В поисках золотого века

Книги
Москва, 13.02.2012
«Эксперт» №6 (789)

В отличие от естественных наук, которые развиваются по восходящей, в сторону все более глубокого и всеобъемлющего познания мира, развитие экономической науки напоминает качание маятника. На одной стороне теории, предписывающие абсолютное государственное невмешательство в рыночные механизмы, на другой — настаивающие на таком вмешательстве. Все это развивается параллельно, и невозможно ответить на вопрос, что больше соответствует реалиям нашего мира. Симпатии политиков, бизнеса и вообще всех граждан, рассчитывающих, что экономическая наука поможет им в практической жизни, переходят от одной теории к другой с регулярностью колебаний маятника. Но каждый раз, когда эта помощь особенно нужна, в периоды кризисов и экономических потрясений, они обнаруживают, что экономисты разных школ будто составили «тайный заговор», чтобы запудрить им мозги, а потом признаться, что ничего они в очередном кризисе не понимают.

Роберт Скидельски утверждает, что если кто и понимал в кризисах и мог дать ответ на вопрос, как жить дальше, так это Джон Кейнс. Тем более что те сорок с лишним лет, вплоть до начала 1980-х, когда в экономической науке, а главное, в практике преобладали сторонники Джона Кейнса, можно назвать золотыми годами капитализма. Не случайно Скидельски вспоминает знаменитое высказывание Ричарда Никсона: «Сегодня мы все кейнсианцы».

Но последние двадцать лет сторонники Кейнса были оттеснены на обочину экономической и академической жизни оппонентами — неоклассиками и монетаристами, советами которых руководствовались Рейган и Тетчер, а в России — команда реформаторов. Интерес к Кейнсу вернулся вместе с кризисом, поразившим мировую экономику в 2008 году. Как сказал цитируемый Скидельски Роберт Лукас, «видимо, в условиях кризиса кейнсианцем становится каждый». Хотя следует заметить, что в России оппоненты реформаторов апеллировали к Кейнсу с самого начала реформ.

Здесь стоит обратить внимание на одно обстоятельство. Скидельски историк, а не экономист, и, может быть, поэтому он уделяет особое внимание отношению Кейнса к языку экономической науки, который, по мнению великого экономиста, должен быть понятен большинству людей. Ведь, в конце концов, экономика — это дело каждого, и экономическая наука должна быть доступна всем участникам экономического процесса. Вот почему, замечает автор, Кейнс был против излишней математизации экономической науки, мешающей ее восприятию неспециалистами. Однако дело не только в сложностях математического языка, но и в том, что ключевым в теории Кейнса было представление о неустранимой неопределенности будущего, не поддающейся математической формализации. Нельзя формализовать неформализуемое.

Вот почему, пишет автор, Кейнс полагал, что «экономическая наука должна быть интуитивной». И это относится не только к экономике. Слишком сильное увлечение экономистов «моделями» заставляет их забыть о реальности. Что, собственно, и показал нынешний кризис. Скидельски цитирует финансового директора Goldman Sachs, который сказал, что его сотрудники

У партнеров

    «Эксперт»
    №6 (789) 13 февраля 2012
    Ближний Восток
    Содержание:
    Сирия не сдается

    Цель стран Запада и монархий Залива — свержение режима Башара Асада, а не прекращение насилия в стране. Если их план удастся, то Сирию ожидает не демократическое процветание, а анархия и экономический коллапс по ливийскому сценарию

    Частные инвестиции
    На улице Правды
    Реклама