирса в федеральную целевую программу «Социально-экономическое развитие Курильских островов на период до 2015 года».

Внимание уделяется только рыбопромышленному комплексу?

— Конечно же, нет. В качестве еще одного примера приведу проект строительства четвертого энергоблока на Южно-Сахалинской ТЭЦ-1. Для его строительства и сетевого хозяйства специально создана ОАО «Сахалинская энергетическая компания». Взнос области в уставный капитал общества составил более 2,5 миллиарда рублей, «РАО ЭС Востока» — один миллиард. Кроме того, привлечены федеральные средства по целевой программе развития Дальнего Востока и Забайкалья. Этот проект направлен на развитие инфраструктуры и решение проблемы энергобезопасности региона, что является прямой обязанностью государства.

На основе взаимодействия с бизнесом мы намерены осуществить комплексные проекты в рамках областной программы развития массового жилищного строительства. Уже разработаны проекты планировки сел Новая Деревня, Ключи, Дальнее, где в скором времени вырастут новые микрорайоны. За счет бюджетных средств будут построены дороги, инженерные сети и объекты социальной сферы. Кроме того, мы субсидируем часть стоимости строительства для льготных категорий граждан — молодых семей, бюджетников и так далее. Ну а дальше в дело вступят собственные и привлеченные средства строительных организаций и граждан.

А как определить, насколько эффективно используются бюджетные средства, формируемые, кстати, из наших налогов?

— Когда мы поняли, что схема ГЧП жизнеспособна, решили создать четкий и понятный механизм отбора проектов, а также их реализации. Приняли областной закон, где ввели понятие «приоритетный инвестиционный проект», которому Сахалинская область может предоставить преференции, включая организационную поддержку, налоговые льготы, государственные гарантии, а также бюджетные инвестиции. При этом бюджетные средства могут быть направлены либо в обустройство инфраструктуры, необходимой для реализации инвестпроектов, либо в уставный капитал компании — оператора проекта.

На основе закона разработали ряд постановлений правительства, которые четко определили перечень отраслей экономики, где мы готовы работать по указанным правилам, а также минимальный объем инвестиций, необходимый для получения статуса «приоритетный инвестиционный проект». Мы создали межведомственную экспертную комиссию и утвердили регламент ее работы.

В целом, что касается создаваемых с участием области коммерческих предприятий, то, когда наступит момент возврата средств, мы свои акции будем продавать, а возвращенные деньги вновь использовать на развитие экономики и социальной сферы.

В каких секторах?

— Их немало. Например, Стратегией развития лесопромышленного комплекса Сахалинской области до 2020 года предусмотрено создание крупного деревообрабатывающего предприятия. В рамках проекта просчитан вариант изготовления пиломатериалов и технологической щепы. Дополнительно есть предложения по производству хвойной фанеры, древесно-волокнистой плиты, а также домокомплектов модульного типа. Пока в лесном комплексе острова действует масса мелких предпринимателей, не обладающих большими финансовыми возможностями, а близкий, то есть рентабельный, лес уже практически выбран. Надо идти на север, то есть строить дороги, вкладывать немалые средства. Вот мы и намереваемся реализовать здесь классическую схему государственно-частного партнерства: государство строит инфраструктуру, в данном случае дороги, а бизнес вокруг нее возводит свои объекты.

Важным результатом проекта должна стать активизация деревянного домостроения. Это, помимо всего прочего, снизит стоимость жилья и, как следствие, повысит его доступность. Новый комплекс будет системообразующим для всей отрасли. Внутри него найдется место и для других предпринимателей, работающих сейчас в отрасли.

Наконец, есть большое желание использовать дары моря как сырье для биофармацевтики. Но реальных проектов здесь пока нет.

Намерены мы также применить государственно-частное партнерство и в обновлении рыболовецкого флота. У наших рыбаков порядка 600 судов, однако флот старый.

У нас есть давно работающее областное предприятие «Сахалинлизингфлот», которое по заявкам рыбаков размещает заказы на Амурском судостроительном заводе. Но темпы обновления флота невелики, за десяток лет рыбаки получили чуть более 30 судов. Можно было бы говорить о расширении финансовых возможностей предприятия, но, после того как мы провели презентацию нашей области в Республике Корея, появился новый вариант — инвестор, который совместно с нашими компаниями «Сахремфлот» и «Сахалинлизингфлот» на базе Холмского порта предлагает создать судостроительный комплекс. На первом этапе это будет крупноблочная сборка «малых рыболовных сейнеров», но более производительных и энергоэффективных, чем российские аналоги. В дальнейшем будем увеличивать степень локализации производства и в конечном счете возродим сахалинское судостроение как отрасль.

Важнейшее направление работы — поддержка инвестиционной активности малого и среднего бизнеса, где также есть место для применения механизма ГЧП. Дело в том, что вышеназванные приоритетные инвестиционные проекты имеют установленную нашим законом минимальную величину инвестиций. Например, в сельском хозяйстве установлена планка не менее 200 миллионов рублей, в лесном хозяйстве — не менее 300 миллионов. Но не менее важны и небольшие проекты.

Мы уже используем два десятка инструментов поддержки малого бизнеса. Это и субсидии на частичную компенсацию затрат, связанных с разработкой бизнес-планов, и повышение квалификации бизнеса, возмещение части лизинговых платежей и субсидирование первоначального взноса по лизингу, компенсация процентных ставок по кредитам инвестиционного характера.

У нас создан Фонд поддержки малого бизнеса, который отвечает за микрозаймы и выдачу поручительств по кредитам. В перспективе через фонд мы будем создавать инфраструктуру поддержки инвестиционной деятельности малого предпринимательства, сеть консультантов по вопросам инвестиционной деятельности и развития бизнеса.

Деньги, в том числе и государственные, должны в первую очередь работать на развитие региона. Государственно-частные партнерства в этом плане — хороший инструмент. Мы, конечно, пока только учимся его применять, но кое-что получается.

Южно-Сахалинск