Живая обертка

Русский бизнес
Москва, 13.01.2014
«Эксперт» №3 (882)
Екатерина Белоусова проводит для меня экскурсию по офису Enter

Фото: Олег Сердечников

Начинаем с кафетерия, где на стенах нарисованы силуэты условно европейских городов: «Эскизы сами ребята делали. Опрос был, что мы хотим видеть в офисе. Заказывали много: будки для телефонных переговоров: офис у нас открытый, а мало ли — конфиденциальный разговор или лекарство надо заказать. А еще пуфики просили... Вот автомат, продающий колготки: тоже одна девочка придумала поставить. И действительно: на встречу надо, а колготки порвались — куда бежать? А вот здесь фотоателье: мы во всех маркетинговых материалах используем имиджи только наших сотрудников и членов их семей. Все мы любим, когда нас по самолюбию гладят, так что для сотрудников это своеобразная мотивация — в каталогах и в рекламе наружной появляться».

Почти бегом поднимаемся по лестнице, увешанной плакатами и портретами: «Здесь плакаты с наших летних поездок. В этом году мы на колесах — 64 человека — проехали от Нью-Йорка до Лос-Анджелеса. А это сотрудники, что получили опционы». Наконец входим в офис — большой зал, заставленный столами. Повсюду указатели: Апельсиновая улица, Абрикосовая, Барбарисовая — 1-я и 2-я. Такая здесь навигация между отделами. По пути открываем дверь с иконкой — женской фигурой. Внутри на стене тоже роспись — один и тот же силуэт современного денди в серой гамме. Посреди зала телефонная будка, заваленная вещами: «Да, она здесь пригодилась как шкаф, но в том конце — действующая». Рядом выгорожена маленькая комнатка: в ней два молодых человека сидят на пуфиках и увлеченно о чем-то беседуют: «Такие у нас переговорные. Только одна, где все официально, — мы называем ее “банковская”». Напоследок заглядываем в помещение для коллективных собраний и летучек. Это амфитеатр из широких, как диваны, скамей, с раскиданными повсюду яркими подушками. На окне стеклянные сосуды с разноцветными кругляшками: в одних — больше, в других — меньше: «Это благодарности начальникам департаментов от сотрудников других департаментов. Для нормальной работы нужно взаимодействие, а часто нагрузка такая, что трудно подключиться к проблемам других. Но здесь наглядно видно, кто готов откликнуться. А вообще, у нас в компании мы культивируем философию “Да”».

— А что это такое?

— Основной принцип этой философии в том, что «да» — это слово, которое приятнее всего слышать и зачастую тяжелее всего говорить. Нас в какой-то момент было очень мало, а цели были очень амбициозные, и надо было делать все быстрее и быстрее, больше и больше, и народ начал отбрыкиваться от задач: «Мне некогда, у меня уже дел полно». И мы придумали игровую механику на тренировку слова «да». Напечатали валюту, назвали ее «уеда» — и каждому сотруднику выдали пачку в сто штук. Предполагалось, что, если кто-то отвечает «нет» на мой запрос, я могу требовать у него «уедашки», а через два месяца мы бы монетизировали их тем, у кого их набралось более ста. Но эта механика сама по себе стала работать в обратную сторону. Видимо, осознав, что отдавая «уеда», ты фиксируешь свой отказ, люди по-другому взглянули на все. И, скажем, если прих

У партнеров

    Реклама