«Я все время ищу свежее звучание»

Культура
Москва, 28.05.2012
«Эксперт» №21 (804)
В рамках «Американских сезонов в России» выдающийся джазовый пианист Херби Хэнкок выступил в Москве с молодыми джазовыми музыкантами

72-летний Херби Хэнкок продолжает удивлять своей разносторонностью. Воспитанник Майлза Дэйвиса, он по наущению великого трубача еще в конце 1960-х начал вводить в джазовое пространство электронные клавиши. Хэнкок записывал мудреные экспериментальные альбомы с обилием синтезаторов, первым объединил джаз и фанк, лихо осваивал диско, а затем и хип-хоп (это под его знаменитую композицию «Rockit», впервые у нас прозвучавшую в культовом фильме Карена Шахназарова «Курьер», в СССР танцевали брейк-данс). В новом тысячелетии он записал несколько альбомов с участием поп-звезд, где предложил новые прочтения всем известных хитов. Последний в этом ряду (и пока что последний в дискографии Хэнкока) — «The Imagine Project» 2010 года, в записи которого помимо популярных артистов приняли участие музыканты из Индии, Африки, Центральной Америки. Предшествовавший ему «River: The Joni Letters», посвященный творчеству канадской певицы Джони Митчелл, стал первой за сорок с лишним лет (и второй за всю историю) джазовой записью, получившей премию Grammy в номинации «Альбом года». И все же Хэнкоку до сих пор случается выступать и с программами более традиционными в джазовом смысле (среди его безусловных достижений — возрождение в конце 1970-х — начале 1980-х традиций акустического джазового квинтета вместе с товарищами по ансамблю Майлза Дэйвиса). Именно так произошло и в Доме музыки, где Хэнкок появился вместе с ансамблем выпускников Института джаза имени Телониуса Монка и лауреатов проводимых им конкурсов. Здесь звучал профессионально, с блеском исполненный, но вполне предсказуемый джазовый мейнстрим, и только сольный импровизационный номер Хэнкока позволил публике хотя бы ненадолго выйти в несколько иное измерение. В интервью «Эксперту» Херби Хэнкок рассказал о работе с электроникой, влиянии классической музыки и о своих надеждах.

Мистер Хэнкок, правильно ли я понимаю, что джазовый мейнстрим, игра в традиционном акустическом квинтете, этакое возвращение к старому — для вас в последнее время редкость?

— Я в этих категориях не рассуждаю. Я бы сказал так: у меня в гардеробе висит разная одежда, и я выбираю ту, которая мне кажется подходящей к ситуации. Я не думаю о том, является ли то, что я делаю, возвращением к чему-то. Все, чем я располагаю, годится в дело.

Вы как-то говорили, что каждый ваш следующий шаг — это создание чего-то нового, чего вы раньше не делали.

— Да, это касается моих проектов, моих альбомов. Но в выступлениях я себя таким образом не ограничиваю. Если что-то работает, значит, это то, что мне нужно. В каком бы направлении я ни шел, я стараюсь играть так, чтобы звучало свежо. Я все время, во всех случаях ищу вот это свежее звучание. Так что я все-таки ничего не повторяю.

Что было свежего в вашем московском выступлении?

— Я не могу так просто выделить что-то и сказать: «Это свежо, а это — нет». Но я сам старался звучать свежо! (Смеется.)

Что вы думаете о сегодняшних мерах по поддержанию джазового искусства — фондах, образовательных программах? Нужна

Новости партнеров

«Эксперт»
№21 (804) 28 мая 2012
Новые назначения
Содержание:
Правительство доброй надежды

Может быть, впервые в истории новой России кабинет министров составлен из профессионалов-технократов, а не политических назначенцев

Разное
Русский бизнес
Международный бизнес
Наука и технологии
Потребление
Реклама