Бомба для кандидата

Рубен Гарсия
3 июня 2013, 00:00

В ожидании выборов главы Дагестана в республике наблюдается всплеск насилия. Плохая новость в том, что даже после победы наиболее вероятного кандидата безопаснее в республике не станет

Фото: EPA
В паре минут ходьбы от здания республиканского МВД произошел взрыв. Пострадали 15 человек, среди них пять сотрудников полиции

Дагестан вновь напомнил о себе как о перманентно нестабильном и довольно опасном регионе. В центре Махачкалы, на проспекте Гамзатова, в паре минут ходьбы от здания республиканского МВД, произошел взрыв. Пострадали 15 человек, среди них пять сотрудников полиции. Двое пострадавших вскоре скончались в больнице. За несколько дней до этого, 20 мая, в столице Дагестана уже прогремело два взрыва, унесших жизни восьмерых. Меры безопасности, ожидаемо усиленные после двойного теракта, не помешали смертнице Мадине Алиевой осуществить самоподрыв посреди бела дня в центре города. По предварительным данным экспертизы, самодельное взрывное устройство, собранное из осколочной гранаты Ф-1 и поражающих элементов в виде стальных шариков, имело мощность порядка 500 граммов в тротиловом эквиваленте.

Последний крупный теракт сравнимого масштаба произошел в республиканской столице чуть больше года назад, в начале мая 2012 года. Тогда взорвалась остановленная на посту ДПС для проверки документов «Лада Приора». В скором времени после того, как к месту трагедии прибыли силовики, детонировал мощный заряд взрывчатки, предварительно спрятанный в стоящей рядом «Газели». Тогда, по данным МВД, число погибших составило 13 человек, пострадало же более 100. Четыре месяца спустя в Дагестане произошло еще одно убийство, всколыхнувшее общественность далеко за пределами республики. 28 августа 2012 Аминат Курбанова (Алла Сапрыкина), чей супруг и его брат состояли в незаконных вооруженных формированиях, под видом девушки, желающей принять ислам, пришла в дом известного духовного лидера суфиев шейха Саида Афанди Черкейского и привела в действие взрывное устройство. От полученных ранений на месте скончались помимо самого шейха еще шесть человек. К слову, следственные органы Дагестана до этого заявляли, что Аминат Курбанова имеет непосредственное отношение к двойному взрыву на посту ДПС.

Последний же теракт — уже четвертая за год террористическая атака, где исполнителем выступала жена (а чаще вдова) человека, числящегося боевиком в незаконных вооруженных формированиях. К примеру, Алиева жила в гражданском браке с двумя убитыми ранее боевиками — Курбаном Джапаевым и Али Алиевым.

Не терроризм

Впрочем, инцидент с Алиевой отличается от остальных не столько личностью исполнителя теракта, к сожалению, довольно типичной для Северного Кавказа, сколько реакцией на него правоохранительных органов. Так, следственный комитет по Дагестану возбудил уголовное дело по статьям 317 (посягательство на жизнь сотрудника правоохранительных органов), 105 ч. 2 (покушение на убийство двух или более лиц общественно опасным способом), 222 ч. 1 (незаконный оборот оружия) и 223 ч. 1 (незаконное изготовление взрывчатки) УК РФ. Среди этого длинного списка статей разной степени тяжести отсутствует самая, казалось бы, очевидная ст. 205 Уголовного кодекса — терроризм. Почему представители силовых структур не считают произошедшее терактом, в СК ответа не дают.

Особой версии правоохранительных органов о причинах эскалации активности боевиков пока также не появлялось. В свою очередь, официальные лица республики не склонны связывать эту серию взрывов с какими-то конкретными политическими событиями. Зубайру Зубайруев, руководитель пресс-службы главы Дагестана, на вопрос «Эксперта» о том, считает ли он последние террористические атаки политически мотивированными, ответил отрицательно, сказав, что эти три взрыва не имеют под собой особого мотива и являются печальным следствием общей социально-политической обстановки, сложившейся в неспокойном регионе.

Ряд экспертов полагает, что рост террористической активности вызван нежеланием противников Рамазана Абдулатипова получить его в качестве нового главы Дагестана 048_expert_22.jpg Фото: РИА Новости
Ряд экспертов полагает, что рост террористической активности вызван нежеланием противников Рамазана Абдулатипова получить его в качестве нового главы Дагестана
Фото: РИА Новости

Временно исполняющий обязанности главы республики Рамазан Абдулатипов выразился куда как яснее. «Совершенные в Махачкале теракты являются в том числе порождением беззакония, коррупции внутри самой местной власти, что накапливалось на протяжении длительного времени», — заявил он. И действительно, ряды бандформирований регулярно пополняют молодые люди, чье недовольство замкнутым кругом из коррупции, безработицы и отсутствия жизненных перспектив находит выход в вооруженной борьбе.

В республике широко распространена так называемая флешечная схема рэкета (предложение о выплате бизнесменам подбрасывают на флешках), когда вымогатели под видом боевиков-исламистов предлагают в безальтернативном порядке уплатить «закят» — обязательный в исламе налог на благие дела. Разница же между рэкетирами и исламистами в том, что исламисты предпочитают брать «налог» с «запрещенного» бизнеса вроде продажи алкоголя, тогда как криминалитет выбирает наиболее доходный.

Политическая версия

Как бы то ни было, не вполне верно считать, что три взрыва за пять дней —это просто попытка боевиков напомнить о себе и они не связаны с конкретной политической ситуацией в регионе. Напомним, 18 апреля Абдулатипов подписал закон «О внесении изменений в Конституцию Республики Дагестан», согласно которому прямые выборы в республике отменяются. Вместо всеобщего голосования парламентарии будут выбирать главу региона из трех кандидатур, предложенных президентом РФ.

Выборы же президента Дагестана состоятся осенью, и наиболее вероятным кандидатом на них остается Абдулатипов, не раз с момента своего назначения на должность заявлявший, что «необходимо продолжать работу по обновлению и очищению Дагестана». Вероятно, не всем в республике по нраву ожидаемое в ближайшем будущем «обновление и очищение» и, если на то пошло, сам Абдулатипов — хотя бы потому, что он «не местный». Экс-министр по национальной политике строил свою карьеру не на региональном, а на федеральном уровне и, будучи урожденным аварцем, представителем самой многочисленной дагестанской народности, не имел никаких видимых связей с местными клановыми элитами.

В 2006 году Абдулатипов — на тот момент посол в Таджикистане — был одним из наиболее вероятных кандидатов на президентский пост, однако предпочтение было отдано Муху Алиеву, также имевшему репутацию некоррумпированного чиновника. Но несмотря на столь позитивный политический багаж, как отсутствие порочащих связей, именно отсутствие рычагов влияния на местные сообщества и была минусом назначения Абдулатипова. Далеко не все желали видеть на посту главы региона человека, с которым нельзя договориться по-родственному.

С момента назначения Абдулатипова временно исполняющим обязанности президента произошло четыре теракта, общее число погибших составило 11 человек, среди них двое детей. Ряд экспертов полагает, что рост террористической активности вызван именно нежеланием противников Абдулатипова получить его в качестве нового главы Дагестана. Политолог Константин Казенин считает, что время для взрывов было выбрано не случайно и, вполне вероятно, они связаны с предстоящими выборами. После теракта 25 мая Абдулатипов прервал рабочую поездку в Москву, где, по неофициальной информации, ожидал приема у Владимира Путина. Но вне зависимости от того, связана ли череда терактов с возможным президентством Абдулатипова, одно можно сказать наверняка: проблемы безопасности региона, ему, увы, решить пока не удалось. И вряд ли президентское кресло поможет ему быстро вернуть в Дагестан спокойствие.