Ложь, большая ложь и история

Книги
Москва, 17.09.2012
«Эксперт» №37 (819)
Украинский историк пытается развенчать партизанское движение на Украине во время Великой Отечественной войны, доказывая, что оно было одним из проявлений воюющего сталинизма. Получается пародия на науку

Работа над историческим трудом состоит из многих этапов, но начинается она с определения, возможно, какого-то внутреннего, неартикулированного отношения к предмету изучения, естественным образом влияющего на дальнейшее исследование. Александр Гогун явно не говорит о предпосылках своего отношения к теме, но мы можем судить о них по некоторым косвенным данным, которые способен заметить даже не очень внимательный читатель.

Чтение книги всегда начинается с просмотра ее содержания. И когда уже в нем вы видите разделы: «Разбой», «Пьянство», «Разврат», которые должны охарактеризовать состояние дисциплины в партизанских отрядах. Когда автор уже в самом начале книги, характеризуя соотношение сил в начале войны, пишет о сравнительно небольшом (!) и плохо вооруженном (!) Вермахте. Когда уже по ходу чтения узнаешь, что руководители партизанских отрядов и подпольщиков — сплошь представители ожиревшей номенклатуры или НКВД, одно название которого должно, видимо, вызвать у читателя чувство если не брезгливости, то неприятия. И наконец, когда уже в последнем абзаце читаешь, что партизаны — одно из проявлений воюющего сталинизма, то понимаешь, что для автора эта война, что называется, не его. Что у него нет чувства эмоциональной сопричастности с людьми, которые в чрезвычайных условиях и с величайшей самоотверженностью сражались, в конце концов, за свободу, в том числе и будущей самостийной Украины, и победили. (А украинскому историку следовало бы помнить, что  Украина в ее современных границах, столь чаемых поколениями украинских националистов, тоже результат победы в 1945 году.)

Ощущается явная неприязнь автора к героям повествования. Очень точно отражает содержание книги и ее суть отзыв на обложке из журнала «Посев» некоего Александрова. Его мы процитируем несколько подробнее, чем сделали оформители книги: «Если советские историки рассматривали партизанскую войну как своеобразный народный резистанс против нацистских оккупантов… то Гогун убедительно развенчивает [этот] миф… Военно-политическая, диверсионная и террористическая деятельность советских партизан оказывается еще одним наглядным результатом совершенно безжалостной войны, в первую очередь к своим соотечественникам, которую вела сталинская партийная номенклатура в 1941–1945 годах за сохранение своей власти… По сути, сталинские партизанские формирования представляли собой спецподразделения силовых и карательных структур…» Чтобы нас не заподозрили в пристрастности, мы сознательно передали слово для характеристики книги Гогуна именно журналу «Посев», который представляет тех, кто во время войны выступал на стороне Власова и до сих пор защищает его предательство. Показательно, что автор такого издания явно увидел в Гогуне своего единомышленника.

Стоит только заметить, что, как ни относись к сталинской номенклатуре, в той войне она боролась не только за сохранение своей власти (видимо, по мнению и Гогуна, и Александрова, она должна была передать ее нацистам), но и за свободу всей Европы и мира. И это, что наз

У партнеров

    «Эксперт»
    №37 (819) 17 сентября 2012
    Кремль и элита
    Содержание:
    Субъективное ощущение кризиса

    История Геннадия Гудкова, обсуждение запрета на владение недвижимостью и счетами за рубежом для чиновников и депутатов, слухи о требовании Владимира Путина к богатейшим людям страны вернуть все капиталы на родину в течение года — все это меняет прежний порядок в отношениях верховной власти и элиты. Дело за тем, чтобы построить новый порядок

    Потребление
    Реклама