Эпоха эволюции

Елена Стафьева
19 мая 2014, 00:00

BaselWorld-2014 не предлагал байерам и покупателям ничего нового, но аккуратно развивал все старые тренды

Фото: Елена Стафьева

В этом году на Мессе-плац, где стоят корпуса BaselWorld, предсказуемо наблюдался некоторый застой. Все главное случилось в прошлом году: лауреаты Притцкеровской премии уроженцы Базеля и мировые архитектурные звезды Жак Херцог и Пьер де Мерон перестроили главные корпуса BaselWorld, накрыв площадь перед ними сетчатой металлической баранкой. Съехались журналисты, дружно восхитились, написали про «футуристического динозавра» и «алюминиевое земноводное», посмотрели, где теперь расположены павильоны главных брендов и кто их построил, — и на этом все успокоились. В этом году в самом главном первом корпусе все осталось по-прежнему, разве что добавился павильон британской ювелирной марки Graff, которая раньше показывала свои новинки в сьюте соседнего отеля Ramada. Graff не стал ничего придумывать и привлекать архитектурных звезд и сделал свой павильон как большой бутик силами тех же людей, что работают над их магазинами по всему миру. Получилось, кстати, вполне красиво, ну и идея бренда выражена вполне внятно: самые бескомпромиссные бриллианты по самым бескомпромиссным ценам.

Примерно то же самое и с трендами: азиатский рынок ожидаемо растет, но, опять-таки ожидаемо, не так быстро, как раньше, SwatchGroup в который раз пригрозила прекратить поставки механизмов принадлежащей ей фабрики ETA (главная фабрика по производству часовых калибров), поэтому все привычно заняты вертикальной интеграцией, то есть отстраиванием собственного полного производства — корпусов, циферблатов и механизмов. Об успехах в этом деле громко рапортовал TAG Heuer: компания инвестировала 40 млн швейцарских франков, теперь имеет все свое и не нуждается в посторонних поставках.

Если же обратиться к сугубо внутренним часовым трендам, то и тут наблюдается благостная стабильность: после некоторых метаний, вызванных рецессией, когда все сначала бросились поднимать архивы и возрождать классические модели (боясь, что клиенты перестанут тратить большие деньги на часы), а потом увлеклись различным украшательством в виде цветных циферблатов и ремесленных техник Métiers d’Art (поняв, что клиенты по-прежнему тратят деньги и хотят чего-то зажигательного), часовые марки успокоились и вновь обратились понемногу и к тому, и к другому, и к третьему.

Красиво и еще красивее

Мы уже писали зимой, после женевского часового SIHH, что увлечение Métiers d’Art, начатое в свое время Van Cleef & Arpels, не слабеет уже который сезон подряд. В Базеле, впрочем, это не так очевидно, как в Женеве, но и здесь много разноцветных циферблатов и камней (это один из главных сегодняшних часовых микротрендов), а также прочих сугубо декоративных ухищрений.

Jacob & Co. Brilliant Arlequino Flying Tourbillon 045_expert_21_1.jpg
Jacob & Co. Brilliant Arlequino Flying Tourbillon

Можно просто усыпать часы драгоценными камнями в стилистике этакого разнузданного гламура, как это сделали, например, Jacob & Co и Graff. Первые показали линию Brilliant Arlequino Flying Tourbillon, где циферблаты с окошком парящего турбийона выложены багетными алмазами в так называемой невидимой оправе. Ее главная звезда — пестрые часы с цветными алмазами  и бриллиантами. Вторые сделали ювелирные часы-браслет из редчайших желтых, розовых, голубых и просто белых бриллиантов — ошеломляющей красоты и такой же ошеломляющей цены 55 млн франков. Для этих марок такой путь абсолютно естествен — на сегодняшнем ювелирном рынке они главные поставщики исключительных камней, на их стендах были выставлены камни (и украшения из них) такой красоты, редкости, чистоты и каратности, что публика толпилась там, как на геммологической выставке.

Dior VIII Grand Bal Fil de Soie 045_expert_21_2.jpg
Dior VIII Grand Bal Fil de Soie

Понятно, что на техники Métiers d’Art обречены прежде всего часовые подразделения домов моды, особенно старых кутюрных домов с большими ремесленными традициями. Например, Chanel за часы Mademoiselle Privé Camélia Brodé в прошлом году получила важнейшую часовую премию Grand Prix d’Horlogerie de Genève именно в категории Métiers d’Art — на их черном шелковом циферблате в мастерской Лессажа была шелком же вышита камелия, один из символов Chanel. В этом году та же самая камелия на том же самом черном циферблате вышита в тех же мастерских Лессажа уже золотыми нитями и крошечными золотыми пайетками. В прошлом году сеты Mademoiselle Privé были посвящены коромандельским лаковым ширмам с рыбаками — в этом с драконами и музыкантами. В каждом по два уникальных циферблата — Coromandel Dial Musiciennes и Coromandel Dial Dragon Céleste, модель с эмалью grand feu и модель с перламутровыми микрорельефами. 

Chanel. Coromandel Dial Dragon Celeste 045_expert_21_3.jpg
Chanel. Coromandel Dial Dragon Celeste

Не менее значимая новость — изменение рекламной концепции часов Chanel: новую рекламную кампанию снял знаменитый Патрик Демаршелье, и впервые рядом с часами появились люди, а стрелки самих часов не застыли на отметке 10:10, а повторяют положение рук, ног и корпуса моделей.

Dior же в свое время придумал для своих часов в технике Métiers d’Art гениальный прием: ротор был вынесен на циферблат и стал не просто элементом механизма, но декоративным элементом. С тех пор вся линия Dior VIII Grand Bal построена на разнообразной игре с этим ротором. Его уже украшали и всевозможными драгоценными камнями, и экзотическими перьями, и разноцветным перламутром, и кружевом из бриллиантов, — а в этом году ротор часов Dior VIII Grand Bal Fil de Soie был отделан сиренево-розовыми и нежно-зелеными шелковыми нитями, натянутыми как струны.

Идея по-прежнему в том, что время не враг, а друг, что оно не давит на человека, а помогает ему 046_expert_21_1.jpg
Идея по-прежнему в том, что время не враг, а друг, что оно не давит на человека, а помогает ему

Цветными циферблатами, разумеется, никого уже не удивишь, но они оказались чрезвычайно популярными, и самые разные марки продолжают их показывать уже не один год. Например, Zenith в этом году сделал новую версию своих знаменитых El Primero Lightweight — фирменные цветные счетчики (светло-серый, графитовый и синий) помещены на серебристо-серый полуоткрытый циферблат.

Но больше всех с цветом циферблата в последнее время экспериментирует Rolex. На прошлом Базеле они показали целую серию женских цветных циферблатов, а также платиновую Daytona с циферблатом оттенка голубого льда. А в этом году покрыли этот циферблат бриллиантовым паве и показали новый Milgauss c циферблатом специального оттенка Z-blue и оранжевыми стрелками — одно из самых классных цветосочетаний на всей выставке. А швейцарская мануфактура Corum, за судьбу которой все переживали, потому что в прошлом году ее купил китайский холдинг China Haidian, показала отличные новинки, среди которых — новая вариация их легендарной модели Admiral’s Cup AC-One 45 Tides. Это часы с функцией приливов и отливов в титановом корпусе с PVD-покрытием изумительного ярко- синего цвета и с таким же ремешком из вулканизированной резины.

Презентация часов Hermes Dressage L’Heure Masquee 046_expert_21_2.jpg
Презентация часов Hermes Dressage L’Heure Masquee

Но одну из самых веселых и ярких новинок в жанре Métiers d’Art показал Hermès — это часы Arceau Millefior с пестрым циферблатом, сделанным по традиционной старинной технике цветного стекла millefiori, то есть «тысяча цветов», на знаменитой французской хрустальной мануфактуре Saint-Louis, которая с 1989 года принадлежит Hermès. Получился неожиданный и очень жизнерадостный циферблат, покрытый множеством мелких цветочков. Эта еще античных времен техника сейчас очень редка, и то, что эту редкость извлекли на свет божий и так остроумно использовали, — очень в стиле Hermès.

Калибры и усложнения

Этот год в Базеле был не очень богат на новые калибры, но кое-что новое все-таки было показано. В частности, у TAG Heuer уже был один собственный калибр, и вот в этом году они представили второй. Это механизм CH80 с 80-часовым запасом хода — его поместили в корпус Carrera. Получившийся новый хронограф назвали Carrera CH 80, и он стал одной из главных премьер Базеля. Его особенность в том, что счетчики стоят на отметках 3, 6 и 9 часов.

Некоторые марки ограничились отдельными деталями механизмов. Например, Jaquet Droz показал свою вечную классику, Grande Seconde, в которой на этот раз стоит кремниевая спираль. Кроме того, знаменитый циферблат в форме восьмерки теперь имеет календарь в ее нижней окружности.

Ulysse Nardin. Imperial Blue 047_expert_21_1.jpg
Ulysse Nardin. Imperial Blue

Одна из старейших часовых мануфактур Ulysse Nardin, которой скоро исполнится 170 лет, позаботилась о вертикальной интеграции и передовых технологиях еще пару лет назад: как раз после смерти ее владельца Рольфа Шнайдера было представлено то, над чем он долго и упорно трудился, — собственные механизмы и кремниевые детали для баланса и спуска, разработанные и производящиеся на самой мануфактуре. Сейчас Ulysse Nardin возглавляет вдова Рольфа, Чаи Шнайдер, и за прошедшие годы компания показала много интересного. В нынешнем году это одно из самых серьезных великих усложнений, минутный репетир Imperial Blue с вестминстерским боем: каждый час отбивается автоматически, а если нажать кнопку репетира или повернуть заводную головку против часовой стрелки, прозвонят часы, четверти и минуты. Отбивающие их молоточки открыты, внизу циферблата — парящий турбийон, а наверху — окошко даты. Плюс красивый сложный рельеф на циферблате благородного синего цвета. Репетиров Imperial Blue будет сделано только 20 штук, и вероятно, все они уже разобраны коллекционерами.

Rolex. Milgauss Z-blue 047_expert_21_2.jpg
Rolex. Milgauss Z-blue

Одна из немногих эффектных премьер была у Girard-Perregaux — в прошлом году они получили главный приз, Grand Prix d’Horlogerie de Genève, «Золотую стрелку», за свои часы Constant Escapement L. M. Но решили не расслабляться и на сей раз показали Tri-Axial Tourbillon, то есть турбийон на трех осях, что дает ему возможность работать при любом положении часов, а также позволяет видеть его со всех сторон; для лучшего обозрения не только в циферблате, но и в корпусе сделано специальное окошко. Ну и вариацию своей классической модели турбийона с тремя золотыми мостами — на этот раз в Neo-Tourbillon sous Trois Ponts они стали черными, и, как говорит нынешний глава марки Стефано Макалузо, его вдохновили работы испанского архитектора Сантьяго Калатравы — мосты в Бильбао, Иерусалиме и Севилье.

Zenith. El Primero Lightweight 047_expert_21_3.jpg
Zenith. El Primero Lightweight

Но самым показательным стало не присутствие, а отсутствие. А именно отсутствие знаменитого Opus, проекта суперсложных авторских часов, который американский ювелирный бренд Harry Winston представлял 13 лет подряд. В прошлом году Harry Winston купила Swatch Group, и 14-го «Опуса» мы так пока и не увидели, хотя нам его обещают.

Однако многие марки верхнего эшелона так и живут от одного мелкого изменения до другого — в этом суть мира haute horlogerie. И новые модели, а тем более новые калибры для них — событие редкое и эпохальное. Такова, например, последняя частная женевская мануфактура и, пожалуй, самая дорогая и самая знаменитая именно в этом качестве швейцарская часовая марка — Patek Philippe, которой в этом году исполняется 175 лет. Итак, главные патековские маленькие изменения-2014. Во-первых, их знаменитый Chronographe à Quantième Annuel будет теперь выпускаться только в стали. Этот хронограф с календарем был одним из бестселлеров марки с 2006 года, когда он, собственно, и появился и выпускался в платине и в золоте, с которыми теперь покончено. Стали у Patek Philippe совсем немного, так что это, безусловно, исторический момент. Во-вторых, на нынешнем BaselWorld показали новый дизайн куда более знаменитых патековских Nautillus, а их дизайн был разработан великим Джеральдом Джентой в 1976 году, и это почти такая же классика, как, например, Эйфелева башня. Нет, ничего радикального Patek Philippe в новой модели Patek Philippe Nautilus Travel Time Chronograph Ref. 5990/1A не сделал — всего лишь добавил пару пушеров сбоку, одним нажатием на которые можно менять часовой пояс, тем самым немного изменив привычные линии корпуса. Но я своими глазами видела во время базельской презентации, как это буквально разрушило картину мира одного знаменитого часового журналиста. «Как! — восклицал он, обращаясь к владельцу и президенту компании Филиппу Стерну. — Вы понимаете, что вы уничтожили классический дизайн!» «Бог мой, как мы могли?!» — улыбаясь, отвечал Стерн.

Jaquet Droz. Grande Seconde 047_expert_21_4.jpg
Jaquet Droz. Grande Seconde

Из интересных новинок еще нужно отметить обновленную линию Rolex Cellini — просто потому, что эти формальные, костюмные часы совершенно не вяжутся в сознании массовой публики со скорее спортивным имиджем Rolex, с его «дайтонами» и «устрицами». Но большинство значимых марок выступали именно в жанре вариаций на тему, работая с тем, что представили раньше, как, например, Breguet, показавший платиновую версию своей громкой прошлогодней премьеры, сложных ультратонких часов Classique Grande Complication Tourbillon extra-thin automatic.

И даже немногие новинки часто продолжали уже разработанный концепт, как Hermès Dressage L’Heure Masquée, главная эрмесовская премьера Базеля. Это все та же игра со временем, начатая в уже легендарных часах 2011 года Arceau Le temps Suspendu («Остановленное время»), которые спроектировал знаменитый часовщик Жан-Марк Видеррешт. Hermès уже выпустил их и в мужском, и в женском вариантах и вот теперь с той же самой идеей взялся за новую модель Dressage, которую часовое подразделение компании сейчас активно развивает. Механизм разрабатывали часовщики мануфактуры Vaucher, добавившие к калибру Н1925 специальный модуль GMT. Идея по-прежнему в том, что время не враг, а друг, что оно не давит на человека, а помогает ему, — но связана она тут как раз с модулем GMT, то есть второго часового пояса. На циферблате часов Hermes Dressage L’Heure Masquée («Спрятанный час») двигается только одна минутная стрелка, а часовая спрятана под ней и появляется, только если нажать на специальную кнопку. И тогда она показывает час того часового пояса, который вы установили в окошке на шести часах. Если пояс изменится, часовая стрелка при нажатии покажет вам новое время или вернется к домашнему времени. Очень остроумно, как всегда у Hermès, однако это уже привычное, хорошо знакомое нам остроумие.

Но именно в этом качестве, пожалуй, и войдет 2014 год в почти уже столетнюю историю главной мировой часовой выставки BaselWorld — как год привычного и знакомого, а не нового и необычного, как год развития старых идей, а не появления новых. И уж точно не как год ошеломляющих премьер и эпохальных запусков. Возможно, ближе к 2017 году, к годовщине русской революции, с которой совпадает и столетие BaselWorld, что-то изменится, и мы увидим радикальный прорыв. Но все же сегодняшний мир дорогих и сложных часов — это мир не революции, а эволюции. Продуманной и очень коммерческой.