Европа после Европы

Спецвыпуск
Москва, 22.12.2013
«Эксперт» №1-2 (881)

«После империи» — это европейский ответ на ставшую знаменитой книгу патриарха американской геополитики Збигнева Бжезинского «Великая шахматная доска». А поскольку автор этой книги Эмманюэль Тодд — один из наиболее ярких современных обществоведов-публицистов (он демограф, его антропологический взгляд на геополитические процессы нетрадиционен и весьма любопытен), а при этом еще и француз, то ответ получился не просто достойным, но и изящным. Аргументы и формулировки, которые Тодд использует, чтобы обнажить беспочвенность американских претензий на глобальную гегемонию, отточены не хуже шпаги.

«Гарант политической свободы и экономического порядка в течение последних пятидесяти лет, Соединенные Штаты все больше становятся фактором международного беспорядка, поддерживая везде, где могут, неопределенность и конфликты»; «Как управлять экономически зависимой, но политически бесполезной сверхдержавой?» — вот лишь некоторые его сентенции, лаконичные, словно приговор суда истории.

Тодд открыто полемизирует с Бжезинским. Указывает, Америка делает лишь то, что не требует напряжения, там же, где требуется настойчивость и где не обойтись без трудных решений, она пасует.

Сюжет о том, как стоявший в середине 1990-х перед США выбор между полноценным национальным развитием и трансформацией в псевдоимперию был сделан в пользу сохранения американского протектората над Европой и Японией, сменяется сюжетом о той роли, которую сыграл в этом российский экономический крах 90-х. Кстати, к России Тодд относится с большой симпатией — это единственная держава, которая самим фактом своего существования опровергает все претензии США на построение глобальной империи. Наконец, Тодд предостерегает последователей Бжезинского: «Не надо играть в шахматы с русскими, для которых это национальный вид спорта».

И в этой части, стоит признать, прогнозы Тодда оказались справедливы. После затяжного периода геополитического отступления Россия, как уже не раз бывало, заманив противника поглубже, перешла в контрнаступление. Начиная с мюнхенской речи Путина в 2007-м, а затем фактического подтверждения серьезности всего сказанного во время войны с Грузией в 2008-м Россия восстанавливала свои позиции на мировой арене. Многие даже полагают, что восстанавливала чересчур быстро — внутренне Россия по-прежнему недостаточно сильна, страна испытывает очевидный дефицит общественной энергетики (зачастую при чрезмерной истеричности реакций), а промышленность далеко не модернизирована. Тем не менее факт остается фактом — в 2013 году целая серия дипломатических шагов Москвы увенчалась успехом до такой степени, что американские политические комментаторы задаются вопросом: «А что же осталось от нашей победы в холодной войне?» (Мелик Кайлан, Forbes, ноябрь 2013 года.)

Впрочем, целый ряд важных прогнозов не сбылся. Так, Тодд указывает, что США не сумели достичь в отношении России двух основных целей — не смогли добиться ее распада, а затем не смогли поддерживать такое напряжение в российско-американских отношениях

У партнеров

    «Эксперт»
    №1-2 (881) 23 декабря 2013
    Книжные тенденции
    Содержание:
    Эра неофитов

    Идейный кризис у читателей и писателей, а также новые технологии распространения и раскрутки книг принципиально изменили книжный рынок

    Реклама