Еще поживет

Экономика и финансы
Москва, 27.08.2012
«Эксперт» №34 (816)

Предсказания неминуемого скорого краха либо рецепты спасения еврозоны фокусируются главным образом на трех основных проблемах. Во-первых, на внутренних торговых дисбалансах по оси «Север»—«Юг» и утрате «южанами» (странами PIIGS) конкурентоспособности вследствие «голландской болезни», вызванной притоком капитала с «Севера». Во-вторых, на крупных структурных бюджетных дефицитах и чрезмерном госдолге большинства стран. Так, из 12 стран — «старожилов» еврозоны так называемые маастрихтские лимиты, установленные в марте 2011 года и предполагающие постепенное движение к потолку соотношения долга и ВВП в 60%, превышены у всех, кроме Финляндии и Люксембурга. Наконец, третья и наиболее острая проблема — «неправильное», по осторожному выражению главы ЕЦБ Марио Драги, ценообразование на долговых рынках стран еврозоны, «сумасшествие» рынков. Поведение котировок суверенных облигаций стран южной периферии еврозоны, а также Ирландии все меньше укладывается в традиционные модели, когда премия за риск суверенного дефолта равна кредитно-дефолтному спреду (CDS). Проблема эта в большей мере политическая, чем экономическая, и она в принципе должна устраняться или хотя бы смягчаться подключением к ее решению ЕЦБ через межправительственный стабилизационный механизм.

Еврооптимизм или пессимизм в значительной мере зависит от того, какая из этих проблем представляется главной. От этого же зависят и предлагаемые рецепты лечения с акцентами на дальнейший бюджетный аскетизм либо, напротив, на дополнительную денежную экспансию ЕЦБ. Как с первым, так и со вторым все обстоит не так просто. Мандат ЕЦБ, например, существенно сужает его самостоятельность в проведении «нестандартных» операций по поддержке рынков в сравнении, скажем, с ФРС США.

Конкурентоспособность и дисбалансы

Утрата конкурентоспособности в странах периферии — один из главных тезисов в рассуждениях евроскептиков. Проблема хронических торговых дисбалансов внутри еврозоны (а они действительно быстро нарастали в первое десятилетие функционирования валютного союза с 1999-го по 2007 год, см. график 1) очевидно не лечится мерами монетарной политики. Для их выправления потребуются годы «внутренней» девальвации (дефляции цен товаров и снижения реальной заработной платы) в странах «Юга», обрекающей их на депрессию, либо инфляционный бум в Германии и ей подобных (который еще совершено непонятно, как организовать), либо отказ от евро.

В качестве индикаторов изменения конкурентоспособности можно использовать динамику реального обменного курса, либо долю оплаты труда в ВВП (добавленной стоимости, если речь идет о конкурентоспособности на уровне секторов), либо, что эквивалентно по смыслу, сопоставлять удельные трудовые издержки (unit labor costs, ULC). Каким бы странным это ни показалось, с переходом на евро наблюдалось не «разбегание» страновых индикаторов ULC, характеризующих соотношение цены и производительности труда, а скорее конвергенция (см. график 2). Причина в том, что исходные уровни зарплат «северян» (с поправкой на

Новости партнеров

«Эксперт»
№34 (816) 27 августа 2012
Медицина
Содержание:
Продается молодость

Академик Владимир Скулачев придумал мощный антиоксидант, с помощью которого хочет затормозить старение. Недавно в аптеках появилось первое лекарственное средство от Скулачева — глазные капли. Скоро начнут испытывать таблетки от большинства возрастных заболеваний

Международный бизнес
Экономика и финансы
Потребление
Реклама