Перезревший плод

Борис Вуйко
19 марта 2012, 00:00

Политика балансирования между Европейским союзом и Россией завела Украину в тупик, выбраться из которого нынешняя украинская элита сейчас может, лишь сблизившись с Россией

Фото: ИТАР-ТАСС
Политика балансирования между Европейским союзом и Россией завела Украину в тупик

За президентскими выборами в России в Киеве следили с тревогой. Комментарии украинских экспертов после победы Владимира Путина сводились к утверждению, что сразу после инаугурации новый президент России вплотную возьмется за окончательное решение «украинского вопроса». Проще говоря, попытается вовлечь Украину в Таможенный и Евразийский союзы. Попытки эти предпринимались и ранее, но сейчас, когда во главе России вновь встал Путин (главный идеолог евразийской интеграции), они станут куда более настойчивыми. По крайней мере, так считают и проправительственные, и оппозиционные комментаторы, проявляя в этом редкое единодушие. «Легкая внутриполитическая турбулентность, вызванная думскими и президентскими выборами, скоро пройдет, и Россия примется с еще большой любовью душить Украину… Даже Янукович сравнил московских хищников со спящим медведем. А сейчас весна, и косолапый вот-вот проснется», — пишет в своем блоге Олег Медведев, политтехнолог Юлии Тимошенко.

На первый взгляд у России действительно появляется шанс вернуть Украину в свою орбиту влияния. Правящий режим президента Виктора Януковича не пользуется поддержкой внутри страны и рассорился с Западом. Экономика так и не вышла из кризиса. В украинском обществе царит невиданная ранее депрессия, разочарование и усталость от всех политиков — и провластных, и оппозиционных.

Со стороны Украина выглядит перезревшим плодом, который готов свалиться в руки сильному внешнему игроку. «Сильные игроки» на Западе — США и ЕС — заняты своими делами и очевидно не имеют сейчас ни достаточных ресурсов, ни особого желания заниматься Украиной. Россия же имеет и то и другое.

Впрочем, для того, чтобы Москва смогла развернуть корабль украинской государственности в соответствующее русло, ей необходимо очень серьезно войти во внутриукраинскую жизнь — создать инфраструктуру влияния на политические и экономические процессы в стране. Без решения этой задачи давление на Украину может привести разве что к смене режима Януковича на куда менее дружественный к России.

Все плохо

Украина все еще не вышла из кризиса 2008 года. Он ударил по стране сильнее, чем по ее соседям, поскольку сразу свел на нет все факторы, до того питавшие экономический рост. Прежде всего, прекратился приток дешевых кредитов западных банков и обрушились экспортные рынки. Это привело к сворачиванию внутреннего потребления, падению гривны, массовой безработице.

С тех пор ситуация улучшилась незначительно. Главная причина — кредитный дождь, служивший локомотивом роста экономики до 2008 года, так и не возобновился. Западные банки урезают лимиты для своих «дочек» на Украине, Россия пока присматривается, внутри­украинских ресурсов нет. Отсутствие дешевого кредита погружает в депрессию потребительские рынки и сферу недвижимости. Бюджет, зажатый жесткими требованиями МВФ, не позволяет серьезно поднять зарплаты и пенсии, чтобы подогреть внутренний спрос. Более того, правительство вынуждено ужесточать социальную политику — увеличен пенсионный возраст, растут тарифы на коммунальные услуги.

Мощнейший фактор, подрывающий украинскую экономику, — газовый договор с Россией, который заключила в 2009 году Юлия Тимошенко. По этому договору цена на газ для Украины привязана к цене на нефтепродукты с коэффициентом 450. В результате газ обходится Украине дороже, чем многим западноевропейским государствам: сегодня цена на него превышает 400 долларов за тысячу кубометров (в 2009 году было в среднем 240). На самом деле эта цена была бы на 100 долларов выше, если бы не скидка, которую Украина получила в апреле 2010 года в обмен на продление срока пребывания Черноморского флота в Севастополе.

Единственное, что радует, — конъюнктура на основные статьи украинского экспорта (сталь, удобрения, продовольствие, некоторые виды машиностроительной продукции для стран СНГ) несколько улучшилась. Но эти отрасли монополизированы местными финансово-промышленными группами (ФПГ), которые платят налоги неохотно и еще более неохотно инвестируют их внутри страны из-за неуверенности в будущем. Собственно, за счет роста экспорта и обеспечен небольшой восстановительный рост украинской экономики (5,2% в 2011 году, 4,2% в 2010-м), а в нынешнем году и он грозит сойти на нет. По итогам января рост сократился уже до 2%, а по прогнозу Всемирного банка на 2012 год он составит 2,5%.

При этом ФПГ, связанные с нынешней властью, а также представители силовых структур и крупнейшие чиновники активно занимаются переделом собственности. Украинский интернет пестрит сообщениями о возбуждении уголовных дел против предпринимателей и их закрытии после того, как собственность переходит в другие руки. Естественно, инвестиционной привлекательности Украине это не добавляет.

Наконец, и внутри крупного бизнеса идет процесс брожения. Дело в том, что президент Янукович пришел к власти не как политический лидер, а как координатор Партии регионов (ПР) — по сути акционерного общества, состоящего из нескольких крупных финансово-политических кланов. Они имели равное влияние на принятие решений внутри ПР, и голос Януковича был хоть и весомым, но не единственным. С момента победы Виктора Федоровича на президентских выборах начался постепенный процесс усиления его влияния. Он резко ускорился осенью 2010 года, когда Конституционный суд отменил внесенные в 2004 году изменения в Конституцию (они ограничивали власть президента). Украина вновь стала президентской республикой, а Виктор Янукович получил всю полноту власти.

Это сразу почувствовали старые «акционеры» партии. Их роль в политике стала быстро уменьшаться, их людей в правительстве заменяли на кадры, лично преданные Виктору Януковичу. В политический обиход вошло понятие «семья» — группа влияния, которая формируется вокруг сына президента Александра Януковича. За последний год «семья» поставила своих людей во главе всех силовых структур (Служба безопасности Украины, МВД, Минобороны, прокуратура, налоговая инспекция), Нацбанка, Минфина и многих других ведомств. Параллельно «семья» занимается формированием собственной бизнес-империи, куда переходят активы предпринимателей средней руки.

Крупнейших олигархов — Рината Ахметова («Систем кэпитал менеджмент»), Виктора Пинчука (зять Леонида Кучмы, группа компаний EastOne), Игоря Коломойского (Приватбанк), Дмитрия Фирташа («Росукрэнерго», близко связан с министром топлива и энергетики Юрием Бойко и главой администрации президента Сергеем Левочкиным), Андрея Клюева (секретарь Совета национальной безопасности и обороны, корпорация «Укрподшипник») пока не трогают, но и у них на душе неспокойно.

«Для нас эта ситуация новая. Впервые президент страны становится экономическим игроком и формирует свою бизнес-группу. Где он остановится — вопрос. Мы надеемся, что будут выработаны новые правила игры, разграничены сферы влияния, но, если “семья” придет за нашими активами, тогда одно из двух: либо капитуляция, либо война», — полушепотом сказал автору этой статьи топ-менеджер одной из крупнейших украинских ФПГ. Впрочем, пока олигархи ведут себя не воинственно — пытаются во всем угодить Януковичу и доказать свою лояльность.

Во многом это вызвано приговором Юлии Тимошенко. Аналитики долго гадали, зачем Янукович посадил ее в тюрьму, превратив в мученицу и испортив отношения с Западом. На самом деле ответ достаточно прост: таким образом Виктор Федорович вывел из игры единственную политическую альтернативу себе. И если раньше недовольные политикой Януковича олигархи могли перебежать под знамена Тимошенко, то теперь у них такой возможности нет. У президента не осталось альтернативы, и поэтому олигархи вынуждены быть максимально лояльными ему.

Между тем на фоне экономической депрессии и тяжелого социально-экономического положения рейтинг нынешней власти падает ударными темпами. Если в первые год-два у людей еще была надежда, что пройдут непопулярные реформы и жизнь наладится, то теперь такой надежды не осталось. За Виктора Януковича и его Партию регионов сейчас готовы проголосовать около 15% избирателей, в то время как еще года полтора назад таковых было 35–40%.

Наконец, посадка Юлии Тимошенко и Юрия Луценко (министра внутренних дел) хотя и отняла у оппозиции лидеров, но дала ей яркие символы борьбы, которые вновь мобилизуют доселе деморализованный оранжевый электорат.

Описанную выше нерадостную картину дополняет целый пучок внешних проблем.

Виктор Янукович, придя к власти, планировал возродить политику многовекторности Леонида Кучмы — дружить с Россией, сохранять нормальные отношения с Западом, не давая им серьезно вмешиваться во внутренние дела. При этом с Запада Янукович намеревался получить кредиты, а от России — удешевление газа. Кроме того, что важно, за счет продолжения декларирования курса на евроинтеграцию Янукович рассчитывал примирить со своим режимом Галичину и прозападно настроенный средний класс Киева, сняв тем самым угрозу возникновения нового Майдана, а заодно и усилить позиции в переговорах с Россией.

В первый год у Януковича это вроде как получалось. В обмен на Черноморский флот Украина получила скидку на газ и общее потепление отношений между нашими странами. Запад в обмен на объявленный курс реформ объявил о выделении через МВФ крупного кредитного транша.

Все это позволило украинскому правительству быстро стабилизировать ситуацию внутри страны, не допустить дефолта, выполнить обязательства бюджета и удержать курс гривны. А принятый в конце 2010 года Налоговый кодекс, несмотря на критику со стороны предпринимателей, позволил в значительной степени вывести экономику из тени и добиться роста поступления налогов в полтора раза. Но дальше начались проблемы.

В начале 2011 года Киев после некоторых колебаний все же решил отказаться от предложенного Путиным плана вступления Украины в Таможенный союз, активизировал переговоры о создании зоны свободной торговли с ЕС и подписании договора об ассоциации. На самом деле украинская олигархическая верхушка не хотела реально интегрироваться с ЕС, а лишь пыталась успокоить прозападно настроенную общественность и слегка пошантажировать Россию в переговорах о снижении цены на газ. Одновременно Янукович хотел добиться нейтралитета Запада в преддверии активизации уголовного преследования Юлии Тимошенко и ее соратников.

Но оказалось, что это путь в никуда. Переговоры о снижении газовых цен зашли в тупик. На предложения украинской стороны Москва отвечала: вступайте в Таможенный союз и получайте газ по цене 200 долларов за тысячу кубометров. Максимум, на что Россия готова пойти, — предоставить Украине скидку в 10%. Киев это никак не устраивает, поскольку цена на газ при нынешних ценах на нефть все равно будет в районе 400 долларов.

Не оправдалась надежда и на молчание Запада по делу Тимошенко — на Украине и американцам, и европейцам нужен противовес Януковичу. В декабре прошлого года ЕС отказался парафировать соглашение об ассоциации и зоне свободной торговли с Украиной, а совсем недавно пять министров иностранных дел ЕС опубликовали письмо, в котором Виктора Януковича обвинили в саботаже договоренностей с Евросоюзом. О санкциях прямо не говорят, но подразумевают их, если ход и результат парламентских выборов 2012 года не устроят Запад. Ко всему прочему, в феврале МВФ заявил, что не будет кредитовать Украину.

Отсутствие кредитов МВФ и невозможность снизить цену на газ закладывают бомбу колоссальной мощности под стабильность курса гривны и экономики в целом. До выборов еще можно будет протянуть за счет накопленных золотовалютных резервов, но как потом поддерживать стабильность гривны и отдавать долги — тайна великая. Таким образом, режим Януковича оказался в крайне тяжелом положении.

На что надеется президент Янукович

Ситуация трудная, но не безнадежная. Во-первых, главным фактором, обеспечивающим силу и стабильность нынешнего режима, является, как ни странно, тотальное безденежье в стране. Продолжающийся кризис и отсутствие внешних источников финансирования бросает всех крупных бизнесменов в объятия власти. Только близость к ней может защитить их от «наездов» контролирующих органов и своих же собратьев-олигархов, дает шанс получить госфинансирование и «оптимизировать» уплату налогов. Поэтому бизнес сейчас шарахается от любых намеков на оппозиционную деятельность. На Украине осталось всего два олигарха, которые еще как-то поддерживают оппозицию. Это «шоколадный король» Петр Порошенко (совладелец компании «Рошен») и Николай Мартыненко (имеет интересы в «Энергоатоме» и одновременно является близким соратником оппозиционного политика Арсения Яценюка). Но первого сейчас активно затягивают в правительство, и, по слухам, он согласится на должность министра экономики. Второго уже «проверяют» контролирующие органы, и, вполне возможно, он тоже станет более «аполитичным». Естественно, в такой ситуации ведущие СМИ страны, принадлежащие олигархам, демонстрируют сверхлояльность власти. Существовавшая во время правления Ющенко относительная свобода слова почти умерла.

Во-вторых, сама оппозиция расколота. Есть «Батькивщина» Юлии Тимошенко (де-факто сейчас ею управляет Александр Турчинов, правая рука Юлии), которая, согласно последним рейтингам, имеет примерно такой же процент голосов, что и Партия регионов. Однако многие украинцы не рассматривают «Батькивщину» как альтернативу власти — эти тоже правили, и ничего хорошего не было.

Есть «Фронт перемен» Арсения Яценюка (экс-спикер парламента), который имеет около 10%. Яценюк использует схожую с «Батькивщиной» прозападно-оппозиционную риторику, и сейчас рассматривается вопрос о его объединении в единый список с партией Тимошенко, чтобы оппозиция гарантированно опередила по партспискам ПР. По слухам, эту идею активно лоббирует сама Тимошенко, чтобы сделать невозможным создание в будущей Раде коалиции между ПР и Яценюком. Такой вариант, по некоторым данным, рассматривается властью, и к нему благосклонно относится Запад.

Есть еще партия «Удар» боксера Виталия Кличко, который ввиду усталости населения от прежних политических вождей быстро наращивает популярность. Его рейтинг уже выше проходного барьера в 5%. Пока Кличко держится особняком от прочих оппозиционеров, подчеркивая, что он «новое лицо» в украинской политике, не связанное ни с оранжевыми, ни с властью. Кличко уже заявил о своих намерениях идти на пост мэра Киева (выборы должны состояться в этом году), где имеет неплохие шансы на победу.

Наконец, на грани прохождения пятипроцентного барьера балансирует радикально-националистическая «Свобода» Олега Тягнибока (популярная на Западной Украине). Она знаменита своими ксенофобскими заявлениями против русских, евреев, поляков и чернокожих и активно ругает как Януковича, так и традиционную оппозицию.

Ну а пока оппозиционеры активно «мочат» друг друга, власть может чувствовать себя относительно спокойно. Тем более что в условиях дефицита финансирования многие «борцы с режимом» не брезгуют брать деньги (с ведома президента) от близких к власти олигархов.

В-третьих, падение рейтинга партии власти, произошедшее за счет снижения ее популярности в базовых регионах на юго-востоке страны (главным образом из-за социальных проблем, а также из-за нестабильных отношений с Россией, которые Янукович, идя на выборы, обещал улучшить), в данных условиях не катастрофично. Новой-то политической силы, приемлемой для этого региона, все равно не появилось, а это значит, что во время парламентских выборов значительная часть ныне разочарованных избирателей юго-востока вынужденно проголосует за ПР, и ее нынешние 15% превратятся в 20–25%. К тому же 7 марта Виктор Янукович обнародовал новые социальные инициативы по увеличению зарплат бюджетникам и пенсий, возврату вкладов в Сбербанке и льготной ипотеке. А в июне страна примет чемпионат Европы по футболу, успешное проведение которого, как рассчитывают власти, тоже будет способствовать росту рейтинга «регионалов».

Наконец, согласно новому избирательному закону, по партспискам будет формироваться только половина парламента. Остальные места заполнят представители мажоритарных округов, в основном бизнесмены, настроенные на сотрудничество с властью. За счет их в новой Верховной раде вполне реально сформировать провластное большинство. А там, глядишь, до президентских выборов (март 2015 года) либо ситуация в стране улучшится, либо парламент еще раз поменяет Конституцию и превратит Украину в парламентскую республику, которой, как и до недавнего времени, будут управлять несколько олигархических кланов. К ним просто прибавится еще один — семья Виктора Януковича.

Возможности Запада сорвать планы украинской власти не очень велики. По большому счету, его влияние на Украину сейчас ограничивается кредитами МВФ, без которых страна до выборов просуществует. Потенциальные санкции, которые могут быть введены против украинских чиновников, запрет на въезд в ЕС например, тоже вряд ли способны кого-то серьезно напугать. В настоящее время у ЕС и США нет ресурсов для того, чтобы заниматься Украиной. Доселе эффективно действовавший механизм вовлечения стран Восточной Европы в западный мир через вступление в ЕС барахлит. Механизм был прост: страна — новый член ЕС принимает условия вступления, согласно которым она сокращает свою промышленность и сельское хозяйство, а взамен получает дешевые кредиты и субсидии, позволяющие повысить уровень жизни населения и, соответственно, потребление. Потребляются, естественно, товары, произведенные в Старой Европе, и до недавнего времени это поддерживало рост в экономике последней. Сейчас из-за долгового кризиса в ЕС сей перпетуум-мобиле запустить практически невозможно. По крайней мере, в отношении такой крупной страны, как Украина.

Таким образом, требуя от Киева экономических уступок (эти требования, кстати, уже заложены в проекте соглашения о создании зоны свободной торговли с ЕС), Евросоюз не может обеспечить адекватную компенсацию. А это делает бессмысленными на данном этапе любые переговоры о более тесном сотрудничестве Украины и Брюсселя.

Сценарии для России на Украине

Таким образом, Янукович оказался в забавной ситуации. С одной стороны, его режим не любим практически никем ни внутри страны, ни за ее пределами. С другой стороны, никто пока не может его свергнуть. Нет такой силы ни внутри страны, ни на Западе. Единственной силой, которая может поменять ход событий на Украине, является Россия, если, конечно, захочет и сумеет. При этом потенциал влияния России на Украину действительно значительный — единственный шанс украинской экономики на рывок заключается в ее интеграции с экономикой российской. Снижение цены на газ, открытие российского рынка сбыта и, наконец, доступ к кредитным ресурсам крупнейших российских банков (все они уже давно представлены на Украине) может дать, по подсчетам различных экономистов, от 3 до 5% дополнительного прироста ВВП ежегодно.

Но дело не только в экономике. Миллионы украинцев чувствуют себя единым целым с Россией. По опросам, за вступление Украины в союз с РФ стабильно выступает 35–40% населения. Еще примерно столько же выступает за то, чтобы Украина и Россия были дружественными государствами без виз и таможен. То есть в целом 70–80% украинцев позитивно относятся к России. Причем этот процент не уменьшается.

К тому же процесс глобализации — всеобщая интернетизация и развитие социальных сетей — интегрирует украинцев в глобальный «русский мир» в силу общности языка. И это мощнейший фактор, который поддерживает и укрепляет культурно-ментальное единство всего пространства бывшего Союза, стирая границы, нарисованные после 1991 года. Украинцы и россияне смотрят одни и те же фильмы, слушают одну и ту же музыку, читают одни и те же книги. У нас одни и те же увлечения и предпочтения. По сути, в культурном отношении мы остались одной нацией.

Казалось бы, для России нет никаких проблем, используя эти огромные возможности, вовлечь Украину в евразийские интеграционные проекты. Но не все так просто. Россия не имеет эффективных механизмов, с помощью которых она могла бы эти ресурсы использовать. У России нет «инфраструктуры влияния» внутри Украины. Она не имеет контроля над ведущими украинскими СМИ, прежде всего над телеканалами (все они принадлежат местным олигархам, которые ведут линию, определяемую Януковичем и его администрацией), лояльных структур гражданского общества (такие структуры преимущественно ориентированы на Запад) и влиятельных политических организаций, которые могли бы «подобрать» отвернувшихся от Партии регионов избирателей юго-востока. Без всего этого реализация задач России в отношении Украины кажется весьма проблематичной.

Теоретически Россия может сейчас поступить с Украиной четырьмя способами.

Первый — ничего не делать. В таком случае после парламентских выборов страну, скорее всего, накроет жестокий экономический кризис, и это уничтожит шансы Януковича переизбраться на второй срок. Новым президентом, по всей вероятности, станет представитель прозападной оппозиции, который поведет Украину в ЕС, не считаясь с экономическими потерями.

Второй — помочь режиму Виктора Януковича. В этом случае Москва прекращает давить на Киев по болезненному вопросу вступления в Таможенный союз в обмен на передачу украинской газотранспортной системы в управление консорциуму «Нефтегаза» и «Газпрома». За это Украина получает скидку на газ, кредитные линии российских госбанков и вообще хорошие отношения с Москвой. Это укрепит украинскую экономику и, соответственно, позиции Януковича. Он сможет вернуть себе электорат юго-востока и выиграть парламентские выборы, получив хорошие стартовые позиции для переизбрания на второй срок. Логика этого сценария в том, что более пророссийского политика, чем Янукович, на Украине все равно пока нет. Даже если Украина сразу не вступит в Таможенный союз, то через процесс углубления экономического сотрудничества она окажется крепко привязанной к России, и интеграция между двумя странами станет вопросом времени. Правда, тут есть риск — слишком велика нелюбовь к Януковичу внутри страны. Его могут не переизбрать президентом в 2015 году, и тогда договор о газотранспортном консорциуме будет расторгнут сразу после смены власти.

Третий способ — Россия попытается надавить на Януковича с целью заставить его вступить в Таможенный союз. Есть шанс, что украинский президент не устоит и согласится, однако очень велика вероятность обратного эффекта. И дело не только в психологических особенностях Януковича — жесткого донецкого парня из рабочего поселка, к тому же в молодости отмотавшего два срока на зоне, которому не нравится, когда его «нагибают». В отношении Таможенного союза у украинского руководства есть сильные противопоказания: во-первых, украинская элита не хочет делиться своим суверенитетом ни с Западом, ни с Россией, а во-вторых, в случае бунта Западной Украины и прозападно настроенной киевской общественности не исключен новый Майдан.

Поэтому весьма вероятно, что в случае жесткого давления Москвы Янукович попытается использовать фактор «российской угрозы» для укрепления позиций внутри страны и улучшения отношений с США и ЕС. На второй срок в такой ситуации он уже точно не пройдет, зато сможет договориться с оппозицией и Западом о гарантиях плавного перехода власти (возможно, даже оперативно выпустит на волю Юлию Тимошенко). По большому счету, запускать третий сценарий можно, лишь сразу готовясь к сценарию четвертому: смена режима Януковича на более лояльный России. На данный момент эта задача, если вдруг кто-то ее рассматривает, невыполнима. Как уже отмечалось выше, все остальные политики первого эшелона для России намного хуже Януковича. Кроме того, чтобы выполнить эту задачу, Москве нужно создать внутри Украины инфраструктуру влияния, а на это требуется время.

Немаловажно, конечно, сейчас и то, какие перемены произойдут в России. До последнего времени примерно одинаковое количество украинцев хотело вступить в ЕС и в союз с Россией (при этом среди журналистов, лидеров мнения и среднего класса Киева сторонников вступления в ЕС подавляющее большинство). Россия брала ностальгией и экономическими возможностями. ЕС — уровнем и качеством жизни, демократией, правами и свободами человека. В этом и был корень проблем, с которыми Москва постоянно сталкивалась в отношениях с Украиной: она не могла предложить конкурентоспособную цивилизационную альтернативу «европейскому выбору».

Сейчас есть шанс изменить этот расклад. Погрязший в долговых проблемах Евросоюз кажется все менее достойным партнером. А повышение уровня жизни в России и относительно высокий рост экономики на фоне застоя в ЕС могут сделать ее более привлекательной. Если Россия к тому же продемонстрирует реальные успехи в демократизации политической жизни, в борьбе с коррупцией и на ниве уважения прав человека, то это куда более ощутимо подействует на настроения украинцев, чем любое экономическое давление и хитроумные политтехнологические ходы.

Киев