Музей на продажу

21 января 2013, 00:00
Фото: Sotheby’s
Франсиско Гойя. Портрет Мариано Гойя. Эстимейт — 6–8 млн долларов

С 29 января по 2 февраля в Нью-Йорке пройдет неделя старых мастеров — Sotheby’s и Christie’s проведут серию аукционов, представляющих работы европейских художников XV — начала XIX века, из которых при желании если и не получится составить полноценный музей, то уж точно можно заложить для него неплохую основу. Старые мастера — что-то вроде «голубых фишек» арт-рынка: надежны, стабильны и неизменно востребованны. На прошлых торгах, проходивших в Лондоне в декабре, не обошлось без сенсаций — карандашный рисунок Рафаэля «Голова апостола» был продан Sotheby’s за рекордные для художника 47,9 млн долларов.

Нынешнюю неделю открывает Christie’s моноаукционом, который посвящен главной фигуре немецкого Возрождения Альбрехту Дюреру. Коллекцию из 60 гравюр с разными сюжетами нынешний владелец собирал на протяжении полувека, и в ней есть как небольшие и доступные листы вроде «Карнавального танца с факелами» за 3 тыс. долларов, так и хрестоматийные шедевры: «Адам и Ева», «Меланхолия I», «Рыцарь, смерть и дьявол», «Святой Иероним в келье» — с оценкой в полмиллиона каждый. Но это аперитив, а основные торги — живописные.

Два главных хита Christie’s — «Мадонна с младенцем и святым Иоанном Крестителем» (эстимейт 5–7 млн долларов) и «Мадонна с гранатом» (3–5 млн). Обе принадлежат кисти великого Сандро Боттичелли. Его живопись сосредоточена в музеях и редко появляется на открытых торгах — за последние двадцать лет через аукционы проходило всего с десяток работ. Другое название первой работы — «Мадонна Рокфеллера». Картину, исполненную в 1490-е годы по заказу одного из знатных жителей Флоренции, в 1930-е купил американский магнат Джон Рокфеллер, в семье которого она хранилась следующие полвека. В декабре работу привозили на показ и в Москву в рамках Салона изящных искусств. В ней есть все, что делает стиль Боттичелли не только неповторимым, но и легко узнаваемым: характерный тип женской красоты, возвышенный и отрешенный, изысканные цветовые сочетания и переклички, залитый мягким светом пейзаж, в котором холм напоминает по форме Гроб Господень и служит намеком на грядущее Воскресение Спасителя. «Мадонна с гранатом» лишь недавно была атрибутирована как ранняя работа Боттичелли: еще в первой трети прошлого века ее приписывали учителю художника Филиппо Липпи.

После поэтики Раннего Ренессанса всю мощь Высокого Возрождения представляет исполненное там же, во Флоренции, несколькими десятилетиями позже тондо Фра Бартоломео, одного из последователей Леонардо да Винчи (10–15 млн долларов). Необычная иконография «Мадонны» — младенец тянется к матери, а не благословляет спасаемый мир, — восходит к византийским образцам, но оба написаны с внутренней силой и даже страстью, насколько это возможно в религиозном сюжете.

Сандро Боттичелли. Богоматерь с младенцем Христом и св. Иоанном Крестителем.Эстимейт — 5–7 млн долларов expert_03_071_1.jpg Фото: Christie’s
Сандро Боттичелли. Богоматерь с младенцем Христом и св. Иоанном Крестителем.Эстимейт — 5–7 млн долларов
Фото: Christie’s

Ренессансную линию подхватывает Sotheby’s, выставляющий на торги работу одной из ключевых фигур Северного Возрождения Ганса Мемлинга «Благословляющий Христос» (1–1,5 млн долларов). Последние полтора века работа хранилась в одной американской семье, причем последние владельцы не подозревали о ее значимости и ценности. В этом же каталоге — «Семь дел милосердия» Питера Брейгеля Младшего (2–3 млн долларов). Сюжет, взятый из Евангелия от Матфея, сдобрен большим количеством бытовых деталей из голландской жизни XVI века и пересказан в аллегориях, которые просвещенные современники читали, как открытую книгу, а современному зрителю приходится разгадывать, как замысловатый ребус.

Но главный козырь Sotheby’s в борьбе с конкурентом — портрет юноши, на котором Франсиско Гойя изобразил любимого внука Мариано (6–8 млн долларов). Портрет написан за год до смерти художника, в 1827 году, когда, измученный придворными интригами, он сбежал из Мадрида в Бордо под предлогом поправки здоровья. Его стиль в это время претерпевает существенные изменения — в портрете внука нет и следа официальной сдержанности более ранних работ, Гойя пишет быстро и смело, со свободой, предвещающей живописные открытия конца XIX века, обобщая ненужные детали и сосредоточив все внимание на лице модели, в котором переданы характер и настроение.

Продолжая составлять воображаемый музей из каталогов торгов, стоит включить в него небольшой подготовительный эскиз для гобелена кисти Рубенса из жизни императора Константина (700–900 тыс. долларов). И полотно «Сусанна и старцы» Помпео Батони, главной звезды римской художественной сцены середины XVIII века (6–9 млн), где сюжет из Ветхого Завета служит лишь поводом показать чувственную красоту обнаженного женского тела, которую оттеняют не по годам динамичные фигуры старцев. Заслуживают внимания и небольшой рисунок углем мастера самых сладких образов рококо Франсуа Буше («Голова девочки», Christie’s, 10–15 тыс. долларов), и архитектурные зарисовки римского ведутиста XVIII века Джованни Паоло Панини (Christie’s, от 2 тыс. до 12 тыс. долларов).