Побежденный страх больших проектов

Сергей Кудияров
специальный корреспондент журнала «Эксперт»
29 октября 2012, 00:00

В Красноярском крае запущена в эксплуатацию Богучанская гидроэлектростанция, первая крупная ГЭС из построенных в постсоветское время. Она станет пятой по величине в России и, по всей видимости, последней в Ангарском гидроэнергетическом каскаде

Фото: Александр Иванюк
Формальный пуск Богучанской ГЭС уже состоялся, хотя строителям еще предстоит много работы

В середине октября на реке Ангара в Красноярском крае начала работу Богучанская гидроэлектростанция. Постсоветский долгострой, растянувшийся почти на три десятка лет, наконец закончен.

Введены в эксплуатацию (пока лишь в опытно-эксплуатационном режиме) первые гидроагрегаты этой станции. Одновременно в Богучанах достраивается и будет запущен в 2013 году крупный алюминиевый завод. Консорциум инвесторов — компании UC Rusal и концерн «Русгидро», которые в 2006 году заключили соглашение о совместной достройке станции и строительстве алюминиевого производства, — объем вложенных в проект средств не раскрывают. Впрочем, некоторые цифры в прессу все же просочились: вместе со строительством алюминиевого завода, но без учета затрат на создание инфраструктуры и подготовку ложа зоны затопления гидростанции инвестиции потянули на 3,6 млрд долларов.

Запуск Богучанской ГЭС, как ни пафосно это прозвучит, — событие эпохальное. И дело тут даже не в объемах инвестиций, хотя и это важно. Просто в экономической истории нашей страны заканчивается период топтания на месте, когда почти двадцать лет индустриальные проекты с многомиллиардными вложениями казались неподъемными и нереализуемыми. Но в этом году произошел прорыв. Первым «выстрелил» Новолипецкий металлургический комбинат со своей новой домной «Россиянка» за 47 млрд рублей; потом группа компаний ИСТ запустила Тихвинский вагоностроительный завод ценой примерно миллиард долларов. Теперь вот Богучанская ГЭС. В следующем году следует ждать запуска крупных инвестиционных проектов нефтехимического концерна «Сибур» в Тобольске. Возможно, будет запущен огромный нефтехимический завод ТАНЕКО в Татарстане. Но богучанская стройка занимает в этом ряду особое место. ГЭС возводилась в малообжитой местности, где нет ни кадров, ни инфраструктуры. По масштабу и сложности задач это строительство сравнимо разве что с ВСТО.

Остановленное в советское время промышленное освоение Восточной Сибири и Дальнего Востока продолжается. В этом вопросе Россия возвращает себе утерянные компетенции.

Замыкая Ангарский каскад

«При строительстве Богучанки нам пришлось преодолевать трудности с доставкой оборудования и материалов на место будущей станции, удаленной от дорог и поставщиков, — говорит Виктор Упоров, генеральный директор ЗАО “Организатор строительства Богучанской ГЭС”, — но так часто бывает, что гидростроители выступают в качестве первопроходцев на территории». Действительно, всякий раз строительство новой ГЭС в Сибири запускало процесс ускоренной индустриализации прилегающих территорий. Строящиеся заводы и фабрики опирались на ресурсы дешевой электроэнергии, воды и сырья. Подчас, как в случае с Усть-Илимском Иркутской области, электростанция давала жизнь большому индустриальному городу практически в чистом поле. По планам советского времени каскад ангарских ГЭС (см. карту) должен был пополниться еще несколькими станциями, из которых крупнейшей должна была стать Богучанская.

Богучанская ГЭС располагается на Ангаре. Свое название она получила от поселка Богучаны, где и планировалось возвести плотину, но потом ее перенесли вверх по течению, на сто с лишним километров, к скальному щиту, который препятствует размытию породы. Ангара — одна из самых полноводных рек нашей страны. К примеру, в створе Богучанской ГЭС пропускная способность воды составляет 16 тыс. кубометров в секунду. С другой стороны, у этой реки огромный перепад высот между истоком у Байкала и устьем при впадении в Енисей. Эта разница составляет 380 метров. Совокупный гидроэнергопотенциал Ангары, таким образом, оценивается примерно в 80 млрд кВт·ч электроэнергии годовой выработки. Само собой, в годы СССР у советских гидрологов не могла не возникнуть мысль использовать такой гигантский энергопотенциал. В 1950 году здесь началось сооружение целого каскада гидроэлектростанций. В разные годы были построены третья и четвертая по размеру Братская и Усть-Илимская ГЭС мощностью 4515 и 3840 МВт, а также небольшая Иркутская ГЭС мощностью 662 МВт. Они позволяли использовать 49 млрд кВт·ч годовой выработки из общего энергопотенциала реки (см. таблицу).

Богучанская ГЭС с изначальной установленной мощностью 4000 МВт должна была появиться в створе Ангары в районе небольшой деревни Кодинская Заимка. Сама деревня должна была превратиться в город Кодинск с населением 250–300 тыс. человек. В 1977 году началось возведение города. А 18 июня 1980 года с площадки будущей ГЭС был извлечен первый кубометр грунта. Эта дата и считается началом строительства станции.

Процесс строительства шел довольно бодро. Уже в апреле 1982 года был уложен первый кубометр бетона, а к 1985 году — уже 1,4 млн тонн бетонной кладки. Высота каменной насыпной части достигла 132 метров (от уровня моря). В октябре 1987 года был перекрыт створ Ангары. Планировалось, что в 1992 году станция будет запущена. Но в 1987-м стройка остановилась — прекратилось финансирование. Ожила она вновь лишь в мае 2006 года, когда ОАО «ГидроОГК» (сейчас «Русгидро») и «Русский алюминий» (теперь UC Rusal) заключили соглашение о совместной реализации проекта создания Богучанского энергометаллургического объединения (БЭМО), включающего в себя достройку ГЭС и алюминиевого завода.

Строительство Богучанской ГЭС пока что, строго говоря, до конца не доведено. Готовы к пуску в промышленную эксплуатацию лишь первые два гидроагрегата, уже возведены ЛЭП, которые должны забирать энергию со станции, почти достроена дамба. Окончательно стройка будет завершена только к 2014 году.

Пока плотина ГЭС еще не представляет собой целостного гребня. Уже сейчас рукотворная громада бетонной части плотины выглядит весьма внушительно со стороны. Но отдельные сегменты в верхних ее уровнях не завершены и при ближайшем рассмотрении представляют собой лес арматуры, нагромождение опалубки и вспомогательных строительных конструкций. Задержки с этими участками, как объясняют строители, возникли из-за того, что в этих сегментах ранее крепились подъемные краны для строительства станции. Будущий автомобильный путь по гребню бетонной части плотины пока представлен лишь выдающимися в сторону от тела плотины могучими консолями, еще не соединенными перекрытиями, по которым должна будет пойти автодорога. Машинный зал, где размещаются гидроагрегаты, которые и должны вырабатывать энергию от потока воды, тоже пока похож на большую строительную площадку. Из запланированных девяти гидроагрегатов запускаются два, и уже через неделю они должны будут работать в штатном режиме, будучи подключены к сети. Еще на одном идут испытания и подготовка к запуску. Четвертый, пятый и шестой гидроагрегаты монтируются. Что касается последнего, девятого, то там еще не завершены строительные работы. Грубо говоря, нет пока даже крыши над головой. Запустить его обещают к 2014 году. Впрочем, современные технологии строительства помогают ускорить этот процесс.

Так, в первые годы строительства станции темпы бетоноукладочных работ в сравнении с современными были низкими. В течение первых двух лет строительства было уложено всего 100 тыс. кубометров бетона. В новейшую историю достройки станции, в 2010–2011 годах, такой же объем работ выполнялся всего за три летних месяца. Это стало возможно благодаря увеличению мощности бетонного завода, применению более мощных бетоновозов и бетононасосов — оборудования, позволяющего подавать раствор на ту или иную высоту без использования крана.

К моменту завершения строительства уровень воды в Богучанском водохранилище должен выйти на отметку 208 метров, и станция сможет работать на полную мощность. Пока что уровень заполнения водохранилища достиг 182 метров.

Что было и что стало

За период с 2007-го по 2012 год в тело Богучанки было уложено 1,2 млн тонн бетонных конструкций, а всего за время строительства — 6,6 млн тонн бетона. При этом нельзя сказать, что новые владельцы получили станцию в высокой степени готовности. Дело в том, что на базе уже возведенных конструкций была построена, по сути, новая станция, с принципиально иной конструкцией, с использованием иных технологий.

Как заявил главный инженер проекта Богучанской ГЭС, директор по производству ОАО «Институт Гидропроект» Александр Волынчиков, «достроить станцию по старому проекту было невозможно. Уже не было оборудования образца 60-х годов, под которое готовился старый проект. Пришлось провести значительные изменения в конструкции объекта». Изменились и некоторые другие элементы проекта. По словам г-на Волынчикова, были проведены работы по поиску и устранению дефектов конструкции, образовавшихся за время остановленного строительства. Кроме того, участники проекта отказались от первоначальных советских планов строительства мощностей на 4000 МВт. Как объяснил Волынчиков, «река уже зарегулирована, все упирается в экономические условия. Можно было бы установить двенадцать гидроагрегатов, но воды хватило бы только для девяти, остальные три пришлось бы консервировать. Для экономии средств их вообще не стали возводить, а устроили дополнительный водоспуск». В итоге проект Богучанской ГЭС вышел на мощность 3000 МВт. По той же причине, скорее всего, так и не будут построены запланированные когда-то другие небольшие станции Ангарского каскада (см. карту). Специалисты считают подобное решение разумным: из возможных 80 млрд кВт·ч оставшегося гидропотенциала Ангары с выходом на полную мощность Богучанской ГЭС будет выбираться примерно 66–67 млрд кВт·ч в год, то есть почти всё. Так что дальнейшего прироста энергомощностей на Ангаре, видимо, уже не будет.

Строительство Богучанки совпало также с тем, что за прошедшее время произошли резкие изменения в требованиях по безопасности строительства и конструкции станции. Так, по старым стандартам пропускной способности плотины хватало на 100%. А по новым требованиям не хватало еще 30%. Поэтому пришлось запроектировать и встроить в проект новое водопропускное сооружение, способное в случае переполнения водохранилища из-за паводков сбрасывать воду. Оба водостока способны пропустить через плотину даже экстремальные паводки, которые, по расчетам специалистов, могут случиться один раз в 10 тыс. лет.

Были осуществлены и другие новации по части безопасности. К примеру, сейчас плотина Богучанской ГЭС состоит из двух основных частей — гравитационно-насыпной (каменно-грунтовой) дамбы и бетонной плотины. Насыпная часть возводится по одному берегу реки и служит для сужения русла, ее совокупная длина по гребню составляет 1761 метр. Продолжает ее бетонная плотина, которая и сдерживает основной натиск воды, ее длина 828 метров. Внутри насыпной плотины находится диафрагма, изготовленная из литого асфальтобетона. Эта разработка отечественных ученых должна обеспечить водонепроницаемость всей насыпной конструкции.

Изменились по сравнению с первоначальным проектом и элементы электрооборудования. Раньше предполагались открытые распределительные устройства, теперь установлены более надежные комплексные распределительные устройства с элегазовой изоляцией (КРУЭ) производства шведской фирмы ABB.

Лес не рубят, щепки не летят

«И вот к реке поставлена железная стена. И вот реке объявлена война, война, война!» Наверное, многие читатели помнят эти строки из известного детского стихотворения Маршака «Война с Днепром». Разумеется, тот индустриальный коммунистический задор в наше время вряд ли уже уместен. Но тему «войны с рекой и ее поймой» теперь разрабатывают с другой стороны.

Активными противниками Богучанской ГЭС и плотины стали некоторые экологические организации, в частности Всемирный фонд дикой природы (WWF). Он продолжает призывать собственников Богучанки утвердить работу ГЭС на отметке водохранилища 185 м, без затопления территории Иркутской области. «В настоящее время уровень рукотворного моря уже достиг более 180 метров, — говорят в WWF. — При наполнении водохранилища до проектной отметки 2013 года, 208 метров, по оценке ученых, под воду в Красноярском крае и Иркутской области уйдет более 10 миллионов кубометров леса на площади свыше 120 тысяч гектар». По мнению специалистов WWF, все это приведет к тому, что уже в первый год наполнения всплывет свыше 1 млн кубометров древесной массы, значительную часть которой (более 80%) составят сухостойные деревья, валеж и порубочные остатки. WWF упрекает инвесторов в том, что первая очередь Богучанской ГЭС была запущена без проведения оценки воздействия проекта на окружающую среду (ОВОС).

Что касается ОВОС, то позиция инвесторов, а также руководства Красноярского края проста: она не нужна. Мол, технический проект Богучанской ГЭС (в составе которого рассмотрены вопросы охраны окружающей среды) был утвержден государственной экспертизой еще в советское время, а нормы современного законодательства, предусматривающего ее проведение, обратной силы не имеют. Что же касается проведения полной лесоочистки, то в «Русгидро» говорят, что решением правительственной комиссии это в свое время было признано нецелесообразным. В итоге энергостроителям было дано поручение сводить лес только вдоль фарватеров, чтобы не срывать сроки пуска станции. Этим, собственно, занимались и продолжают заниматься заключенные местных исправительных учреждений. По слухам, к этому же процессу подключились и местные лесозаготовители. Впрочем, как отмечают эксперты из лесной отрасли, лакомые 10 млн кубометров леса — на самом деле пустые слова. Например, указанная цифра превышает всю расчетную лесосеку Красноярского края. Если бы действительно можно было заполучить такой куш, то лесопромышленники быстро нашли бы способ срезать дешевый доступный лес на корню. Но желающих не нашлось. То ли в будущем ложе водохранилища кустов больше, чем леса, то ли большая протяженность лесосеки не позволяет экономически выгодно ее осваивать.

Что же касается экологической части, то, как отметил г-н Волынчиков в беседе с «Экспертом», «Ангара и так уже сильно загрязнена выбросами Усть-Илимского ЦБК, на этом фоне возможные последствия от затопления просто не будут заметны. Кроме того, если бы не строили эту ГЭС, то для выработки такого же количества энергии потребовалось бы ввести в строй три тепловые электростанции по 1000 мегаватт, сжигать много нефти или угля. А гидроэнергия — самая чистая. Во всех развитых странах стараются по максимуму выбрать свой гидроэнергопотенциал. В России же используется только 22 процента этого потенциала. И экологам следовало бы только поддерживать развитие гидрогенерации».

Металлурги пока не готовы

Соглашение «Русгидро» и «Русала» предполагает, что новая станция выйдет на выработку примерно 17,5 млрд кВт·ч электроэнергии в год при пуске всех девяти агрегатов и заполнении водохранилища до отметки 208 метров над уровнем моря. От станции по трем ЛЭП энергия пойдет на Богучанский алюминиевый завод (до 50% всей генерации), а также в энергосеть, что позволит создать резерв мощностей и улучшить качество тока в районе. В настоящее время с этим в Нижнем Приангарье проблемы — есть перебои с электричеством, нередки отключения. Все это сильно тормозит развитие любой экономической деятельности, не только алюминиевой отрасли.

Впрочем, алюминиевые мощности под потребление энергии Богучанки еще не готовы. Но владелец «Русала» Олег Дерипаска обещает, что, «когда Богучанская ГЭС выйдет на полную мощность, а это произойдет в 2013 году, как раз тогда первый металл даст и Богучанский алюминиевый завод». По его словам, «он обеспечит ежегодный объем потребления электроэнергии в размере 9,8 миллиарда киловатт-часов в год». «ЛЭП-500, которая обеспечит передачу электроэнергии на завод, уже готова, на предприятии сейчас устанавливаются 168 электролизеров первого пускового комплекса, всего завод после полного запуска сможет производить около 600 тысяч тонн алюминия в год», — заявил г-н Дерипаска «Эксперту».

Разница в сроках введения в строй энергетических и алюминиевых мощностей связана с разными условиями строительства, объясняют в «Русале». На ГЭС уже была какая-то строительная инфраструктура, жилой фонд, была проделана значительная часть работ. Алюминиевый завод — чистый greenfield. Он строится практически в чистом поле, в маленьком поселке, где всю инфраструктуру предстоит создать с нуля.

Выбор удаленной от Кодинска площадки был обусловлен двумя причинами. Во-первых, необходима железная дорога для круглосуточных поставок сырья и обратной отгрузки продукции. Пока ее нет. Она строится, осталось еще примерно 15 километров. Можно было бы довести дорогу и до Кодинска, но это намного дальше. Во-вторых, вариант строительства алюминиевого производства в Кодинске чреват экологическими проблемами. Наличие ГЭС всегда предполагает высокую влажность на прилегающих территориях. А алюминиевый завод при используемых сегодня технологиях, даже при наилучшей очистке, все равно дает некоторое количество выбросов. По отдельности ни то ни другое не критично. Но вместе получается токсичная смесь. Подобные примеры размещения алюминиевого производства рядом с ГЭС уже есть в России: и в Братске, и в Красноярске. Оба города не вылезают из топовых позиций по экологическому неблагополучию. Ближайшая к Кодинску площадка — чтобы и не слишком далеко, и не совсем уж в лесу с медведями — оказалась в Богучанах. Там же будут размещены дома и социальная инфраструктура для рабочих.

«“Русгидро” и мы очень надеемся на помощь края в предоставлении налоговой льготы на имущество, что, согласно условиям ВЭБа, позволит наконец открыть банковское финансирование жилого поселка алюминиевого завода, являющегося ключевой частью проекта Богучанского энергометаллургического объединения и всего проекта комплексного развития Нижнего Приангарья, — говорит Павел Ульянов, директор энергетического дивизиона “Русала”. — Из-за отсутствия источников финансирования поселка его строительство отстает уже на год, в итоге нет возможности привлечь квалифицированный персонал для эксплуатации БоАЗ».

Надо отметить, что UC Rusal имеет еще один алюминиевый проект, который находится в большей степени готовности, чем Богучанский. Речь идет о Тайшетском алюминиевом заводе проектной мощностью 750 тыс. тонн. К нему также идет ЛЭП от Богучанки. В случае более быстрого запуска этого предприятия Богучанка сразу же при выходе на проектные мощности получит своего якорного потребителя. А когда будет построен и БоАЗ, говорить о том, что энергию Богучанки некуда девать, не придется. Два алюминиевых завода смогут запросто обеспечить полную загрузку этой монументальной станции.