О касте знающих, как надо

Разное
Москва, 27.02.2012
«Эксперт» №8 (791)

Что Фурсенко не войдёт в состав следующего правительства, поговаривали давно. А на прошлой неделе министр образования и науки вроде бы и сам публично подтвердил, что уходит. Что пользовался он при этом осторожными выражениями, допускающими разное толкование, — это ладно: не хочет несколько месяцев промаяться «хромой уткой», вполне понятная вещь. Но он столь определённо обрисовал путь, которым министерство должно — и наверняка будет! — двигаться в ближайшие годы, что возникли серьёзные сомнения: а стоит ли желать замены? Да, вождь Минобра — один из самых нелюбимых министров кабинета; ну и что? Вон, Зурабова совсем терпеть не могли, но полистайте форумы медиков и увидите, сколькие потом пожалели о его отставке. Не знаю, станем ли мы жалеть об уходе Фурсенко, но что радоваться у нас не будет оснований, Андрей Александрович предупредил публику со всей определённостью.

Дело было на годовой коллегии Мин­обра. На таких собраниях подводят итоги прошлого года и обсуждают планы на год нынешний, но министр в докладе говорил и обо всей своей восьмилетней работе на министерском посту: «Сегодня я вижу в зале тех, с кем мы начинали восемь лет назад. Я хочу поблагодарить вас всех. Уже 7 мая будет сформировано новое правительство. Оно будет развивать заданные нами направления. Это новый четырёхлетний, может быть, даже шестилетний этап в образовании». Затем министр пожелал удачи присутствующим «независимо от того, на каких должностях мы с вами окажемся». Нет, вовсе не факт, что Фурсенко уходит. Он ведь на брифинге после коллегии выразился ещё и так: «Мне говорят: чего ты устроил прощание? А я прощания не устраивал. Просто закончен важный этап, и я считал, что нужно подвести итоги. Нам с вами ещё предстоит весёлая и интересная совместная жизнь». И здесь оратор, безусловно, прав. Покинет он свой пост или нет, сделано уже всё возможное, чтобы жизнь в отечественном образовании и впредь кипела точно тем же весельем, что все последние годы. Новому министру, кто бы им ни стал, и вправду, похоже, деваться будет некуда, кроме как развивать «заданные направления», — карты-то уже розданы, и пересдавать их никто не собирается.

Что Фурсенко, подводя итоги, назвал важнейшим за свои восемь лет достижением? Что «общество приняло ЕГЭ». Это, вежливо говоря, не совсем так. Фонд «Общественное мнение» ежегодно проводит на эту тему опросы. Так вот, в опросе 2005 года ЕГЭ одобряли 22% респондентов, а осуждали 29%. А в опросе, проведённом летом 2011 года, одобряли 20%, а осуждали — 50%. Если так выглядит общественное приятие, покажите отторжение. Не знаю, как министру, но его команде фомовские данные известны наверняка. Так, прошлогодние результаты обсуждались в самом средоточии модернизаторов образования, в Высшей школе экономики. Характерна реакция адептов ЕГЭ, узнавших, что половина населения страны прямо осуждает их любимую затею, что против ЕГЭ высказались 87% жителей Москвы и 68% жителей других больших городов: «Практика, существовавшая десятилетия, когда абитуриенту подбирали репе

У партнеров

    «Эксперт»
    №8 (791) 27 февраля 2012
    Президентские выборы
    Содержание:
    Пробуждение политики

    Главный итог текущего избирательного цикла в том, что в России расширилось пространство публичной политики. Это следствие сдвигов в структуре общества, к которым политической системе еще предстоит приспособиться

    Международный бизнес
    Экономика и финансы
    Русский бизнес
    На улице Правды
    Реклама