Сила притяжения зла

Культура
Москва, 17.03.2014
«Эксперт» №12 (891)
Концентрация зла в кино зашкаливает. Одновременно происходит странная метаморфоза с нашим восприятием отрицательных героев: мы все чаще им сопереживаем

Фото: Марина Сивакова

Виктор Кисляков — один из ведущих российских специалистов в сфере криминальной психологии. Он принимал участие в расследовании самых громких преступлений последних десятилетий. И это все, что можно о нем сказать. По соображениям безопасности и профессиональной этики он не раскрывает подробности своей биографии. «Эксперт» попросил его сравнить проявления зла в мире реальном и в мире воображаемом.

— В какой степени злодеи, которых мы видим в кино, похожи на тех, с которыми вам приходилось сталкиваться в жизни?

— Как правило, в жизни все намного проще. Пусть даже мы допускаем, что художник концентрированно отражает воспринимаемую им действительность, но настолько тонких, изощренных, хитроумных, высокоинтеллектуальных персонажей, каких мы можем видеть, например, в сериале «Ганнибал», в жизни не встречается. Тем более если речь идет о человеке, который так долго и успешно творит зло. В жизни может быть все намного проще, но и намного страшнее. Например, в течение нескольких лет в Ростовской области погибали сотрудники правоохранительных органов, при этом у них практически ничего не пропадало — они возвращались из отпуска, когда деньги были потрачены. И было понятно, что происходит что-то страшное и это повторяется. Потом выяснилось, что все преступления совершены группой, состоящей из женщин. Они это делали, не бросая вызова обществу, не соперничая с каким-то другим человеком, обладающим столь же высоким интеллектом (как это часто бывает в сериалах), они это делали, реализуя свою миссию, как они ее себе представляли. Это была месть, направленная против людей в форме.

— В кино серийный убийца, как правило, утверждается над обществом — в этом его основной мотив, он претендует на свободу от принятых в человеческом обществе табу. Как это происходит на самом деле?

— Чем более когнитивно сложен человек, тем ему труднее совершить общественно опасный поступок. По моему опыту, большинство людей не рефлексируют перед тем, как совершить самые большие злодеяния, и потом не раскаиваются, а выбирают для себя стратегию самозащиты. Они могут сказать не для протокола: «Ну да, а чего вы хотите? В этой ситуации я поступил так. Почему я должен принимать на себя эту вину? Пусть стараются, пусть доказывают, пусть сомневаются и переживают, что осудят невиновного». Дело в том, что реальные люди, совершающие убийства и какие-то другие серьезные злодеяния, крайне эгоцентричны. Этот эгоцентризм не дает им возможности рефлексировать. Человек думает прежде всего о себе, о своей безопасности и стремится к наиболее экономичному сиюминутному удовлетворению своих потребностей. Если это человек импульсивный, эмоционально неуравновешенный и аффективно возбудимый, то он просто себя не сдерживает. Да, он бросает вызов обществу, но на глубинном уровне, это скорее вызов Богу. Ведь если я позволяю себе выбирать, жить или не жить человеку, то я занимаю позицию Бога. Но сами они этого не осознают. Они понимают смысл, значение и даже последствия того, что они делают, но эти последствия им глуб

У партнеров

    «Эксперт»
    №12 (891) 17 марта 2014
    Кризис
    Содержание:
    Придется затянуть пояса

    Все признаки начала экономического кризиса налицо: сворачивание частных инвестиций, снижение потребительской активности, окукливание банков, бегство капитала и все менее управляемая девальвация. Для контроля над ситуацией, возможно, понадобятся нерыночные меры

    Экономика и финансы
    Потребление
    На улице Правды
    Реклама