С прицелом на восток

Евгения Обухова
редактор отдела экономика и финансы журнала «Эксперт»
Евгений Огородников
редактор отдела рейтинги журнала «Эксперт»
15 октября 2012, 00:00

Российский бизнесмен Марк Гарбер выкупил у шотландцев компанию Fleming Family & Partners, чтобы свободнее инвестировать на развивающихся рынках

Марк Гарбер

Компания Garber Hannam Partners Group (GHP Group) сообщила о покупке российской УК Fleming Family & Partners, «дочки» глобального Fleming Family & Partners. Таким образом, GHP — новое имя компании под управлением российского бизнесмена Марка Гарбера (он занимает должность старшего партнера и председателя совета директоров GHP Group) и финансиста Иэна Хэннэма, который до прихода в GHP руководил инвестподразделением J. P. Morgan — J. P. Morgan Capital Markets, и занимался в основном сделками по слияниям и поглощениям, работая в числе прочего с такими экзотическими активами, как золотые месторождения Афганистана.

Это первая серьезная сделка на российском рынке управления активами за много лет. Компания оставляет себе всех клиентов (в основном это состоятельные россияне) и планирует предлагать им гораздо более интересные возможности для инвестиций, чем сейчас, — в основном на развивающихся рынках.

Просто выход

История бизнеса Марка Гарбера началась в 1994 году, когда молодой психиатр организовал в Москве совместно с западными партнерами United City Bank (UCB). Уже в 1997-м UCB стал крупнейшим оператором российского рынка акций РТС, обгоняя по оборотам грандов того времени ING и Brunswick. Активы UCB составляли около 20 млн долларов, как вспоминает Марк Гарбер, в банке работало 170 человек. И это был очень активный инвестбанковский бизнес.

Растиражированная версия гласит, что тогда же над UCB нависла угроза недружественного поглощения, и Марк Гарбер, стоявший у управления банком, якобы поэтому решил выкупить контрольный пакет. В 1998 году Гарбер и его партнер Ханс-Йорг Рудлофф продали контрольный пакет в UCB шотландскому инвестбанку Robert Fleming. Марк Гарбер стал председателем совета директоров родившейся российской «дочки» Fleming UCB. «Тогда некому было недружественно поглощать, да и акции UCB не торговались на рынке, а как можно поглотить то, чего не можешь купить? — удивляется Гарбер. — Моим партнером был Ханс-Йорг Рудлофф (ex-CEO банка Credit Suisse, с 1998 года председатель правления Barclays Capital. — Эксперт”), который всегда находится в состоянии сделок, для него продажа банка — это естественное завершение конкретного бизнеса». Тогда Гарберу повезло еще раз: он вышел из активов буквально за несколько дней до дефолта 1998-го.

Акции без нагрузки

После кризиса сделки в инвестиционно-банковском мире не прекратились: в 2000 году Robert Fleming, включая Fleming UCB, был продан банку J. P. Morgan за 7,7 млрд долларов. А Марк Гарбер с Родриком Флемингом основал новую компанию — финансовую группу Fleming Family & Partners. Компания развивалась динамично, и в первую очередь в России. Например, она первая на отечественном рынке в 2003 году запустила ПИФ на недвижимость. Сегодня Fleming Family & Partners специализируется на прямых инвестициях, сделках слияний и поглощений, финансово-консультационных услугах и управлении состояниями. «Непосредственно asset management мы начали только в 2009 году, и с тех пор наши активы под управлением выросли до 2 миллиардов долларов», — говорит Гарбер. Момент для входа на российский рынок управления активами был выбран не случайно: в кризис 2008 года создались благоприятные условия для старта asset management в России. «Основная часть российских управляющих, к сожалению, прошла тот кризис с потерями. Виной тому неудачное стечение обстоятельств и неудачное законодательство», — уточняет Гарбер.

Российская Fleming Family & Partners стоит за многими крупными сделками по слиянию и поглощению — как консультант и организатор. Так, именно она разработала идею и механизм выделения компании «Полюс Золото» из ГМК «Норильский никель». Это была образцовая сделка по реструктуризации бизнеса на российском публичном рынке: капитализация материнского актива, «Норникеля», после выхода «Полюс Золота» не снизилась, а все держатели акций ГМК получили бумаги золоторудной компании. Та сделка — один из редких для России случаев, когда внакладе не остались ни мажоритарные, ни миноритарные акционеры и интересы всех сторон были соблюдены.

И вот новая веха: российский бизнес FF&P, получив новую вывеску — GHP Group, — отходит Марку Гарберу и Иэну Хэннэму. Условия сделки не раскрываются, но обычно бизнес по управлению активами продается где-то за 10% от объема активов под его управлением — то есть Гарбер мог выложить за компанию около 200 млн долларов. «Если предположить, что бизнес Fleming Family & Partners состоит только из счетов доверительного управления и при этом клиенты не покинули компанию в настоящий момент, то сумма сделки составит 0,1–0,15 от стоимости чистых активов под управлением, — говорит генеральный директор “КапиталЪ Управление активами” Андрей Гриценко. — Но подобные сделки часто не имеют жесткой привязки к стоимости чистых активов, а в большей степени привязаны к взаимоотношению УК и клиента». Если компания была куплена за разумные деньги, то, естественно, это удачная покупка, добавляет Гриценко.

Интересно, насколько успешным будет бизнес GHP — российский рынок управления активами уже года четыре пребывает в анабиозе, и расшевелить его не удалось даже фондам, покупающим иностранные активы. Но Гарбер уверен, что найдет, чем заинтересовать клиентов. «Мы смотрим на развивающиеся рынки как на новый локомотив мировой экономики, и мы видим много новых стран, очень интересных для инвестиций, — сказал старший партнер GHP Group “Эксперту”. — У нас есть дружественные компании на этих рынках, и мы будем работать напрямую с ними, потому что обычно управляющие работают через крупные западные банки, создающие свой продукт, но этот продукт содержит много того, что нам не нужно. Ситуация как в советское время, когда продавали товары с нагрузкой. А мы идем напрямую и работаем с теми продуктами, которые интересны нам». Это будут и акции, и прямые инвестиции.