Имам не сдержал азарта

Дирижеры "арабской весны"
Москва, 30.07.2012
«Эксперт» №30-31 (813)
Агрессивность турецких властей во время «арабской весны» оказалась неэффективной. Это не привело к реализации поставленных целей и поставило под угрозу все плоды 10-летней политики Эрдогана

Фото: Ytunc Akad / Panos Pictures / Agency.Photographer.Ru

Даже самые умные аналитики проигрывают в блек-джек из-за того, что не могут сдержать азарт. Они придумывают стратегию, начинают ее планомерно воплощать и выигрывать. Но затем в какой-то момент после целой серии выигрышей начинают терять осторожность, делают рискованные ходы и даже идут ва-банк, попадая в итоге на перебор. После чего в лучшем случае теряют выигранное, а в худшем остаются вообще без штанов.

Именно такого азартного аналитика сейчас напоминает Турция. Еще полтора года назад все арабисты восторгались продуманной и осторожной политикой премьер-министра Реджепа Эрдогана, который вел Турцию — наследника ненавистной арабам Османской империи — к статусу если уж не общеарабского лидера, то одного из ведущих центров силы на Ближнем Востоке. Сейчас же все признают, что у турецкого имама (как иногда называют исламиста Эрдогана) началось головокружение от успехов. Анкара решила использовать «арабскую весну» для ускорения своей поступи к лидерству. Но в результате может не только потерять все свои достижения в арабском мире за последние десять лет, но и создать себе новые проблемы.

Лицом на Восток

Суть турецкой стратегии до начала «арабской весны» состояла в экономическом и идеологическом поглощении Ближнего Востока. Пользуясь своей экономической мощью и используя причастность к исламскому миру, власти Анкары фактически восстанавливали турецкое влияние на всем азиатском пространстве бывшей Османской империи.

Автором этой стратегии стали премьер-министр Турции Реджеп Эрдоган и министр иностранных дел Ахмет Давутоглу. Придя к власти в 2002 году, они посчитали, что традиционная роль Турции как форпоста Запада на Востоке потеряла свою актуальность с окончанием холодной войны. Более того, активное нежелание ЕС принимать Турцию и существовавший в начале 2000-х годов на Ближнем Востоке вакуум силы просто вынуждали турок сместить внешнеполитические акценты.

Трансформация Турции из проводника интересов Запада в один из ведущих центров силы Востока началась уже на следующий год после воцарения Эрдогана. В 2003 году Анкара отказала предоставить США свои базы для нападения на Ирак, впервые поставив собственные интересы (недопущение создания курдского государства в северном Ираке) выше американских. Вслед за этим она во многом снова вопреки американским интересам взяла курс на стабилизацию и укрепление отношений с арабскими странами. Ахмет Давутоглу назвал эту политику «ноль проблем с соседями».

В первую очередь турки укрепляли позиции в арабском мире за счет экономического сотрудничества — учитывая мощь и экспортный потенциал турецкой экономики, им было что предложить арабам. С 2004-го по 2010 год объем товарооборота между Турцией и арабскими странами возрос почти в три раза — с 13 млрд до 33,5 млрд долларов в 2010 году, а с Египтом — в 10 раз, с 320 до 3,3 млрд долларов. С 2007-го по 2010 год турецкие инвестиции в Египте увеличились в 20 раз, составив около 1,5 млрд долларов. Турецкий бизнес проникал во все страны региона. Так, в Ливии работало около 30 ты

Новости партнеров

Реклама