Избежать кибервойн

Алексей Грамматчиков
обозреватель журнала «Эксперт»
15 сентября 2014, 00:00

В условиях обострения геополитической ситуации повышается роль международных организаций, призванных разрешать разногласия между странами, в том числе в сфере связи и интернет-технологий. Одним из главных направлений работы Международного союза электросвязи при ООН становятся вопросы интернет-безопасности и предотвращения кибервойн

АЛЕКСЕЙ ГРАММАТЧИКОВ
Генеральный секретарь Международного союза электросвязи Хамадун Туре

Кто управляет мировым интернетом? Сегодня большинством процессов в виртуальной Сети руководят частные компании — например, американская ICANN, контролирующая процедуру выдачи доменных имен. По мере роста роли интернета все чаще раздаются голоса, что мировую Сеть должны контролировать признанные международные организации, скажем институты ООН.
Одним из таких институтов мог бы стать Международный союз электросвязи (МСЭ). Созданный еще в 1865 году как Международный телеграфный союз, сегодня МСЭ — одно из старейших специализированным учреждений ООН в области информационно-коммуникационных технологий. В настоящее время МСЭ насчитывает в своем составе 193 страны и свыше 700 частных организаций и научных учреждений.
Значение МСЭ сейчас особенно повышается в сфере интернет-безопасности, когда в условиях роста политической напряженности вероятно возникновение настоящих кибервойн. О том, какие есть пути, чтобы избежать этой опасности, «Эксперту» рассказывает генеральный секретарь Международного союза электросвязи Хамадун Туре.

— Господин Туре, какие наиболее важные задачи сейчас стоят перед Международным союзом электросвязи?
— Основное внимание руководства МСЭ сегодня привлечено к вопросам широкополосного доступа. Сейчас я могу сказать, что мы выиграли битву за мобильную связь. К концу года к ее услугам будет подключено свыше семи миллиардов человек. Но к широкополосному интернету подключены лишь три миллиарда (см. графики 1 и 2. — «Эксперт»). Вызов для нас состоит в том, чтобы обеспечить доступ в интернет для оставшихся четырех миллиардов человек. Причем просто связь с интернетом — этого уже недостаточно. Нужно обеспечить именно широкополосную связь. Да, мобильная связь — это будущее. Но подлинное будущее за мобильной широкополосной связью.
— Как вы собираетесь развивать доступ к широкополосному интернету?
— Работа будет сконцентрирована на создании новых стандартов в этой области. Сегодня появляются новые стандарты, обеспечивающие более быстрое и качественное подключение по сравнению с обычными медными проводами. И конечно, важно обеспечить ШПД для тех, кто проживает не только в городах, но и в сельской местности — в отдаленных районах, в развивающихся странах, в странах, не имеющих доступа к морю, и в малых островных государствах. Важно также, чтобы битва за ШПД, как мы ее называем, проходила в условиях безопасности. Важно, чтобы люди, которые пользуются этой связью, были уверены, что их связь не только бесперебойна и надежна с технической точки зрения, но и защищена и безопасна.
— Безопасность и регулирование Сети — сейчас одна из самых острых тем, обсуждаемых на межгосударственном уровне. Не секрет, что рычаги управления интернетом сейчас в большей степени сосредоточены в руках США, которые не спешат ими делиться. Какая международная организация могла бы взять на себя функции регулирования международного виртуального пространства?
— Согласен, что вопрос безопасности интернета и связи в целом сейчас стоит особенно остро. Об этом свидетельствуют последние откровения Сноудена и, например, информация о слежке, осуществляемой американской разведкой. Мы должны избежать возможности возникновения кибервойн, которые будут подобны цунами. Лучший способ победить в любой войне — это ее избежать. Работа в этом направлении должна идти абсолютно открыто и прозрачно. При этом наша позиция заключается в том, что регулирование интернета не может быть передано одной отдельной стране или одной организации или учреждению. Здесь ни в коем случае не должно быть единоличного управления.
— Мог бы МСЭ взять на себя полную ответственность за разработку принципов регулирования глобальной безопасности интернета?
— Полностью взять на себя решение этого вопроса МСЭ, на мой взгляд, не может. Если какая-то организация захочет взять на себя такие функции, то столкнется с непосильной задачей. Поэтому важно, чтобы каждый вносил посильный вклад в развитие принципов безопасности связи. Например, наша организация участвует в создании стандартов, и мы можем здесь внести свою лепту. Но есть и другие вопросы, например контент всемирной Сети, вопросы частного доступа, конфиденциальности — этим МСЭ не занимается. Это дело других организаций.
— Но если какой-нибудь веб-сайт несправедливо закрыли или, допустим, он опубликовал преступную информацию, почему МСЭ как орган ООН не может сказать, что нужно закрыть или, наоборот, открыть такой интернет-ресурс?
— Вопросы закрытия или открытия веб-сайтов — это совсем не наш вопрос. В вопросы легальности контента мы не вторгаемся. Мы прежде всего говорим о праве на доступ к информации. И наша первостепенная задача — обеспечить право на такой доступ и разработать соответствующие стандарты. Это как с автомобильными дорогами: есть организация, которая разрабатывает стандарты создания автомобильных дорог: какой высоты должны быть мосты, чтобы под ними проезжали грузовики, какой вес автомобиля должно выдерживать дорожное полотно. Но эта организация не занимается отслеживанием того, что машины перевозят по дорогам.
— В какой форме тогда вам видятся возможные пути решения проблемы интернет-безопасности?
— У меня есть мечта, что однажды мы все подпишем международный договор о кибербезопасности. И подписать такой договор должны не только 192 страны — члены ООН, но и частный сектор — все телекоммуникационные компании. Меня спрашивают: что вы хотите заложить в этот договор? И я отвечаю: пять ключевых вещей. Первый пункт — каждая страна должна взять на себя обязательство, что каждый ее гражданин будет подключен в интернету. Второе — каждый гражданин должен быть защищен во всемирной Сети. И это должна быть именно функция государства, а не самого человека. В нашем мире, когда человек держит под кроватью ружье, это неправильно; правильно — когда государство защищает граждан. Третий пункт — взять на себя обязательство не нападать на другие страны. Четвертый — сотрудничать в международном плане. Пятый пункт — развитие в плане подготовки кадров.
— Что вы можете сказать о перевыборной конференции МСЭ, которая скоро пройдет? Как она может изменить работу организации?
— Да, ежегодная конференция Международного союза электросвязи состоится 20 октября в южнокорейском Пусане. Это будет моя последняя конференция после восьми лет руководства союзом. Я считаю, что сейчас работа в рамках МСЭ очень конструктивна. Во многих международных организациях работа идет в условиях противостояния, борьбы. Мы в нашем союзе навели мосты, примирили позиции, прошедшие восемь лет мы работали как единая команда. Результатом конференции будет стратегический план на следующий четырехлетний период. Этот план уже одобрен советом МСЭ, мы не ожидаем никаких сюрпризов и неожиданностей. Естественно, есть и дискуссионные вопросы, которые будут широко дебатироваться, в том числе упомянутый выше вопрос управления интернетом в предстоящий период.
— Как вы оцениваете вклад России в работу МСЭ?
— Российская Федерация, безусловно, вносит важный вклад в работу нашей организации. Россия возглавляет различные рабочие группы по радиорегламенту и другим вопросам. Например, своим учителем я считаю одного из самых авторитетных сотрудников МСЭ — Валерия Тимофеева (с 2002 по 2010 год возглавлял бюро радиосвязи МСЭ. — «Эксперт»). Мы вместе с ним работали директорами департаментов; по сути, он был моим старшим братом. Мы гордимся вкладом России, и не только в интеллектуальном плане, но и в финансовом. Работа МСЭ основана на добровольных взносах, каждая страна принимает решение, сколько единиц она будет вносить. Президент России Владимир Путин пообещал поднять взнос с 10 до 15 единиц. И я горжусь тем, что он называет меня «земляком», поскольку в свое время я учился в Ленинграде и знаю русский язык.
— Вы не предвидите роста противоречий в работе вашей организации, в том числе между Россией и западными странами, из-за обострения геополитической обстановки?
— МСЭ — старейшая организация в рамках ООН. В следующем году мы будем праздновать 150-летие, наш союз пережил многие войны и конфликты. Отличительная черта работы МСЭ в том, что внутри у нас нет идеологических битв, с которыми, вероятно, сталкиваются другие международные организации. Мы организация, в которой весьма часто одинаковые позиции занимают Иран и США или в принятии резолюции участвуют Израиль и Палестина. Специфика нашей работы в том, что все решения мы принимаем без голосования. Голосование означает, что есть победители и проигравшие, а такое неприемлемо для всемирной организации в сфере телекоммуникаций. Я вам раскрою один секрет. У нас есть зал Александра Попова (кстати, основанный Россией), являющийся одним из самых современных конференц-залов во всей Женеве. Здесь есть все, о чем можно мечтать с технической точки зрения. Но когда вы придете в этот зал, вы в столах увидите дырки. Дело в том, что в свое время, когда этот зал создавался, я туда пришел и увидел приборы на столах. Мне сказали, что это устройства для электронного голосования. Я сказал, что не просил таких устройств. Тогда мне заявили, что это уже было в комплексном пакете установки. Я сказал: нет, вы должны это убрать. Установщики сказали, что уберут, но это будет стоит дополнительных денег. И я заплатил эти деньги, чтобы такое оборудование было изъято. Почему? Электронное голосование вроде бы облегчает жизнь. Когда возникает проблема, то говорят: давайте проголосуем. Но результат нельзя назвать хорошим. У нас, если вы хотите проголосовать, это возможно в случае необходимости, но на это потребуется три часа. А за три часа можно создать небольшую рабочую группу и прийти к компромиссу. В этом и заключается работа союза.

Женева—Москва
Благодарим компанию МТТ за помощь в подготовке материала.