Альтернативный атом

Александр Кокшаров
28 октября 2013, 00:00

После долгих обсуждений в Британии вновь решили строить атомные электростанции. Однако стоимость электроэнергии, производимой на них, будет весьма высокой

Фото: AP
В Британии вновь решили строить атомные электростанции

Британское правительство подписало соглашение с французской энергетической компанией EDF и двумя китайскими государственными компаниями о строительстве атомной электростанции. Новая АЭС в Хинкли-Пойнт в двухстах километрах к западу от Лондона станет первой из построенных на британской земле за 20 лет. (Предыдущая атомная электростанция была введена в действие в 1995 году в Сайзвелле, в 140 км к северо-востоку от Лондона.)

Состоящая из двух новых реакторов АЭС обойдется в гигантскую сумму —22,6 млрд долларов и будет сдана в эксплуатацию в 2023 году. Предполагается, что станция проработает 60 лет и будет производить до 7% всей электроэнергии в Британии, что эквивалентно энергопотреблению 5 млн домохозяйств. Британский министр энергетики Эд Дэйви отметил, что от строительства выиграют прежде всего потребители, чьи счета за электроэнергию после введения в строй новой АЭС, по расчетам ведомства, сократятся на 120 долларов ежегодно. «Если бы мы не начали серьезные инвестиции сегодня, то в будущем нам грозили бы отключения электричества», — заявил министр.

Подписание соглашения откладывалось много месяцев, но в октябре правительству пришлось действовать оперативно. Осенью 2013 года четыре из шести крупнейших энергетических компаний страны повысили тарифы на электроэнергию почти на 10%. За повышением последовало заявление лидера оппозиционных лейбористов Эда Милибэнда о том, что в случае победы его партии на выборах 2015 года тарифы на электроэнергию для домохозяйств будут заморожены. Хотя консерваторы и пытались свести обещания лейбористов к дешевому популизму, Милибэнд получил неожиданную поддержку со стороны обычно нейтральной церкви Англии. Архиепископ Кентерберийский Джастин Уэлби отметил, что недавнее повышение тарифов выглядит необоснованным. Уэлби, до посвящения в сан сделавший карьеру в нефтяной компании, утверждал, что крупнейшие энергетические предприятия страны должны руководствоваться не только максимизацией прибыли, но и морально-этическими нормами. «Они имеют так много контроля, потому что они продают товар, который нужен абсолютно всем. У нас нет возможности не покупать электричество. Но такая власть над потребителями соседствует с огромной ответственностью, с идеей служения обществу», — отметил архиепископ.

Соглашение о возведении АЭС в Хинкли-Пойнт важно не только потому, что это первая атомная электростанция в Британии, которая появится после двадцатилетнего перерыва, но и потому, что это первая АЭС в Евросоюзе, о строительстве которой было объявлено после аварии на «Фукусиме» в 2011 году. Впрочем, пока Британия — единственная страна ЕС, планирующая серьезные инвестиции в ядерную энергетику.

Экономика под вопросом

Два новых реактора в Хинкли-Пойнт — часть плана нынешнего британского правительства по снижению доли газа и угля в энергобалансе страны. Сегодня на уголь приходится 25% выработки электроэнергии, на природный газ — 28%, а на ядерную энергетику — 18,6% (в начале 1990-х было 27,2%). В Лондоне надеются, что строительство новых АЭС позволит повысить долю ядерной энергетики в энергобалансе до 30% к середине 2030-х.

Британское минэнерго и EDF на протяжении нескольких лет обсуждали минимальный тариф, по которому французская энергокомпания может продавать вырабатываемую на новой АЭС электроэнергию. В итоге они сошлись на 150 долларах за мегаватт-час энергии, вырабатываемой на Хинкли-Пойнт. Эта «гарантированная цена» будет ежегодно индексироваться в соответствии с инфляцией в период строительства и в течение первых 35 лет работы станции. EDF заложила в технико-экономическое обоснование новой АЭС норму прибыли в 10% годовых. Если планы EDF построить новую электростанцию в Сайзвелле (рядом с ныне действующими энергоблоками 1995 года постройки) будут также реализованы, то гарантированный тариф снизится до 145 долларов за мегаватт-час.

Такой уровень одобренных тарифов вызвал в Британии массу вопросов. Ведь в 2013 году электроэнергия в стране в среднем стоит 78 долларов за мегаватт-час. Но такой уровень цен достигается в основном за счет того, что львиная доля электроэнергии вырабатывается за счет сжигания газа, угля и мазута. По цене энергия с новой АЭС будет сопоставима с той, что дают альтернативные источники.

Как и другие европейские страны, Британия к 2020 году должна повысить долю вырабатываемой из альтернативных источников электроэнергии до 20% от общего производства. Но эта энергия оказывается еще более дорогой. Так, производство одного мегаватт-часа на размещенных на суше ветряках сегодня обходится в 160 долларов. Если же ветровые электростанции размещены на прибрежном шельфе, то тариф составляет уже 250 долларов. Выработка электроэнергии от солнечных панелей обходится в 200 долларов за мегаватт-час, а на приливных и волновых электростанциях (несколько проектов были одобрены в этом году) — в 490 долларов.

Впрочем, британский минфин полагает, что со временем тарифы будут снижаться — для ветровой энергетики (на суше) до 145 долларов за мегаватт-час, а для солнечной — до 170 долларов. Использование метана, вырабатываемого в процессе очистки канализационных стоков, будет давать электроэнергию всего по 135 долларов за мегаватт-час, а метана, добываемого с полей захоронения отходов, — по 105 долларов. На таком фоне новая АЭС выглядит дорогой. При этом министр Эд Дэйви был вынужден признаться, что его обещание о снижении тарифов в будущем «не гарантировано».

По мнению Пола Дорфмана, научного сотрудника Энергетического института в Университетском колледже Лондона, тарифное соглашение с EDF фактически означает, что британские налогоплательщики будут субсидировать ядерную энергетику, несмотря на все заявления кабинета об обратном. «Фактически это субсидия в 1,3–1,6 миллиарда долларов в год со стороны налогоплательщиков и потребителей электроэнергии в Британии, которая будет перечисляться в глубокие карманы китайских и французских компаний, то есть фактически их правительств», — сказал «Эксперту» профессор Дорфман. (Китайские China General Nuclear Corporation и China National Nuclear Corporation, которые получат около 30% в доле новой АЭС каждая, — полностью государственные компании; французская EDF на 85% принадлежит правительству Франции.)

Несостоявшийся ренессанс

Дополнительные сомнения по поводу новой АЭС возникают у британцев и в связи с тем, что атомная энергетика переживает сегодня не лучшие времена. Так, в прошлом году выработка ядерной энергии в целом по миру резко упала — отрасль продолжала реагировать на последствия аварии на «Фукусиме». По данным МАГАТЭ, объем электроэнергии, производимой на АЭС, в 2012 году составил 2,4 тыс. тераватт-часов, что на 7% меньше уровня 2011 года и на 11% ниже показателя 2010-го, то есть до аварии на «Фукусиме». Пик мирового производства атомной энергии пришелся на 2006 год, когда ее было произведено 2,7 тыс. тераватт-часов.

Ядерная энергетика регулярно оказывалась под огнем общественной критики, особенно после аварий в Три-Майл-Айленд в США в 1979-м и на Чернобыльской АЭС в СССР в 1986-м. В 2000-х интерес к ядерной энергетике вновь вернулся (с ней связывали надежды на снижение выбросов парниковых газов), однако ненадолго.

Кратковременный ренессанс ядерной энергетики был остановлен событиями на «Фукусиме» в марте 2011-го, когда землетрясение и последовавшее за ним цунами нанесли серьезный ущерб станции, что привело к значительным многочисленным утечкам радиоактивных веществ. Сразу после этого в Японии были приостановлены все атомные электростанции. Германия — другой крупный производитель энергии на АЭС — решила закрыть оставшиеся в эксплуатации станции раньше срока. Швеция, Италия и Испания объявили мораторий на строительство новых атомных станций на своей территории.

«Очевидно, что авария на “Фукусиме” заставила многие страны пересмотреть свое отношение к ядерной энергетике. В 2000-х строительство АЭС, которые стали более безопасными из-за повышения требований к ним, давало надежду многим странам сократить свою зависимость от угля, газа и нефти. Теперь же, когда Япония вновь показала уязвимость АЭС, не все государства решаются сделать ставку на атом. Поэтому мы прогнозируем, что, несмотря на строительство новых реакторов, доля ядерной энергетики в мировом энергобалансе будет все же снижаться», — рассказала «Эксперту» глава Международного энергетического агентства Мария ван дер Хувен.

Из 48 ядерных реакторов в Японии в течение 2011–2013 годов были приостановлены все до единого, что снизило долю вырабатываемой на АЭС электроэнергии с 30% до нуля. В течение 2012 года на четырех атомных электростанциях в США происходило отключение реакторов, что также снизило долю выработки в этой стране.

Сегодня по всему миру возводится 66 новых ядерных реакторов, но работы ведутся неравномерно: основное строительство приходится на Китай. Всего в мире за прошлый год в эксплуатацию были введены лишь три новые ядерные станции — две в Южной Корее и одна в Китае. Китайская «Нингде-1» стала первым энергоблоком из четырех, которые должны появиться в провинции Фуцзянь на восточном побережье. В дополнение к ним в КНР строится 24 новых реактора — больше, чем где бы то ни было. Китай стремится быстро снизить зависимость своей электроэнергетики от традиционного каменного угля, масштабы использования которого в промышленных центрах страны давно привели к серьезным экологическим проблемам.

Российские планы развития ядерной энергетики вторые по масштабам: у нас сегодня строится 10 реакторов. Еще шесть возводится в Индии (новая АЭС «Кунданкулам» была введена в эксплуатацию 22 октября) — к 2032 году здесь планируют увеличить выработку ядерной энергии в 14 раз. Еще несколько АЭС строится в разных странах мира — от Франции и Финляндии до ЮАР и Бразилии. Заявление о строительстве атомной станции в Хинкли-Пойнт дает надежду на появление новых проектов. Например, японская Hitachi надеется получить контракт на возведение новых АЭС на севере и западе Британии — на тех площадках, где находятся закрытые в последние несколько лет станции. Так как Япония перестала быть рынком для Hitachi, компания ищет новых партнеров — от ОАЭ и Саудовской Аравии (где строительство АЭС позволит увеличить поставки нефти и газа на экспорт) до Британии, где отслужившие свой срок реакторы, по-видимому, будут заменяться на новые.

Лондон