Опасная игра

Геворг Мирзаян
доцент департамента политологии Финансового университета при правительстве РФ
8 июня 2015, 00:00

Живущая по своим законам и еще недавно неприкасаемая чиновничья машина мирового футбола оказалась под ударом. Будет ли разрушен статус-кво? И каковы риски пересмотра важнейших решений ФИФА о странах проведения чемпионатов мира 2018 и 2022 годов?

Одна из крупнейших мировых спортивных организаций — Международная федерация футбола (ФИФА) — оказалась в эпицентре одного из крупнейших коррупционных скандалов в истории современного спорта. Ряд высокопоставленных функционеров организации, включая вице-президента, был арестован публично и в лучших традициях шпионских фильмов (их фактически выдернули из номеров отеля, где они жили в преддверии конгресса ФИФА). Некоторые из них уже дают признательные показания. Журналисты ожидают дальнейшего потока признаний в коррупции, и их ожидания оправдываются: ряд национальных федераций и чиновников начинает сообщать неприглядные детали функционирования ФИФА. В результате президент организации Йозеф (сокращенно Зепп) Блаттер был вынужден подать в отставку. Ориентировочно в ноябре соберется конгресс ФИФА, который изберет нового президента и решит, как дальше развиваться организации.

Аналитики не исключают, что помимо будущего займутся и прошлым. Некоторые эксперты усмотрели в масштабной кампании против ФИФА политический аспект. Сам и. о. президента организации Зепп Блаттер намекал на то, что скандала бы не было, если бы право проведения чемпионатов мира 2018 и 2022 годов не получили Россия и Катар, обошедшие соответственно Великобританию и Соединенные Штаты. Представители проигравших сторон, да и просто недоброжелатели утверждают, что Москва и Доха получили право на проведение чемпионатов исключительно благодаря коррупционным схемам и пора бы эти решения пересмотреть. И если в отношении Москвы пересмотр маловероятен, то Катару есть о чем беспокоиться.

Президент слабых

«Некоторые люди считают, что футбол — это дело жизни и смерти, — говорил легендарный менеджер футбольного клуба “Ливерпуль” Билл Шенкли. — Уверяю вас, что он куда более важен». Шенкли был прав, сегодняшний футбол превратился из спорта в один из самых доходных бизнесов в мире. Совокупная стоимость игроков некоторых клубов равна ежегодному бюджету городов-миллионников, а доходы, которые получают от этой игры различные официальные и неофициальные структуры, вообще невозможно подсчитать.

Конечно, созданная в 1904 году ФИФА формально является «общим достоянием» всех футбольных ассоциаций, в нее входящих. Высшим органом управления организации является конгресс, который обычно собирается раз в год. А в промежутках между заседаниями конгресса текущей деятельностью ФИФА руководит исполнительный комитет, в состав которого входят президент ФИФА, первый вице-президент, шесть вице-президентов и 16 членов. И вот этот самый исполком и обладает значительными полномочиями, начиная с возможности влиять на продажи трансляций и заканчивая выбором места проведения чемпионатов.

Путь Блаттера к высшему посту в ФИФА был непростым. Сначала ему, по слухам, содействовал Хорст Дасслер — наследник основателя Adidas, а затем и владелец этой марки. Говорят, что во многом благодаря Дасслеру Блаттер смог в 1981 году получить пост генсека ФИФА (занимающий эту должность отвечает за имплементацию решений конгресса и исполкома). В 1998 году Блаттеру удалось занять пост президента организации, освободившийся после ухода с него Жоао Анвеланжа. Соперник обвинил его в подкупе голосов, но Блаттер заявил, что речь шла лишь о «помощи в развитии».

Во многом именно эта самая «помощь в развитии» помогала Блаттеру удерживать пост президента ФИФА и контролировать все ее финансовые потоки на протяжении последних 15 лет. Блаттер попросту делал ставку на третий мир. «Я президент тех, кому приходится прилагать усилия, чтобы сыграть в международном концерте. Если хотите, я — президент слабых», — говорил он. Дело в том, что в ФИФА действует правило «одна ассоциация — один голос», в рамках которого позиция Сенегала весит столько же, сколько и позиция Германии. Разница лишь в том, что сенегальских функционеров гораздо легче привлечь на свою сторону. Например, выделяя деньги на развитие футбола, на которое, по некоторым данным, тратится около 70% бюджета ФИФА. В целом с 2011-го по 2014 год организация потратила 800 млн долларов на развитие мирового футбола и собирается потратить еще 900 млн с 2015-го по 2018-й. Другой вариант — прямой подкуп глав представителей ассоциаций стран третьего мира.

Бывший генсек КОНКАКАФ Чак Блейзер рассказал, как Южная Африка получила чемпионат мира — 2010 zzzzzzzzzztitul2.jpg
Бывший генсек КОНКАКАФ Чак Блейзер рассказал, как Южная Африка получила чемпионат мира — 2010

В результате Блаттер казался неприкасаемым, а выстроенная им система работала как часы. Сейчас следователи и журналисты утверждают, что в ФИФА торговали правом на трансляции, а также голосами, нужными для избрания стран — хозяев чемпионатов мира. Президент не боялся никаких коррупционных расследований и поэтому ни в чем себе не отказывал. «Господин Блаттер вообще не знает, что такое регулярные авиарейсы, — деньги, предназначенные для развития футбола, выбрасываются на частные авиаперелеты всякий раз, когда Футбольный Император решит попутешествовать», — пишет британский журналист Эндрю Дженнингс, автор книги о коррупции в ФИФА.

Есть вопросы и ко многим бизнес-партнерам Блаттера из исполкома, а также к руководству региональных ассоциаций. «Генсек КОНКАКАФ (Конфедерация футбола Северной и Центральной Америки, а также стран Карибского бассейна. — “Эксперт”) Чак Блейзер жил в своих роскошных апартаментах в башне Трампа в Чикаго, которые ему оплачивала ФИФА. Применить к нему слово “толстый” уже нельзя — он стал суперсупертолстым, поскольку каждый день ужинал в самых лучших ресторанах мира за счет ФИФА», — утверждает Дженнингс.

Всех сдал

Собственно, с Блейзера и начали раскручивать всю цепочку американцы, решившие всерьез перетряхнуть ФИФА. В 2011 году Блейзера поймали на воровстве денег из бюджета КОНКАКАФ и сделали предложение, от которого тот не смог отказаться (штаб-квартира КОНКАКАФ находится в Майами, деньги проходили через американские банки, а потому США имели право начать расследование).

Прежде всего Блейзер рассказал о фактах коммерческого подкупа, в частности о том, что «начиная с 1993 года и вплоть до начала 2000-х мы получали взятки за приобретение прав на телетрансляции». Отдельным пунктом он поведал об особенностях выбора стран — хозяек чемпионатов. «Во время моего пребывания в ФИФА и КОНКАКАФ я и другие члены согласились по крайней мере на два правонарушения. Сначала нам предлагали взятки за голоса за заявку на проведение чемпионата мира во Франции (по некоторым данным, деньги предлагали марокканцы. — “Эксперт”). Затем мы согласились на получение взяток при голосовании за заявку ЮАР при выборе страны — хозяйки чемпионата мира 2010 года», — заявил чиновник (на сегодняшний день уже бывший — Блейзер покинул пост генсека КОНКАКАФ в 2013 году). Эти заявления были тщательно расследованы, и выяснилось, что 10 млн долларов действительно были переведены со счета ФИФА вице-президенту организации Джеку Уорнеру, который затем, по версии следствия, использовал их для дачи взяток (у самой южноафриканской федерации таких средств не было, поэтому она использовала деньги ФИФА, которые все равно пошли бы на организацию чемпионата). Забегая вперед: ФИФА скажет, что 10 млн долларов были «альтруистическим жестом ЮАР по поддержке африканской диаспоры в странах Карибского бассейна». Однако, считают следователи, эти деньги ушли трем членам исполкома, в результате чего Южная Африка победила, набрав 14 голосов против десяти у Марокко. Но самое интересное то, что разрешение на перевод денег, полагают представители следствия, мог дать лишь ближайший соратник Блаттера, генсек ФИФА Жером Вальке.

Южноафриканское дело, по всей видимости, не единственное достижение следствия. Блейзер не просто рассказал о грехах ФИФА — он стал «кротом» и вел запись всех своих переговоров с коллегами. Итогом многолетнего расследования стало задержание аккурат перед выборами главы ФИФА в Цюрихе ряда высокопоставленных чиновников организации, в том числе вице-президентов (теперь уже бывших) Джеффри Уэбба и Эухенио Фигередо. По всей видимости, доказательства были столь серьезны, что некоторые задержанные сразу же признались в содеянном.

В итоге на конгрессе ФИФА стали раздаваться призывы начать реформу и очищение организации с ее руководства. «Я не верю, что Блаттер изменится. К 79 годам уже вырабатывается стиль», — заявил глава Немецкого футбольного союза Вольфганг Нирсбах. В какой-то момент казалось, что Блаттеру удалось отбиться. Вопреки призывам уйти в отставку президент вновь задействовал своих соратников в Африке и Латинской Америке, благодаря чему в пятый раз выиграл выборы в ФИФА, получив почти две трети голосов делегатов конгресса.

А дальше произошло нечто загадочное. Уже через несколько дней после триумфа Блаттер заявил о своей отставке. «Несмотря на итоги выборов, сложилось ощущение, что многие не поддерживают мой мандат и мою победу. Поэтому я соберу внеочередной конгресс ФИФА для того, чтобы выбрать мне замену. Сам баллотироваться не буду, сфокусируюсь на реформах, которые необходимы», — пояснил Блаттер.

Деньгам не нужны скандалы

У журналистов и аналитиков есть три версии того, почему Футбольный Император вынужден был сойти с только что завоеванного трона. Причем не исключено, что все они сыграли роль одновременно.

Первая состоит в том, что на Блаттера надавили американцы. «В понедельник у нас был совместный ланч. Йозеф был расслаблен, все было в порядке. Также у нас была очень хорошая встреча во вторник рано утром, — рассказывает советник главы ФИФА Вальтер Гагг. — Но потом из США поступила различная информация...» Речь, по всей видимости, идет о получении каких-то «железобетонных» доказательств причастности Жерома Вальке к южноафриканскому делу. Кроме того, вероятно, в деле начали появляться и другие свидетели помимо Блейзера. В частности, Джек Уорнер обещал покаяться и сдать всех своих подельников, в том числе и президента.

Второй версией является ультиматум, выдвинутый самой сильной региональной футбольной ассоциацией — УЕФА. Европейцев достала ситуация, когда они зарабатывают больше всех денег, а с ними при этом не считаются. «Большинство стран Европы проголосовало против Блаттера, как и вся Латинская Америка. А эти два региона по сути и есть чемпионат мира», — возмущался глава Футбольной ассоциации Англии Грег Дайк. По версии некоторых экспертов, глава УЕФА Мишель Платини поставил Блаттеру ультиматум. «Думаю, Платини пообещал, что Европа проигнорирует все соревнования под эгидой Международной федерации футбола, — считает известный футбольный агент Шандор Варга. — В финансовом плане УЕФА более сильная организация, чем ФИФА. Ее отказ сотрудничать — единственное, что могло подвигнуть на такой шаг действующего президента». Речь могла идти, например, о создании параллельного чемпионата мира или даже глобальной федерации (как это произошло в боксе). Правда, против этой версии то, что внутри УЕФА все-таки не было абсолютного единства — Франция, Испания, Россия, а также более десятка других стран УЕФА голосовали за Блаттера.

Наконец, третья версия, которая представляется наиболее интересной: отставка Блаттера, как и его преступления, была связана с большими деньгами. Против его нахождения у власти выступили основные спонсоры организации, которые выделяют ФИФА средства не для того, чтобы их ассоциировали с коррупционными скандалами. Обеспокоенность по поводу репутации ФИФА и ее руководства выразили Adidas, Coca-Cola, Hyundai, McDonalds и Anheuser-Busch, а руководство компании Visa вообще пригрозило конкретными действиями. «Мы разочарованы и обеспокоены событиями, которые произошли в ФИФА. Как спонсор организации, мы ожидаем, что ФИФА примет незамедлительные меры для решения вопросов внутри организации. Очень важно, что ФИФА меняется сейчас, и это развитие должно стать приоритетной задачей. Если же ФИФА не изменится, то мы проинформируем организацию о пересмотре спонсорского соглашения»,— заявили представители Visa.

Ситуацию усугубляет тот факт, что в 2014-м — начале 2015 года ряд главных спонсоров (Emirates, Sony, Continental, Castrol, Johnson & Johnson) уже дал понять, что они не будут подписывать новых контрактов с ФИФА. Они не объясняли причины своего решения, однако эксперты считают, что дело тут именно в подмоченной репутации организации. Уход Блаттера помогает обнулить репутацию ФИФА, поэтому руководство Coca-Cola уже назвала его «позитивным шагом во благо спорта, футбола и болельщиков».

Чемпионат в России будет...

В России скандалу вокруг ФИФА было уделено особое внимание. Не потому, что там так жалели Блаттера, а из-за опасений, что под коррупционное расследование попадет и история с предоставлением России права проводить чемпионат мира-2018. И что заинтересованные в международном давлении на Москву стороны сфабрикуют доказательства, используя «презумпцию виновности» российского руководства.

На этот раз Зепп Блаттер не устоял zzzzzzzzzztitul3.jpg
На этот раз Зепп Блаттер не устоял

Разговоры об отмене уже идут. «Отставка Блаттера может стать началом давно назревшего расследования», — считает министр юстиции ФРГ Хайко Маас. «Отставка Блаттера вследствие громких коррупционных скандалов в ФИФА дает надежду на отмену некоторых коррупционно мотивированных решений этой организации», — говорит украинский президент Петр Порошенко. А американское ФБР, по данным западных журналистов, проводит полномасштабное расследование обстоятельств выбора двух ближайших чемпионатов мира (в России в 2018 году и в Катаре в 2022-м). Однако беспокоиться России пока не стоит.

Да, теоретически перенос чемпионата из одной страны в другую возможен. Есть три способа это сделать, но их крайне сложно реализовать. Особенно если речь идет о чемпионате мира-2018. Во-первых, можно задействовать статью 85 устава ФИФА «Непредвиденные обстоятельства и форс-мажор», согласно которой исполнительный комитет примет решение о переносе чемпионата простым большинством голосов. Однако на пути этого варианта стоит время. Для того чтобы признать ситуацию форс-мажором, нужно провести расследование, доказать факт коммерческого подкупа, затем собирать исполком и голосовать. Теоретически это можно осуществить на чрезвычайном выборном конгрессе, который соберется в промежутке между декабрем 2015 года и мартом 2016-го для избрания нового главы ФИФА. Однако проблема в том, что на все про все у сторонников отмены чемпионата мира в России есть лишь полтора месяца: 25 июля в Санкт-Петербурге пройдет жеребьевка, в которой, напомним, Россия как хозяйка не участвует. И если переносить место проведения чемпионата после этой даты, то придется проводить новую жеребьевку, внося Россию в основную сетку, что будет означать серьезные финансовые и организационные сложности.

Во-вторых, опять же согласно уставу ФИФА, любая национальная футбольная ассоциация может просто внести для голосования любое предложение, в том числе и относительно отмены первенства. Поскольку прежде такие вопросы никогда не ставились на голосование, непонятно, каким образом его проводить. Возможно, речь пойдет о простом большинстве. Однако на пути этого варианта стоит страх. Все прекрасно понимают, почему Россию пытаются лишить чемпионата мира и не захотят создавать прецедент его отмены по политическим причинам. И поскольку в ФИФА действует положение «одна страна — один голос», сторонникам наказания России будет очень непросто набрать большинство голосов для переноса места проведения первенства.

Наконец, есть еще один вариант отмены: исключение страны — хозяйки первенства из рядов ФИФА либо приостановка ее членства. Однако этот вариант серьезно никто не обсуждает — для принятия такого решения нужно три четверти голосов всех ассоциаций, которые противники Москвы не наберут без веских доказательств серьезнейшего нарушения Россией устава ФИФА. По сути, лишь сами российские власти могут дать такой повод, серьезно вмешавшись в дела Российского футбольного союза.

Да, теоретически возможен бойкот не со стороны ФИФА, а со стороны отдельных федераций (вспоминается Олимпиада-80). Однако пока об этом речь не идет — российско-западные отношения не настолько запущенны, чтобы доводить до такого рода акций. Даже англичане вроде как успокоились. «Мы уже не раз заявляли, что выступаем лично против Блаттера во главе ФИФА, — заявил глава Футбольной ассоциации Англии Грег Дайк. — Сейчас, после его отставки, возможность бойкота больше не рассматривается». Руководство УЕФА придерживается такой же позиции. «Сейчас у Платини есть позиция, что необходимо прекратить все вопросы относительно бойкота чемпионата мира», — заявил российский министр спорта Виталий Мутко. Вопросы, скорее всего, не прекратятся, и Москву продолжат держать под дамокловым мечом отмены чемпионата, однако если не произойдет ничего неожиданного на Украине, то разговоры так и останутся разговорами.

... а в Катаре — не факт

В случае же со следующим чемпионатом мира — в Катаре в 2022 году — все не так однозначно. Шансов на его проведения куда меньше. Как минимум потому, что тут абсолютно понятна коррупционная составляющая, да и времени для принятия решения об отмене достаточно.

Министр иностранных дел Катара Халед аль-Атыйя заявил, что его страна не намерена отказываться от проведения чемпионата мира, и обозвал своих противников «расистами». Но объективно футбольного чемпионата мира в Катаре вообще не должно было быть. Во-первых, из-за температуры: летом она в Катаре составляет в среднем 40 градусов, а иногда поднимается до 50, да еще и при высокой влажности. Там даже сидеть на трибунах для европейцев сложно, не то что по полю бегать. Между тем спортсмены — мультимиллионеры и их здоровье застраховано. Вряд ли страховые компании и клубы согласятся отправлять подопечных играть в таких условиях, поэтому в ФИФА недавно приняли решение перенести чемпионат мира-2022 с лета на ноябрь-декабрь. Однако это создает новые проблемы: придется перекраивать национальные чемпионаты и что-то делать с еврокубками, а значит, лишать УЕФА доходов.

Во-вторых, предоставление Катару права провести чемпионат мира вступает в противоречие с политикой ФИФА по развитию футбола. Какое развитие футболу даст постройка десятка суперсовременных стадионов в стране, половину населения которой можно будет разместить на этих стадионах?

Наконец, третье: катарский чемпионат просто финансово невыгоден. Нужно понимать, что чемпионат мира является самым прибыльным мероприятием ФИФА. Так, ее доходы от бразильского чемпионата 2014 года составили 4,8 млрд долларов, расходы — 2,24 млрд. Ясно, что чемпионат в Катаре таких доходов не принесет. Как минимум потому, что в эту ваххабитскую страну со строгими законами и серьезными ограничениями на досуг и алкоголь туристы не поедут.

Перевесить эти аргументы могли только настойчивые просьбы, подкрепленные большими деньгами. Катару очень нужен был этот чемпионат. На конец 2010 года маленький эмират был одним из самых могущественных «серых кардиналов» ближневосточной политики и грезил чуть ли не о глобальной роли. И статус первой арабской страны — хозяйки чемпионата мира по футболу был бы хорошим подспорьем для катарских амбиций. Однако сейчас ситуация радикально изменилась: Катар утратил значительную часть своего влияния и был поставлен на место Саудовской Аравией. Лишить его права на чемпионат значит окончательно унизить эмират и указать ему его место как саудовско-американского сателлита. В отличие от России, защищаться Катар не может — ресурсов и влияния не хватит.

Даже если ФИФА не сумеет отменить катарский чемпионат через антикоррупционное расследование и инициирование статьи устава о форс-мажоре, есть еще один способ. Если в ближайшие пару лет не удастся разобраться с «Исламским государством» (организация запрещена в России), то проводить чемпионат мира в столь небезопасной ситуации физически невозможно.